Скоро, а точнее — 1 января 2019 года в силу вступят некоторые положения новой Концепции совершенствования налоговой политики. Они должны снизить налоговую нагрузку на экономику, упростить налоговое законодательство и в целом облегчить жизнь предпринимателям. Звучит радужно, но так ли все просто на самом деле?


27 октября представители туристической сферы, ресторанного и гостиничного бизнеса, органов власти и СМИ собрались, чтобы обсудить роль узбекской гастрономии в развитии и поддержке отечественного туризма. Активно и плодотворно участвовали в обсуждениях представители Caravan Group, Restorica Group, Truffo Group, Black Bear Kofi, Korzinka.uz, Kimchi plate, Общественного совета при хокимияте г. Ташкента, Ассоциации таможенных брокеров, Государственного налогового комитета.


Когда заходит речь о развитии туризма, в первую очередь упоминаются свежеотреставрированные памятники архитектуры, самобытные народные ремесла, аутентичные гостевые дворики и, конечно, национальная кухня. По данным аналитического агентства «ТурСтат», россияне стабильно выбирают Узбекистан в топ-5 популярных для гастрономического туризма стран среди стран СНГ и ближнего зарубежья. Каждому туристу надо как минимум три раза в день «заморить червячка», поэтому ресторанный бизнес играет огромную роль в туристической сфере.


Тимур Мусин,

основатель сети Caravan Group, председатель Ассоциации рестораторов и отельеров Узбекистана


У нашей страны огромный туристический потенциал. Зарубежные гости едут ознакомиться с культурно-историческим наследием Узбекистана, неотъемлемая часть которого — традиционная узбекская национальная кухня. Не зря Межправительственный Комитет по охране нематериального культурного наследия 1 декабря 2016 года включил культуру и традиции, связанные с пловом, в Репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО, а в голосовании National Geographic Traveler в номинации «Гастрономический туризм» Узбекистан занял уверенное первое место. Деятельность ресторанов, специализирующихся на развитии и популяризации узбекской национальной кухни, ошибочно рассматривают отдельно от сферы туризма.


Особенная часть Налогового кодекса, которая предусматривает льготы для отдельных отраслей экономики, еще в разработке, поэтому сейчас самое время для диалога. Пока кодекс не принят, можно попытаться поговорить с разработчиками и показать, что будет, если они не обратят внимание на малый бизнес.

Идеальным результатом стало бы создание рабочей группы, которая бы разработала прозрачную систему налогообложения и помогла бы вывести ресторанный и туристический секторы из тени.



Следующей слово взяла Марина Тен, владелец видеоблога рецептов и азиатской анти-столовой Kimchi plate. Она рассказала, что по новым правилам при годовой выручке свыше 1 млрд сумов в год бизнес перестает быть малым и переходит в категорию крупного. Миллиард сумов в год — это около 2,74 млн в день, выручка средней школьной столовой или районного кафе «Миллий таомлар».


Ожидается, что с 1 января налогообложение вырастет с 10 % от оборота на 30–33 %, то есть грубо он станет еще выше и составит 13, 3 % с оборота. И это при том, что в целом налоги на заработную плату и дивиденды уменьшаются почти в 2 раза, то для общепита налоговая нагрузка все равно увеличивается. Участники обсуждали тот факт, что если предприятия не поднимут стоимость услуг, они будут вынуждены закрыться или уходить в тень. Представленный Cash Flow (план движения денежных средств) до и после введения налоговой концепции тоже показывает, что налоги существенно вырастут.


Единый налоговый платеж сейчас составляет 10 % от выручки, и это самая высокая ставка среди производственников и тех, кто предоставляет услуги. Хотя ресторан — это то же самое производство. Надо взять в аренду помещение, сделать ремонт, нанять персонал, закупить дорогое профессиональное оборудование, а конвектоматы, печи для гриля, ледогенераторы могут стоить десятки тысяч долларов. По сути рестораторы — те же производители, но из-за того, что отрасль находится на виду, принято считать, что деньги тут гребут лопатой, а бухгалтерию уводят в тень.


Марина Тен,

владелец видеоблога рецептов и азиатской анти-столовой Kimchi plate, заместитель исполнительного директора Ассоциации рестораторов и отельеров Узбекистана


Когда я анализирую мировую практику, вижу, что в 90 % стран мира выплачивают в среднем 12–23 % НДС. Во многих странах порог перехода от малого бизнеса к среднему низкий — около 40 тысяч евро в год. Но я обратила внимание, что в странах, где развит туризм и НДС на продукцию земли составляет 0 %, то общепит, гостиницы, производители продуктов питания, лекарств, периодических изданий выплачивают налог по пониженной ставке 5,5–7 %. В России, например, нет пониженной ставки НДС для общепита, но зато порог перехода от малого бизнеса к крупному — 1,5 млн долларов.


Мне говорят: «Марина, что вы переживаете? Переложите НДС на покупателя, поднимите цену, и пусть он несет дополнительные расходы». Когда я в своей столовой подняла цену на 5–8 %, я потеряла 30 % оборота. А представляете, что произойдет с обычным «Миллий таомлар»? Подняв цены на 15 %, они потеряют половину клиентов. Если всю налоговую концепцию писать исходя из предположения, что кто-то там, может быть, работает не по закону, то что делать честным предпринимателям? Если сейчас диалога не будет, то с января половина предприятий будет вынуждена закрыться, а вторая половина — поднять цены.


Независимый эксперт Юлий Юсупов попробовал дать оценку ситуации и предложил варианты решения проблемы. Он отметил, что работать открыто практически невозможно, слишком высока налоговая нагрузка. И то, что часть сектора общественного питания уходит в тень, — это не вина его, а беда. Ключевая задача налоговой реформы — вывести экономику «в свет», и в ее легализации в первую очередь заинтересованы предприниматели. Теневая деятельность приносит большие убытки. Цены невозможно контролировать без чеков, сотрудники воруют, приходят представители разных инстанций, которые могут шантажировать, просить взятки или «благотворительные взносы». Поэтому первостепенная задача — создать такие правила игры, чтобы легализовываться стало выгодно.


Юлий Юсупов,

независимый эксперт, директор Центра содействия экономическому развитию


У легализации сектора общественного питания два аспекта. Во-первых, значительная его часть в тени, и какой бы щадящей ни была новая налоговая система, выход из тени приведет к увеличению налогов. Это процесс болезненный, он неизбежно скажется на ценах. В цены придется включить налоги, они будут расти, и наша задача — сделать так, чтобы они выросли несильно.


Во-вторых, НДС. Его принцип заключается в том, что налог платят не со всей выручки (как сейчас с Единым платежом), а только с добавленной стоимости. Он работает, только если каждое звено в цепочке создания добавленной стоимости является плательщиком НДС. Тогда налоговое бремя распределяется на всех участников. В секторе общепита это не срабатывает, цепочка прерывается, и налог не берут в зачет.


Я вижу два пути решения. Первый вариант — выстроить всю цепочку, сделать фермеров плательщиками налога. Тогда они будут и сами платить НДС, и он будет идти в зачет следующим покупателям. Но в нынешних условиях такое решение пока маловероятно. Второй вариант — ввести дифференцированные ставки. Подчеркну, что это не налоговые льготы, это разные ставки для разных отраслей и продуктов.


Мурат Сарсенов,

представитель турфирмы Asha Safar


Пока мы говорим о государственном аппарате, где каждый защищает не государственные интересы, а свои частные. Поэтому здесь крайне необходима персональная ответственность. У нас в сфере туризма может быть до 15 субподрядчиков на один тур, каждый из них должен заплатить единый налог. В итоге тур выливается в сумасшедшую сумму, и организовать его «по белому» физически невозможно. Ты не наймешь гида, не наймешь транспорт, не оплатишь гостиницу, ресторан.


Законодатели считают, что это сами предприниматели не хотят платить налог, у них нет базового понимания, что рынок живет по тем же законам, что и во всем мире. Поэтому нам очень нужна персональная ответственность за принятые решения. Пока человек не будет знать, что надо делать по закону, а не как ему хочется, а иначе полетит его голова — он не примет правильного решения.


Алишер Хашимов,

представитель korzinka.uz


Я бы поменял точку зрения. Не рестораторы должны просить у государства, а наоборот, государство кровно заинтересовано в предпринимателях. Оно должно спрашивать: «Что нам нужно сделать для развития?». Предприниматели всегда могут закрыть бизнес, уехать и реализоваться где угодно. Я знаю фермера, у которого был свой бизнес. Он купил за 100 тысяч долларов теплицу, а ему отключили газ. Под тяжестью снега теплица обвалилась. Он все бросил, уехал в Москву, работает там дворником и говорит, что его устраивает такая жизнь. Нашим государственным органам надо понять, что это они должны создавать все условия, это они заинтересованы в развитии предпринимательства. Если будут невыносимые условия, рестораторам есть куда идти, а государству деваться некуда.



Старший государственный налоговый инспектор Азиз Умирзаков согласился, что у сферы общественного питания большие заслуги в развитии туризма, и победа в одной из номинаций National Geographic Traveler наглядно это подтверждает. Как представитель городского налогового комитета он подчеркнул, что власть тоже готова к открытому диалогу: некоторые нормы действительно пора пересмотреть. По разработке нового кодекса уже ведется большая работа, и налоговый комитет со своей стороны готов создать комиссию или рабочую группу для обсуждения спорных вопросов. Он предложил в ближайшее время провести рабочую встречу и обсудить детальные шаги по принятию компромиссного решения, которое было бы продуктивно и для государства, и для деловых кругов. Идею поддержала и исполнительный директор общественного совета при хокимияте г. Ташкента Аделя Шамгунова, которая от лица хокимията обещала всестороннюю помощь и поддержку.


Зал оживился после выступления Фархода Ходжиева. Он заметил, что перед тем, как новый продукт выпустить на рынок, его испытывают, тестируют в лаборатории. В нашем случае новый продукт — это Налоговый кодекс, тогда почему бы не создать «лабораторию» для его тестирования? Идею горячо поддержали все присутствующие, пообещав бросить на проект все силы и лучший персонал.


Фарход Ходжиев,

соучредитель Truffo Group


В Ташкенте есть рестораны, переданные на государственное управление. Один из них можно сделать лабораторией, где будет действовать сегодняшнее законодательство, где мы будем работать прозрачно, каждый вечер инкассировать всю выручку и уплачивать все налоги. Я готов бесплатно управлять этим бизнесом, подберем лучшие кадры, хороших поваров. Каждое утро буду приходить и сам ходить с подносом. Уверен, что этот проект не проживет и месяца! Давайте покажем, что невозможно работать на 100 % открыто.

Проще говоря

Одной из целей Концепции налоговой реформы на 2018–2020 гг. было снижение ставки НДС для того, чтобы расширить базу его плательщиков. В обсуждениях проекта концепции эксперты предлагали установить единую ставку на уровне 12 % либо сделать ее дифференцированной по продуктам и отраслям. В итоговой версии ставка осталась прежней — 20 %, и распространяется она теперь на все предприятия с оборотом свыше 1 млрд сумов в год. Такой низкий порог приведет к тому, что около 85 % предприятий малого бизнеса уже не будут считаться малыми. Они автоматически попадут под повышенную ставку НДС, и, если сейчас они в основном платят единый налоговый платеж (10 % от валового оборота), то с 1 января будут вынуждены закрыться, уйти в тень или переложить эти расходы на плечи потребителей.


Текст: Александра Стимбан