Сотрудник «Лукойла» Екатерина Фомина сравнивает жизнь в Нур-Cултане и Ташкенте, разрушает стереотипы об Узбекистане и говорит о самых заметных изменениях в столице за последние шесть лет.


— Расскажите о своей «карьере» экспатов.

— Работая в российском активе компании «Лукойл», мы с супругом переводились из города в город исключительно внутри страны. Сначала был Саратов, потом Усинск, Ухта, Когалым. В 2010 году, с переходом в международный актив, попали в Казахстан, Актау, и уже через два года перевелись в Нур-Султан. В Ташкент мы переехали в 2013 году.


Задача экспата — привыкнуть к менталитету, а это всегда сложно. У каждого народа свой ритм жизни, распорядок дня, другая динамика, обычаи. Многое может показаться для приезжих странным. Допустим, в Казахстане рынок открывался только в одиннадцать часов утра, и это было неудобно, в Узбекистане все намного доступнее и проще.


Самая главная трудность лично для меня — это определить детей в детский сад и школу. Остальное — дело привычки. С каждым переездом переживать сложности становится все легче, но проблемы с обустройством возникают всегда. Несмотря на то, что мы люди коммуникабельные и всегда стараемся наладить контакт с местным населением, не сразу познаем все особенности менталитета. Мы из тех, кого называют «понаехали», а стереотипы об экспатах не разрушить.



— Вот вам сообщили, что следующая локация — Ташкент. Ваши действия?

— Как только нас уведомили о том, что намечается перевод в Ташкент, я стала гуглить, что за город. По фотографиям было понятно, что он красивее, чем бывшая Астана. Для нас Казахстан остался невкусной конфетой в красивой обертке. Это современная страна с высотками, похожими на небоскребы в Дубае, а за пределами бизнес-городов — обычные советские пятиэтажки, инженерные постройки.


Я слышала, что многие иностранцы считают страны Центральной Азии отсталыми, лишенными всяких признаков цивилизации: многоэтажных домов, автомобилей, развитых технологий и так далее. Вопреки подобным стереотипам в моих глазах Узбекистан всегда был современным государством. Было с чем сравнить: мы жили в таких городах России, как Усинск и Когалым, где численность населения едва превышала 50 000 человек. Возможно, гость, приехавший в Ташкент из Нью-Йорка или Лондона, скажет, что это не город, а большая деревня, но для нашей семьи Ташкент комфортен. И если еще шесть лет назад все торговые точки столицы больше напоминали крытые рынки, а не гипермаркеты, то на сегодняшний день большинство кафе, парков и других мест для отдыха не отличить от европейских.


— Что вам не понравилось или осталось непонятным в Узбекистане?

— Ровно два момента. Первое — это сфера обслуживания в горах. Мне кажется, что страна, которая обладает такими богатыми и выгодными климатическими ресурсами, как снег в горах летом, должна строить побольше горнолыжных курортов, туристических баз. Для меня не понятно, почему узбекистанцы должны тратить большие деньги на отдых в горах Швейцарии, США и Австрии, когда все условия под боком и эти же самые деньги можно оставить здесь, в Узбекистане.


Второе — это бардак на дорогах. Многие не соблюдают правила, и это было непривычно для нас, потому что в России очень строгая система штрафов. Например, можно наблюдать, как образуется пробка, пока автобус «усаживает» своих пассажиров.



— Случались ли недопонимания с местным населением?

— Узбекский народ очень добрый и отзывчивый. Мне ни разу никто не нагрубил ни в магазине, ни в кафе. Ну, конечно, водители на дорогах — исключение, но это вполне объяснимо. Местные всегда помогут найти правильный путь, если заблудился. В других городах, где мы жили, было не так.


Что касается узбекской гостеприимности — этого не отнять. Мы с соседями в очень хороших отношениях. В махалле нас приглашают на семейные ужины и угощают праздничными блюдами. А мы угощаем сладостями из Москвы. Дети из соседнего дома знают, что, если мы приехали из России, то обязательно привезли им вкусности. Странным сначала показалось то, что вокруг все с нами здоровались. Также в Ташкенте мы впервые услышали, как дети обращаются к родителям исключительно на «вы». И моя дочь, наблюдая за этим, тоже начала называть всех наших родственников на «вы»: бабушку, дядю, тетю.


— Какое самое теплое воспоминание о Ташкенте увезете в Россию?

— Перед воротами у нас есть небольшой дворик. Хозяин дома перед сдачей жилища предупредил нас о том, что под одним из деревьев есть несколько норок, в которых живут ежики. Сначала мы пытались найти их, начать подкармливать, но сколько бы мы ни искали, обнаружить так и не смогли, и уже было думали, что ежи погибли или ушли.


Наступила зима, мы с детьми возвращались домой с прогулки и на подходе к дому услышали слабый писк, похожий на мяуканье котенка. Дети стали искать животное, и в снегу, под тем самым деревом нашли маленького ежика. Я быстро отнесла в гараж, дома держать его было нельзя из-за кошек. Начала отогревать, напоила молоком, привела в чувство. Дети стали просить оставить ежика жить у нас. Отказать мы с мужем не смогли. Так у нас появился новый необычный питомец. Наверное, это самая приятная история, связанная с Ташкентом.


— Возникали ли проблемы с языком?

— В Ташкенте достаточно хорошо знают русский язык. Это меня очень обрадовало. Проблем с языком вообще не было. Даже если имела дело с людьми из провинции, плохо владеющими русским языком, то мы обоюдно находили выход из положения, например, просили напечатать цену на калькуляторе. Но это все мелочи.


— Изменился ли рацион питания?

— Еда — это образ жизни, то, к чему привыкаешь с пеленок. В России не едят такую жирную пищу, как в Узбекистане, и мы привыкли к более легкому питанию. Поэтому не стали менять свой рацион. Но мы можем иногда купить или приготовить национальные блюда: плов, самсу, лагман, но без фанатизма.


— Какое любимое место в Ташкенте?

— Я занимаюсь фотографией, и для меня Ботанический сад — идеальное место. Здесь тихо, никто не отвлекает, и можно спокойно любоваться ташкентской природой, фотографировать каждую веточку. Меня радует, что государство всерьез занялось наведением порядка в Ботаническом саду, и если шесть лет назад место было очень грязным и почти заброшенным, то сейчас все достаточно ухоженно, и проводить досуг с семьей — одно удовольствие.



— По чему вы будете скучать?

— Здесь другой воздух. Мы будем скучать по теплой погоде, по зелени вокруг. Еще будем скучать по натуральным продуктам. В Европе за экологически чистые продукты будешь платить втридорога, и их парафиновые овощи и фрукты уже надоели. Я думаю, так говорят все, кто рано или поздно покинет ваш солнечный край.


Текст: Юлия Петрова
Фото: Юлия Петрова, Екатерина Фомина