Говорят, что дети — это наше будущее. А мне кажется, они — наше настоящее. С детьми надо быть здесь и сейчас: учиться и развиваться вместе с ними, путешествовать и бояться пропустить каждый миг в их жизни, так как именно от этого зависит их будущее.


В то время, как наше общество яро обсуждает новые инсталляции по городу, VOT предлагает отвлечься и поразмыслить о воспитании детей, раскрыв для себя новые горизонты вместе с Михаилом Шамшидовым, предпринимателем и путешественником. А главное — отцом двоих детей, дочери Мариям, которая в этом году окончила Ташкентскую международную школу и поступила в Американский университет Вандербильт, выиграв грант на обучение, и ее братишки Мики, школьника и непоседы, который перешел в восьмой класс.


Место всем известное, но мало изученное — берег Анхора, вдоль мечети «Минор» — манило нас. Думая о ходе нашего интервью, я приблизился к реке. В неожиданный момент мои мысли перебил какой-то человек, подъехав на велосипеде.


Повернувшись в его сторону, я увидел мужчину в простой оранжевой футболке-поло, джинсах, что позволяли удобно крутить педали велосипеда. Только я собрался спросить, зачем он меня остановил, как услышал резкий и в то же время добрый голос: «Добрый вечер, Жахонгир!». Пока я туго соображал, откуда же мне знакомо это лицо, он спросил: «Я вас не напугал?». Вот тут-то я понял, что передо мной стоит герой интервью, и ответить: «Конечно, напугали!» было бы невежливо.



Когда я попросил вас выбрать место для нашего прогулочного интервью, недолго думая, вы назвали это. Чем оно примечательно?


Я вырос в этом районе. Помню, как мы гуляли с отцом по набережной Анхора и беседовали на разные темы: о механизмах и деталях автомобиля, которые любили вместе разбирать-собирать, о голубях, об отцовском мотороллере, о саженцах и различных конструкциях и строениях на нашей даче или о природе, за явлениями которой мы вместе внимательно наблюдали. Так сложилось, что у отца со мной всегда были в первую очередь дружеские отношения, а потом уже отцовские. Видимо, здесь формировались истоки и моей родительской философии.


А с тех пор, как у нас с женой появились свои дети, мы все вместе иногда проводим вечера, гуляя вдоль набережной. Часто беседуем о литературе, путешествиях. А перед тем как поговорить с детьми на серьезные темы, мы с супругой иногда прорабатываем стратегию беседы, чтобы привести нашу семейную микро-систему к определенным совместным умозаключениям. Причем стараемся преподносить детям (да и друг другу) что-то новое именно во время очередной прогулки либо еще лучше — где-нибудь в поездке. То есть тогда, когда люди наиболее открываются новому.


Что значит для вас быть отцом и воспитывать детей?


Когда-то мой дедушка, заведующий кафедрой начертательной геометрии в ТИИИМСХ, спросил одного из своих африканских студентов: «Кем работает твой отец?». «Мой отец работает королем», не моргнув, сказал тот. Этот гениальный ответ вошел в наши семейные хроники и передается из уст в уста уже около 50 лет. Так вот, если ты хочешь быть отцом, то это действительно очень круто. Речь не о биологическом факторе, а именно о том, чтобы «работать» отцом, то есть целенаправленно заниматься своими детьми, проживать с ними жизнь. Задача не из легких, но при правильной установке на юмор и радость «напитывание» позитивными эмоциями гарантировано.


Однако это еще и большая ответственность. Это как на работу ходить, только пахать придется 365 дней в году, а в выходные и во время отпуска — особенно.

Насчет слова «воспитание», я не очень люблю его использовать. Оно, кажется, устарело в современном мире, так как подразумевает в себе отсутствие обратной связи, а быть отцом, значит, развиваться вширь и вглубь вместе со своими детьми. Поэтому, если как-то это надо называть, то предпочитаю термин «взращивание», хотя непереводимое на русский английское слово parenting, на мой взгляд, подходит наилучшим образом.



Какой вы отец?


Исходя из известных мне стилей руководства: авторитарный, либеральный, демократичный и динамичный, я предпочитаю динамичный, потому что он позволяет переходить от одного стиля к другому, исходя из конкретной ситуации. Взять, к примеру, горные лыжи. Я катаюсь с 25 лет и, как всякий фанат зимних видов спорта, каждый год жду с придыханием наступления холодов и снега. И, конечно же, я стал вывозить детей на лыжи с самого детства.


Мариям было восемь, Мике — около шести. Первые шаги на лыжах для них вовсе не были радужными. Трассу Бельдерсая легкой не назовешь. А когда выезжаешь кататься регулярно, всякое случается — и мороз, и пурга, и туман, где не видать ни зги. Разумеется, с детьми мы проходили и слезы, и сопли, и давление на жалость. Приходилось применять строгость, которая необходима, чтобы ребенок преодолел страх. Уговоры и похвалу, понимая, что они малыши. Зато сейчас оба с удовольствием рассекают склоны, несясь со мной наперегонки.


Насколько детство ваших детей отличается от вашего?


Полностью отличается. Я рос в семье один, у меня нет ни брата, ни сестры. А их двое. И так как разница между ними — пять лет, они попали в разные поколения: Мариям — поздний миллениал, а Мика — поколение Z. Они все время находятся во взаимодействии (пусть даже невербальном), а значит, накапливают те или иные навыки. Мы стараемся не вторгаться — нам кажется, что они сознательно или подсознательно сами понимают, где должны друг другу уступать, а где и поругаться.



Есть ли взаимосвязь между путешествиями и воспитанием ребенка?


Несомненно. Прежде всего путешествия — это познание самого себя, они помогают человеку раскрыть в себе все лучшее. Можно сказать — своего внутреннего ребенка. А когда мы открыты, начинаем примечать что-то новое. Путешествия с детьми приводят к некоему синергетическому эффекту в открытии друг друга. Но это непременно должно быть нечто активное, связанное с открытиями и познаниями. Вряд ли обычный «пакетный тур», где большую часть дня каждый занимается собой или привычными делами, подразумевает синергию. Должен быть какой-то командный вызов. Видимо, поэтому мы с семьей обожаем Индию.


В январе состоялся наш шестой совместный визит. Уезжая каждую зиму, мы открываем для себя новую Индию. Ведь она большая, на всю жизнь хватит. У многих, конечно, она вызывает отвращение: грязь, мусор, толпы народа, но если человек раскрыл духовную составляющую, скрывающуюся за этой внешней оболочкой, то без нее жить он уже не сможет. Открывая там все новые и новые места, появляются «якоря» — места, куда хочется возвращаться. Пока таких два. Всегда хочется посетить святой город Амритсар, который нам очень напоминает Бухару — с его храмами, узкими улочками, пенджабской кухней и компактным шопингом. И закончить очередное открытие уникальных и отдаленных уголков Индии в Гоа. Именно здесь мы начали заниматься йогой. Такой цели вообще не было, но там это произошло естественно, само собой. Для нас йога — это не только комплекс физических упражнений, но и философское понимание себя. Первое время Маня и Мика сопротивлялись. Утро раннее, отдых. Кому же хочется брести с ковриком на занятия. Да и нам не всегда хотелось. Но нужно было быть примером собранности для детей. Так, поддерживая друг друга, мы сейчас с огромным удовольствием регулярно практикуем занятия.


После церемонии вручения дипломов в Ташкентской международной школе ваша супруга написала эмоциональный отзыв об опыте учебы Мариям и ее будущем. Вот отрывок: «Мы дружно путешествовали, отращивали крылья, мечтали, сомневались». О чем мечтали?


Как и все существа на этой планете, мы мечтаем о лучшем. А если честно, мы с супругой мечтаем, чтобы наши дети подхватили эту волну — наши семейные ценности и в особенности первые в списке: дружба внутри семьи, совместное время на радость и удовольствие — и передавали их своим детям. Мечтаем путешествовать с внуками. Это такой драйв, когда ты развиваешься вместе со своими потомками и помогаешь им формировать их личность, вместо того, чтобы делать из них свою копию.


Ну, а вместе с детьми мы мечтаем наконец-то начать заниматься яхтингом (парусным спортом) и совершать уже морские путешествия.



Были ли поступки по отношению к детям, о которых вы сожалеете?


Обязательно! Я не всегда был приверженцем динамичного стиля в стратегии и тактике воспитания. Поначалу нередко применял и грубость. У нас есть семейная дача, где мы проводим выходные. И всегда, помимо отдыха, существует «час труда». Дети были еще совсем маленькими, но каждому по способностям и возможностям выделялся объект. Я был молод и непримирим. Сейчас-то уже более вдумчиво выбираю подход к требованиям. Хотя Маня, очень сопротивлявшаяся в детстве, недавно сказала, что этот «час труда» научил ее работать и достигать своих целей, закалил ее волю. Да и Мика стал с удовольствием выполнять самые трудные поручения.


Сколько свободы родители должны давать своим детям?


Очень часто понятие «дать свободу» расценивается категорично. Ее либо дают полностью, либо не дают совсем. Здесь, как и во всем, надо иметь подход. Давать ровно столько свободы, сколько ум и психика ребенка способны освоить и переварить. Тот объем, который не навредит ему. Если это касается дошкольного времени, мы давали свободу в выборе игрушек, книг для чтения, одежды, некоторых моментов досуга. Но сохраняли довольно авторитарный подход в обучении, дети всегда регулярно посещали кружки (айкидо, танцы, гимнастика). В питании, например, если дать полную свободу, то она будет состоять из газированных напитков и пиццы. Но по мере взросления, вдумчиво наблюдая за ростками, мы увеличивали объем свободы.


Например, с Мариям не делали уроки с первого класса. С Микой делали уроки первые два класса. Осуществляется общий контроль учебы, но делать уроки вместе, лишая ребенка ответственности, это, на мой взгляд, неверный подход. Если возникали трудности, мы всегда объясним, поможем. Результатом стало, что Мариям сейчас обладает 80 процентами акций свободы. Сама выбрала университет, сама делает визу в Америку, сама ведет переписку с профессорами. Мы, конечно, сохраняем за собой возможность активно вмешиваться, если наше деревце начнет отклоняться.


Это вдумчивое отношение к свободе позволяет быть всегда в сцепке с ребенком, чувствовать его сильные и слабые стороны, воспринимать его адекватно. Кстати, как следствие, они оба совершенно не пьют газированные напитки, следят за своим питанием. То есть авторитаризм в начале пути, при правильном подходе (обсуждение, объяснение, наблюдение в жизни) приносит свои плоды. Главное — на нем не застрять. Свобода — это же не делать, что хочется, а умение отвечать за свои действия. Это понимание свободы мы и прививаем Мариям и Мике.


Как часто вы позволяете вашим детям совершать ошибки?


Позволяем, но при условии, что это в учебных целях. То есть за совершенной ошибкой должен последовать анализ, «разбор полетов» для неповторения ее в будущем. Степень ошибки зачастую бывает небольшая, так как они понимают, что, если у них под ногами начинает проваливаться почва, им нужно обратиться к родителям. И никто их не будет попрекать, а все вместе найдем решение проблемы.


Привить детям любовь к учебе — очень трудное занятие. Мика, несмотря на пропаганду важности иностранных языков, очень сопротивлялся английскому. Благо время тут работало на нас, мы отпустили этот момент. Не давя. Давая возможность самому принять решение и нести за это ответственность. Но когда Мариям стала абсолютно свободно говорить на английском, особенно это заметно в путешествиях, где все новые друзья англоговорящие, Мика сам принял решение серьезно заниматься языком. Сейчас регулярно ходит на занятия, и результаты очень даже радуют.



А были случаи, когда вы считали, что они совершают ошибку, но в итоге вы были не правы?


Когда Мариям училась в TIS, надо было выбирать пять основных предметов, на которых необходимо концентрироваться. Среди прочих она выбрала искусство. Мы в этом плане несколько консервативны, современное искусство в нашем понимании довольно своеобразно. Конечно, мы были не в восторге от подобного выбора. Но постепенно сами втянулись. Маня стала разбираться в стилях. Объясняя нам нюансы, она втянула и нас в этот мир. Посещая выставки Мариям, мы стали ее поклонниками. Рембрандта и Пикассо мы по-прежнему обожаем, но и современное восприятие стало не чуждым для всех нас.


Ваша супруга как-то написала: «Нюша — самая серьезная часть нашей семьи, она нас воспитывает». Чему она научила вас как отца?


Своим примером она научила меня учиться. С тех пор, как она, не разгибая спины, два года целенаправленно готовилась, потом поступила в Международную школу, а впоследствии и в серьезный университет. Сколько бы раз мы с супругой ни заходили к ней в комнату после десяти, а порой и одиннадцати вечера — она учится. Я и раньше упорно занимался самообразованием, но у нее научился делать это не ради самообразования, а ставя четкую цель и идя к ней.


А сын?


Через него я осознал одну важную ценность, соответствующую поговорке «Я недостаточно богат, чтобы покупать дешевые вещи». Был случай у нас прошлым летом в Самаре, куда мы заехали навестить родственников, по пути с Байкала домой. Мика очень хотел горный велосипед, почти год изучал в интернете модели и технологии. Мы пришли в сетевой спортивный магазин, где как раз были скидки, да и выбор куда больше, чем у нас. Помню, в ряд стояли разные велосипеды. Следуя типичному поведению обыкновенного покупателя, я должен был выбрать товар в середине, так как в начало ставят самые дорогие позиции («это не про нас»), а в конце — дешевые модели. Несмотря на то, что сопровождавший нас мой троюродный брат также настоятельно советовал брать модель с середины (которую он приобрел недавно для своего сына) и было мало времени на размышления, мой внутренний голос посоветовал мне послушаться сына, так как он лучше меня разобрался в теме велосипедов. Был куплен самый дорогой.


В итоге оказалось, что это было именно то, что нам, ставшим любителями фрирайда по горным тропам, нужно.


Есть ли формула успешного отцовства?


Формулы, думаю, нет. Есть только процесс, опирающийся на фундаментальные постулаты:

1. Давать детям свободу порционно, увеличивая дозы, но обязательно под личную ответственность.

2. Не довлеть со своим видением мира, ибо у них оно свое, но все время обсуждать и обсуждать свою и их точку зрения.

3. Строить дружественные отношения, так как это легче контроля.


Ну а в целом для нас важно научить детей быть счастливыми, в балансе со своим внутренним миром и жизнью.


Текст: Жахонгир Азимов
Фото: Евгений Сысоев