Табурет — самая первая сцена в жизни каждого из нас, а человек на нем — свободный артист...


Автор и координатор проекта «Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян рассказал о творческом проекте, который объединит города Узбекистана под общим флагом искусства.


Проект «Человек с табуреткой» появился совершенно случайно. Но это было неизбежно. Однажды летом я был на гастролях в Петербурге со своей рок- группой. Мы спустились в метро, где, как обычно, стояла жуткая толкотня и давка, но вдруг среди толпы я разглядел бородатого мужчину в кепке с огромным баяном наперевес. Тогда я подумал: «Черт! Неужели он сейчас будет здесь играть? Да тут ведь и пальцем не пошевелить!». И вдруг я заметил на ремешке баяна маленькую табуретку. Мужчина поставил ее на пол, водрузился на нее сам и оказался поверх толпы на маленькой импровизированной сцене. Глядя на то, как заливался трелями в его руках баян, ко мне и пришел образ «человека с табуреткой» — художника без границ.


«Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян о творческом проекте


Всю жизнь я занимался двумя вещами: филологией и рок-музыкой. На протяжении долгого времени писал тексты для песен, и в определенный момент у меня накопилось критическое количество стихотворных текстов, которые никак не ложились на музыку. Они меня мучили, не давали спать, с ними надо было что-то делать. Ровно год назад в свой день рождения я решил организовать неформальный творческий вечер. Поделился задумкой с другом композитором Маратом Максуди, и оказалось, что у него такая же история: «полный стол» нереализованных зарисовок и композиций. И вот на основе моих стихов и музыки Максуди мы организовали наш самый первый, очень камерный, творческий вечер в музее Есенина. Во время выступления я внимательно вглядывался в лица зрителей и понимал: то, что мы делаем на сцене, работает намного сильнее по эмоциональному накалу, по глубине, чем формат рок-концерта, к которому я привык. К тому же в наше время люди настолько пресытились навязываемой им поп-культурой, «гамбургерами и хот-догами» искусства, что, когда они слышат что-то простое и искреннее, их затягивает. Ведь искусство разговаривает на языке души и общечеловеческих ценностей и не может существовать в придуманных жестких рамках чьего-либо менталитета или коммерческой выгоды.


«Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян о творческом проекте


За год проект заметно эволюционировал. После удачного перформанса в музее Есенина мне предложили сделать небольшую импровизационную постановку в театре «Ильхом» уже с участием актеров и видеохудожника, и проект стал мультидисциплинарным, то есть основанным на принципе взаимодействия разных арт-дисциплин: поэзии, музыки, театра, видео-арта и прочих. Сейчас при поддержке швейцарского посольства в Узбекистане проект разросся до республиканского уровня. К удивлению, когда я еще сольно выступал с проектом в регионах, собиралось не меньше публики, чем в Ташкенте, хотя меня там толком и не знали. Тогда пришла мысль, что нужно бы дать каждому творческому молодому человеку шанс стать частью этого проекта.


Весь мир искусства слишком централизован в Ташкенте, поэтому мы решили сконцентрироваться именно на регионах. Сейчас начинаем работать с Самаркандом, Ферганой и Навои. У людей в регионах есть огромная потребность в современном искусстве, в развитии его альтернативных видов. Не секрет, что зачастую мир искусства у нас представлен в его крайне ограниченном спектре — либо академическое, либо развлекательная масс-культура.


Все делают вид, что альтернативное искусство у нас не живет или хуже того — нам чуждо, при этом с удовольствием ходят на выставки российских авангардных художников или на концерты западных рок-групп, отдавая за это огромные деньги. Когда я впервые в 1999 году попал на рок-фестиваль «Дети цветов» в Ташкенте, на сцене выступало не менее 15 местных коллективов, а заявки подали более 50. Для сравнения — сейчас на всю страну осталось 4–5 более или менее живых рок-групп со своим интересным материалом. И это только что касается независимой музыки, не говоря уже о поэзии и других дисциплинах. Это настоящая культурная катастрофа, только мы ее еще не до конца осознали.


«Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян о творческом проекте


Когда мы приезжали с проектом в Самарканд и Фергану, меня поразило несколько моментов. После каждого выступления подходили в большом количестве молодые люди и девушки и рассказывали, что они тоже пишут стихи и музыку, пытаются собрать свои рок-группы, рисуют картины и снимают видео-арт. Они просили посоветовать им что-то, просмотреть их работы, дать оценку, и многие из них достойны внимания. На вопрос, почему вы не показываете свои работы другим, не продвигаете свое творчество, они только пожимали плечами и говорили: «А как это возможно?». Из-за элементарного отсутствия надлежащей арт-среды и определенной информационной изоляции креативная молодежь, просто не имеет возможности к самореализации, у нее нет «сцены». При том, что в этих городах функционирует огромное количество домов культуры, театров и центров молодежи, но мне трудно сказать, насколько они в нынешнем формате могут быть привлекательны для молодежи и открыты новым идеям. Например, в Самарканде последний раз рок-группа выступала в 1989 году.


«Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян о творческом проекте

У проекта есть площадки в Facebook и Instagram, где мы в первую очередь отбираем и публикуем интересные работы разных дисциплин, так что все у всех на виду, и люди могут делиться творчеством и создавать совместные проекты. На втором этапе сообщаем о дате нашего приезда с группой кураторов в тот или иной город на восьмидневную арт-лабораторию. Если у человека есть желание принять участие в проекте, то достаточно отправить заявку на участие и примеры работ на manwithastool@list.ru. Участвовать могут представители любых видов искусства, готовые быть не только солистами, но работать в команде, готовые к обмену опытом и главное — созданию нового. В формате творческой лаборатории, посредством лекций о современном искусстве, тренингов и совместной работы мы понимаем, что хотим создать и определяем вектор работы. Далее в течение месяца арт-коллектив накапливает материал, подводит итоги, закручивает последние гайки и готовится к большому перформансу.


У многих начинающих художников за последние годы выработалось два губительных момента — вынужденная самоцензура и шаблонность затрагиваемых тем, редко можно встретить смелые работы, отражающие актуальные темы. У музыкантов похожая история. Они убедили себя, что здорово — это только Курт Кобейн или Хендрикс, при этом не чувствуют того, что сами могут сделать, возможно, не лучше, но по-своему, показав свой индивидуальный почерк. Многие даже в творчестве боятся какой-то ответственности. Возможно, из-за этого боятся присылать материал и мне. Боятся, что я буду их журить, а я ведь буду! Но только потому, что знаю — если провести художественный анализ, автор сможет сделать лучше.


«Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян о творческом проекте


У нас широко распространена абсолютно неправильная мыслеформа, что настоящий художник должен голодать и страдать. Но разве человек, который создает нечто новое, не делает большую работу, чем тот, кто идет по проторенной тропе? «Человек с табуреткой» затрагивает эти острые моменты и направлен на развитие и поддержку альтернативного искусства в нашей стране.


«Человек с табуреткой» — поэт, филолог и рок-музыкант Ашот Даниелян о творческом проекте

До марта мы планируем окончить работу с тремя вышеуказанными городами, которые на нашей платформе станут уже творческим объединением, и, я надеюсь, у нас будет возможность периодически делать небольшие фестивали. Разве не здорово ездить в другой город и показывать там то, что ты умеешь — читать свои стихи, играть свою музыку людям, которые занимаются тем же? Еще надеюсь, что со временем проект расширится и станет международным, уже сейчас в нем участвуют художники из Таджикистана, поэты из России и Украины.


Текст: Анна Тушевская
Фото: Диёр Мадрахимов, Александр Раевский, личный архив героя