13 февраля 2019 года в штаб-квартире NASA марсоход Opportunity (Oppy) после 14 лет исследований и девяти месяцев попыток наладить с ним контакт на Марсе был объявлен потерянным. Песчаная буря, которая пронеслась на планете, забрала с собой и надежду на дальнейшие экспедиции Oppy, благодаря которым человечество знает, как выглядит поверхность красной планеты. 15 лет работы, и вот настал миг, когда, несомненно, можно испытать чувство гордости за исторический прорыв. Те же эмоции переживали миллионы людей по всему миру.


Иллюстратор из Ташкента Ростислав Шеховцов проникся этим событием: нарисовал и опубликовал у себя на Instagram-страничке иллюстрацию. Но, что важно, его работа была замечена Майком Сейбертом — проектировщиком марсохода — и вызвала широкий резонанс среди ученых, исследователей и в самой NASA.



Ростислав, кажется, еще сам не до конца осознал значимость события. VOT решил выяснить, что вдохновило автора на иллюстрацию.


— Ростислав, как давно вы рисуете?

— Однозначно — всю жизнь. Я рос в творческой среде, хотя никогда не понимал, что живу искусством. Для меня это всегда было обыденным явлением. Мои родители — скульпторы-художники, поэтому мой выбор профессии был очевидным, скорее, неизбежным.


— Как вы назвали бы свой стиль?

— Формирующийся. Честно сказать, я еще в поиске.



— Смотрю на ваши работы, и складывается впечатление, что вы увлекаетесь наукой и компьютерными играми.

— Однозначно. Особенно наукой. Еще в детстве я очень увлекся палеонтологией. До сих пор помню, с каким нетерпением ждал телепередачи «Прогулки с динозаврами». Готовился основательно: кассетный видеомагнитофон и отдельная кассета для записи передачи. Пересматривая запись, я рисовал динозавров в альбоме. Рисовал, конечно, сказано громко. Занимался копированием. А потом обклеивал домашний холодильник своими «творениями».


По сравнению с настоящими геймерами я играю сейчас редко, но хотелось бы почаще, потому что в игровой индустрии появляется много шедевров, которые проходят пока мимо меня. Очень зацепила Divinity: Original Sin 2, на данный момент только в нее и играю. Игры учат присматриваться к повествованию. Они, как правило, оформлены визуальной оболочкой.


Наука подталкивает на познание. Она безгранична: за одним открытием следуют тысячи новых вопросов. К слову, обожаю генную инженерию, возможности исследования космоса, кроме того, люблю зоологию, биологию и физику, хотя в школе не питал особого интереса к этим предметам.



— Давайте поговорим об Oppy. Что побудило вас создать иллюстрацию?

— Я не один год следил за миссией Opportunity и более того, состою в фан-клубах. Когда мы впервые узнали о песчаной буре, волна переживаний прошлась по всему миру. Следующие девять месяцев мы отчаянно ждали хороших новостей. Но, к сожалению, Oppy разделил участь своего брата-близнеца Spirit.


Тогда у меня возникла идея нарисовать иллюстрацию. Я искренне верю, что в будущем нога человека ступит на Марс. Более того, совершать путешествия туда станет обыденностью. Поэтому я решил изобразить двух астронавтов, обнаруживших «останки» Oppy.


— Думаете, путешествия на Марс станут возможными?

— А почему нет? Я понимаю, что Илон Маск ставит очень амбициозные цели, однако мечтатель во мне разделяет его чаяния. Искренне верю, что когда-нибудь космос объединит людей. Особенно в нашем мире, где человечеству свойственна дискриминация на расовой и национальной почве.


— Как долго вы рисовали свою иллюстрацию?

— Где-то пять или семь часов, в порыве вдохновения.


— На иллюстрации астронавт слева держит своего коллегу за плечо. Почему вы выбрали именно такую композицию?

— Это такой момент радости, который они разделяют. Они словно говорят друг другу: «Мы нашли его в его доме!». Кажется, за 14 лет Марс стал ему ближе Земли.


— Прочитав комментарии под вашей публикацией в Instagram, я заметил, что многие предлагали купить ее. Почему не продаете?

— Не хочу наживаться на искренних эмоциях людей.



— После того, как вашу работу заметили в NASA, вы написали следующее: «Не представляю, как надо описывать подобные эмоции, никогда их не испытывал ...». Прошло чуть больше месяца. Вы можете сейчас описать ваши чувства?

— Тогда мне казалось, что я оказался на другой планете — с трудом понимал, что происходит! Сейчас уже осознал и могу сказать, что, по сути, я просто сделал то, что считал в тот момент правильным для себя. То, что это заметили и оценили так далеко и так глобально, означает, что это было объективно правильно и для других.


— Если предложили бы работать в NASA иллюстратором, вы бы согласились?

— Конечно! Быть частью организации по изучению космоса подобно NASA — огромная честь для любого человека, а для творческого — еще и редкость.


Текст: Brave Humility
Иллюстрации: Ростислав Шеховцов