Даже в самом образцовом городе есть множество мелких проблем, которые не раздражают до тех пор, пока с ними не столкнешься лично. В крупном городе эти неприятные «мелочи жизни» встречаются чуть ли не на каждом шагу и могут серьезно испортить настроение и не только. Мы поговорили с жителями столицы о тех неудобствах, которые чаще других отравляют жизнь.


Сиди дома, не гуляй

С маломобильными гражданами (к ним относятся инвалиды всех категорий, пожилые люди, граждане с малолетними детьми) у нас вообще не церемонятся. Гуляя с ребенком в коляске, я встречала магазины и кафе, в которые вход нам был запрещен. По словам владельцев, колеса пачкают пол, а сама коляска загромождает проходы. Ну тут, как говорится, хозяин — барин, а вот что делать, если весь город настроен недружелюбно?


Согласно СанПиН «Проектирования и строительства жилых и общественных зданий, жилых образований, используемых инвалидами и маломобильными группами детского и взрослого населения», во всех зданиях административно-хозяйственного назначения, независимо от форм собственности и принадлежности должны быть созданы условия для беспрепятственного передвижения инвалидов. Проще говоря, в любую аптеку, театр или почтовое отделение теоретически можно заехать в инвалидной коляске. Практически же пандусы у нас строят редко. А если и строят, то под такими углами, что им позавидуют олимпийские лыжные трамплины.


Отдельная печаль — надземные пешеходные переходы. По документам многие из них оснащены эскалаторами и даже лифтами. На практике же все наоборот. В мае 2015 года был открыт переход на Себзаре. Пресса радостно отрапортовала, что «для облегчения подъема и спуска наряду с традиционной лестницей здесь установлены эскалаторы и лифты». Спустя месяц лифт бесследно исчез, а эскалаторы замерли и поросли паутиной. Ходят легенды, что кому-то удавалось застать их работающими, но найти этих счастливчиков, чтобы расспросить лично, не удалось.


Анна Аракелова,

юрист


Пандусов в городе много, они есть у многих аптек, супермаркетов, госучреждений, в метро. Проблема в том, что многие из них строили «для галочки», чтобы проверяющие поставили отметку в документах. СанПиН подробно прописывает, какой должен быть уклон, чтобы коляска спокойно заехала и спустилась. Удобные, не крутые и не скользкие пандусы, которые не упираются в дерево или не заканчиваются у проезжей части, я припоминаю только у нескольких супермаркетов и аптек сети «Дори Дармон».


Моя подруга, живущая в Москве, инвалид по опорно-двигательной системе, сама не ходит. Несколько лет она билась с владельцем соседнего магазина, просила сделать технически правильный пандус. Наконец, владелец сдался и сделал спуск для колясок, который был откровенным издевательством: крутой и кривой. Подруга обратилась в администрацию города, а на встречу властей и директора магазина привезла инвалидную коляску и предложила всем желающим спуститься на ней по пандусу. Почему-то спускаться никто не решился, а через пару дней спуск привели в порядок. Проходя мимо наших учреждений, я тоже мечтаю о том, как посажу директора в коляску и предложу спуститься по пандусу.



Елена Сечина,

мама


Пандусы — это вообще что-то. Например, в центре, при спуске в метро, где-то вообще пандуса нет. А где-то есть, и по нему спуститься можно, а вот подняться — нереально. Мне милиционер коляску с лялькой поднимал. Хорошо, там хоть милиционеры стоят. В переходе от памятника Амиру Темуру в сторону юридического института такие пандусы, что по ним ни спуститься, ни подняться нельзя. Там уже я коляску с ребенком на себе тащила. Вот такие они, мамины будни.

Хозяева улиц

Патологическая страсть к заборам этой весной несколько поостыла: как самозабвенно их выстраивали, так же ударно стали сносить. Культ трехслойных заборов теперь в изгнании. Жаль, что это не отразилось на жителях частного сектора и первых этажей многоэтажек. Они неустанно облагораживают территорию около домов, реализуя самые смелые архитектурные фантазии. Простая прогулка по тротуару превращается в скачки по ступенькам и лавирование среди внезапных заборчиков: почему-то каждый, кому перепало немного тротуара, считает нужным его усовершенствовать на свой вкус. Такие дизайнерские изыски очень затрудняют передвижение по городу, проще нарушить правила и идти по проезжей части, чем обходить рукотворные препятствия.


Ирина Негриенко


Пока на своем опыте не сталкивалась с проблемами. Тротуары обычно открыты, заборов, залезающих на пешеходную дорожку, не встречала. В Ташкенте, когда машина стоит на тротуаре и затрудняет движение с коляской, я обычно вызываю водителя сигнализацией и прошу убрать автомобиль.

От редакции: кстати, в апреле появился «мобильный репортер», бот ГУВД города Ташкента, куда можно высылать фото нарушителей.

Если ты не хочешь в Венецию, Венеция придет к тебе сама

Дожди в Ташкенте идут редко и внезапно. В середине весны дорожные службы с удивлением обнаруживают, что город «поплыл». Там, где раньше система канализации отводила лишнюю воду, теперь можно разводить китов. При малейшем дожде город впадает в коллапс: ручейки весело журчат по ступенькам переходов, затапливают подъезды жилых домов, разливаются озерами на проезжей части.


Вплавь добираются домой жители Чиланзара и Юнусабада, Карасу и ТТЗ. Уходит под воду перекресток улиц Себзар и Ахмад Дониш, полностью перестроенный всего три года назад. Плещут волнами центральные улицы. Проблема всплывает перед коммунальными службами не первый год, но и новые трассы грешат неправильным уклоном дорожного полотна и замусоренными арыками.



Альбина Ганиева


Повезет тем, кто окажется во время дождя дома или на работе, ведь гораздо безопаснее наблюдать за всем этим из окна или на новостных каналах в интернете. А вообще, возможно, градостроителям стоило бы позаботиться именно о проблемных участках города, и вместо того, чтобы сносить исторические здания, модернизировать дренажную систему, чтобы новый облик Ташкента не уплыл в неизвестном направлении.

Разруха не в урнах

Пару лет назад только ленивый не объяснял мусор на улице отсутствием урн. Выдвигались самые разные теории, от «вопросов государственной безопасности» до «опять все по дачам растащили». Сознательные граждане несли в карманах домой использованные билетики, пустые обертки, грязные салфетки, а несознательные, коих оказалось большинство, бросали их где придется. Теперь урн стало заметно больше, а вот чище в городе не стало. Мусор все так же расползается по газонам и тротуарам, а работники службы благоустройства день и ночь добросовестно метут улицы, подтверждая избитую истину о том, что «чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят».


Заметим, что иногда причина мусорного апокалипсиса кроется в несвоевременном вывозе заполненных урн. Так, предприниматель Зафар Хашимов, отдыхая на нефритовом горном озере Урунгач, обнаружил, что урны стоят переполненные, мусор валяется вокруг, и ветер игриво разносит его по окрестностям. Организаторы акции #ЯзаЧистый#Урунгоч регулярно наводят на озере порядок, устанавливают информационные стенды, раздают мусорные пакеты, но все их усилия разбиваются о необязательность коммунальных служб.



Саодат Абдурахимова,

бывшая студентка Лидского университета (Великобритания)


Плохо чистят? Или много мусорят? Борьба с уличным мусором проходит между ответами на эти вопросы. Большое количество урн не решит проблему чистоты, если человек просто не видит ничего предосудительного в том, что пластиковую бутылку можно швырнуть на землю. В то же время мало кто будет носить с собой кожуру от банана пару кварталов в поисках пресловутого мусорного ящика. Поэтому развитые страны ведут борьбу на обоих фронтах, разрабатывая целые «мусорные стратегии». Успехи, как всегда, относительны.


Великобритания, одна из наиболее загрязненных стран Западной Европы, поражает чистотой улиц, аккуратными урнами, расположенными через каждый квартал и на всех остановках, а главное — своевременной очисткой этих урн и улиц. Работы проходят ранним утром и так незаметно, что кажется, так было всегда. В пятничные и субботние вечера особенно много мусора перед пабами и ресторанчиками, а утром все сияет чистотой. Меня удивляло отсутствие пыли и грязи на улице, пока ранним утром я не увидела, как эту улицу моют. Именно моют. Каждый день.


Меня умиляло отношение детей к мусору: ни разу не видела, чтобы ребенок бросил обертку на землю. Кто постарше, выкидывали их в мусорные урны, помладше — отдавали родителям. В стране созданы условия для сохранения порядка и чистоты в общественных местах, и именно жители их поддерживают и соблюдают. В последнее время в связи с большим наплывом иммигрантов и разделением на социальные районы вопросы по поддержанию порядка стали особо актуальны. В связи с участившимися терактами убрали урны в подземных станциях, заменив их на пластиковые пакеты. Выкидывать мусор стало немного сложнее. Но город не стал от этого грязнее.

Продолжение размышлений горожан.


Текст: Александра Стимбан

Фото: Людмила Харлапанова, Ирина Негриенко, Светлана Иванова, Нодира Икрамова, Умар Бахтиеров, Акилена Шевлякова, Александра Стимбан