Музыка не имеет границ, ее невозможно загнать в рамки, закрыть в залах — это подтверждает история сотен исполнителей разных жанров. С наступлением весеннего тепла улицы Ташкента расцветают в прямом и переносном смысле: под раскинувшимися ветвями цветущего урюка в центре города можно встретить уличных музыкантов. VOT нашли и поговорили с некоторыми из них.


Трудно представить «сердце» Ташкента без талантливых и амбициозных ребят, которые создают особую атмосферу, что прохожий, сам того не замечая, начинает подпевать. Некоторые останавливаются, забыв, куда держали путь, другие, хоть и пробегают мимо, тоже погружаются в уличную музыку.

Я тоже так смогу

Наш первый герой Леон Цай — уличный музыкант с пятилетним стажем. Его настолько часто можно увидеть в центре города с гитарой, что кажется, что он прописан там. Еще Леона можно увидеть на сцене КВН.


Леон Цай


Однажды я увидел ролик на Youtube, где мальчик лет десяти пел на улице и собирал толпы людей. Ему аплодировали, поддерживали, и это меня так вдохновило, что я подумал: тоже так смогу.



Эмоции от игры на улице тяжело описать словами. В последнее время меня часто зовут петь в ресторанах, но мне больше хочется выйти петь на сквер, чем в зал. Всем нравится разная музыка. Некоторые танцуют, некоторые поют. Иногда подходят звезды местной эстрады и поют вместе с нами. Удивляет, когда подростки просят сыграть шансон или, как они говорят, «воровские песни».


Законы улиц построены на взаимоуважении. За пять лет игры на улицах я заметил, что редко занимают места, на которых уже есть постоянные обитатели, и, если даже играют, то, когда приходит «владелец» места, уходят. Никто никого не выгоняет, просто проявляют уважение друг к другу. Но вообще, кто придет первым, тот может играть, где захочет.

К сожалению, у нас не приветствуется игра на улице, и, разумеется, нельзя собирать людей — для нашей же безопасности. Мы понимаем представителей правопорядка, но, с другой стороны, почему-то даже когда мы просто играем без зрителя, подходят и просят уйти.

Те ребята со сквера!

Многие видели этого парня на столичном Бродвее, а если нет, то точно слышали — сложно не заметить его сходство с Джастином Бибером, поэтому Тимур и известен как Timabieber. Сам Тимур не считает себя уличным музыкантом, скорее, любителем. Очень талантливый «любитель» — добавим мы.


Тимур Неткачев


Года четыре назад с Леоном решили попробовать заработать денег, вооружились гитарой и собственным талантом, пошли покорять Бродвей, а если быть точнее — место около бывшего супермаркета «Орзу». Сначала люди не воспринимали нас серьезно, мы хорошо выглядели.


Возможно, прохожие думали, что мы собираемся смеха ради. Но спустя некоторое время стали более популярными. «Это же те ребята со сквера!» — часто слышали.


Однажды меня пригласили выступить на свадьбе. Подключил гитару, настроил микрофон, люди приготовились слушать. Провел по струнам — звука нет. Стали все проверять, и оказалось, что в гитаре не было «кроны» (батарейка), от которой идет питание. Пришлось извиниться перед гостями и умчаться за ней.

Играя на улице, ищу лишь одно — эмоции. Когда осознаешь, что у тебя есть слушатели и что тебя любят, просто отдаешься музыке.

Улыбки нашей музыки

С Ильей Канчуриным автора VOT познакомил IlkhomRockFest, где, сидя на последнем ряду, она громче всех аплодировала его барабанному соло. Еще Илья замечательно играет на гитаре и поет, а на его страничке в Instagram можно найти видео, где он совмещает гитару, барабаны и голос.


Илья Канчурин


Играю на улице уже больше трех лет. История началась с того, что Тимур попросил мою гитару буквально на пару дней, но в итоге возврат затянулся. Мне было все равно, хоть гитара и стоит немалых денег. Через некоторое время увидел в переходе около гостиницы GrandMirHotel (бывш. «Россия») свой инструмент в руках Леона. Тогда чехол гитары впервые оказался на полу, и я спел первую песню в переходе. Страха выступления перед публикой не было. В детстве я ходил в эстрадную студию «Аладдин» и научился чувствовать себя уверенно на сцене.

Первое время мы стремились доказать, что в игре в переходе нет ничего зазорного и, если есть желание, нужно играть для людей. Теперь у нас уже есть свои слушатели. Все, что мы делаем, идет от души, мы любим играть и будем продолжать, несмотря ни на что.

Игра на адреналине

Леонид Ли — гитарист, который всегда сидит на колонке. Обратите внимание, когда будете на Бродвее. Изначально это было следствием трясущихся коленок, позже, когда колени перестали трястись, Леонид понял, что играть, сидя на колонке, удобнее.


Леонид Ли


Все начиналось с того, что мы просто играли на скамейке на улице. Потом решили с другом попробовать себя среди толпы. Сначала было страшно: когда на тебя смотрит более 20 человек, страх есть у всех.


Когда мы начали играть в переходе, в первое время были конфликты с сотрудниками правоохранительных органов. К нам подходили, просили проехать с ними. Хотя мы узнавали, играть на улицах не запрещено: в действующем законодательстве Республики Узбекистан понятия «уличные музыканты» не существует. Спустя некоторое время мы добились того, что нам разрешили играть на сквере. И сейчас, если к нам подходят, говорим, что у нас есть разрешение и можем позвонить человеку, который это подтвердит.

Когда мы начали играть с аппаратурой, нам говорили: «Не играйте, вы нам мешаете». Думаю, люди просто завидовали. Сейчас мы просто не обращаем на это внимание и играем для тех, кому нравится наша музыка.


Нашей публике нравятся англоязычные, русские поп-песни, но самые популярные — песни на узбекском языке. Когда запеваешь их, собирается много народа: бывало и под 100 человек, человек 30 танцуют, остальные подпевают.

Однажды с нашей помощью молодой человек сделал предложение. Девушка ответила «да». Мы, конечно, подхватили настрой, поздравили и стали играть соответствующую мелодию. Еще поздравляли девушку с днем рождения, спели ее любимую песню. Она плакала, рядом стояли ее подруги, подпевали, поздравляли. Прохожие кричали: «С днем рождения!».

Зачем быть музыкантом, который закрыт в своей комнате?

Единственная героиня, пожелавшая представиться сценическим псевдонимом, — Кокс. Своеобразная, стремящаяся дотронуться своим творчеством до сердец прохожих. Девушка, которая искренне любит то, что делает, с запоминающимся цветом волос.


Кокс


Я играла с детства на фортепиано, и, разумеется, были экзамены. По идее, надо бы привыкнуть, но, сколько бы ни приходилось выступать перед публикой, всегда был и есть леденящий страх. Думаю, это означает мое небезразличие к тому, что я делаю. Холодные руки, учащенное дыхание, некий адреналин и бабочки в животе. Смысл быть музыкантом, который закрыт в своей комнате?

Во время учебы в колледже с однокурсником часто играла на гитаре в парке. Это было для себя. Со временем появилась идея пойти в переход, как настоящие музыканты. Но из-за отсутствия веры в себя и смелости не рискнули. Захотели, не сумели, забыли.

И все же мой первый шаг был сделан, чтобы показать улице свои песни. Вначале было жутко страшно, но вскоре почувствовала, что вселенная мне помогла — я поверила в себя. Лично для меня музыканты делятся на две категории: те, для кого важны эмоции и подача той или иной песни, и те, для кого вокал важнее чувств и переживаний. Я люблю петь с закрытыми глазами. Всегда представляю, что стою на сцене большого концертного зала, где много людей, а я пытаюсь донести свои чувства до каждого слушателя.


Периодически сталкиваемся со сложностями: раньше подходили люди в форме и просили не играть, называя это попрошайничеством. Как нашу деятельность можно сравнивать с выпрашиванием денег?! Музыкант, играющий на инструменте, надрывая горло, поет, и это нравится прохожим. Мы, зная, что законом не запрещено играть в переходах, пытались переубедить. Они злились, один раз даже забрали чехол и гитару. Обычно неравнодушные прохожие останавливаются и помогают нам, в их числе однажды был юрист.

Сейчас молодежь слушает в основном жанры хип-хоп и поп. Но я не вижу смысла во многих песнях — что хотел передать исполнитель, что он переживал. В таких треках есть только поверхностное отношение к музыке. Качающий бит, текст, своеобразный стиль прочтения или пения и все — песня, которую будет слушать вся страна, готова!

Во многих городах мира играть на улице или в переходе — обычное дело, это часть городской культуры. Ташкентцам феномен также пришелся по душе: мало кто проходит мимо, музыкантов поддерживают — подпевают, танцуют и достают телефоны — заливать выступления в Сеть. Наших героев можно встретить там, где много потенциальных зрителей, там, где они будут услышаны, — Бродвей, сквер, подземный переход около гостиницы GrandMirHotel (бывш. «Россия»).


Текст: Умид Нурханов, Валерия Вааде