На днях увидел свет первый сольный альбом популярного столичного музыканта Евгения Попелова, более известного как Persky. Откуда певец, саунд-продюсер и звукорежиссер черпает вдохновение, почему пластинка называется «Гипноз» и какие он строит творческие планы, — вы не прочтете в нашем интервью. Без купюр мы поговорили о другом, местами сокровенном. О том, чего стоит, закрывшись в студии, в одиночку записать альбом.


Евгению Попелову 30 лет. Окончил Государственную консерваторию Узбекистана по направлению звукорежиссуры. Вокалист, играет на клавишных инструментах, основатель и лидер кавер-проекта Persky.



— Ты рецензируешь для СМИ новые пластинки популярнейших музыкантов. Представь, что та же задача с твоим альбомом. Какое дашь заключение?

— Интересно. Если даже абстрагироваться, я бы сказал о пластинке ровно то, что хотел передать автор. А хотел он — это я сам понял, только прослушав готовый альбом, — описать некий бытовой мистицизм. Много неоднозначных песен. Но все так или иначе о любви, а точнее, об отношениях между людьми.


— Ты сказал «неоднозначных». Это понятие со знаком минус?

— Нет, как раз наоборот. Неоднозначность «с плюсом» — это когда ты еще сам додумываешь, что хотел сказать. И ты, и слушатель. Ведь даже в той же тематике «ты и я» столько граней! Как бы ни старался раскрыть тему в песне или альбоме целиком, однажды понимаешь, что необязательно. Например, трек «Так давно». Несмотря на конкретный текст, ты не до конца понимаешь, что означает «я не видел тебя так давно». В чем причина, хорошо это или плохо? Поэтому главный вывод, который бы сделал, прослушав «Гипноз» как сторонний критик, что тексты неоднозначные. Не путать с неконкретными. Есть вещи, которые говорятся в лоб. А есть мои тексты.



— Раз уж заговорили о «Так давно». На нее ты снял видео. Почему на нее? И есть ли в трек-листе песня, которая тебе близка, нравится, удалась?

— «Так давно» в принципе первое, что написал из пластинки. Видео... просто захотелось, и сняли. Бюджет — сто долларов. Не обдумывали заранее сценарий. Просто поехали и сделали его так, как я видел. Из песен альбома выделяю «На твоей половине». Тут я сказал так, как чувствовал.


— На альбоме указано, что он посвящен памяти Перского В. Кто этот, судя по всему, близкий тебе человек?

— Это мой дед. Он сыграл важную роль в моей жизни, в том числе повлиял на меня как на музыканта. Ушел в декабре прошлого года. При создании альбома сразу понял, что посвящу его именно ему. Это дань памяти и благодарность.



— В одном из давних интервью, лет девять назад, ты мне сказал: «Я никогда не пишу автобиографично. Это слишком просто». Ты изменил мнение?

— Да. Сейчас поспорил бы с тем мной. Написать автобиографично и откровенно сложно, как оказалось. Потому что любой человек больше всего ненавидит признавать свои ошибки. А здесь у меня как раз получилось. Кстати, песня «Враг» конкретно стала моим отражением. Она и есть ответ на твой вопрос.


— У тебя несколько своеобразных татуировок. В повседневности, даже на нашей фотосессии, ты их стараешься скрывать. Оставил в прошлой жизни или они до сих пор что-то значат?

— Я не жалею, что их сделал, если ты об этом. Бил тату более десяти лет назад. Не потому, что модно, круто или «надо», точно не поэтому. В том возрасте, осознании себя не было еще той информации, опыта, что есть во мне сейчас. Я находился в другой кондиции и в плане музыки, и как личность. Первая появилась в 18 лет.


— Что за татуировка?

— Ангел. Не спрашивай, почему. Татуировки создавались под влиянием моего творчества.


Евгений говорит о периоде, когда он был лидером и вдохновителем ташкентских рок-групп «Титус» и заслуженно популярной Termin Vox. «Лучшая хард-рок-группа» по версии Iosis-fest awards выпустила два студийных альбома Evolution и New day и до сих пор остается одним из главных объектов страстной ностальгии поклонников по звездным временам ташкентского андеграунда.



— В то время твои тексты в основном были на английском языке, причем их глубина поражала. Создавалось ощущение, что ты носитель. Почему твой сольник полностью на русском?

— Ну, потому что я не могу думать на английском. То есть могу, но дается нелегко. Некоторые мысли, речевые обороты — им нет эквивалента в иностранном языке. Заменять — значит, не передать то, что хочешь сказать. Возможно, когда-то будет альбом и англоязычный. Причем мне говорили, что, мол, на английском же лучше писать, фирменно звучит. Что за стереотипы? Пережиток прошлого.


— Вчера слушали твою пластинку. Прервав молчание, сестра обронила: «Сложно поверить, что автор песен Termin Vox и этого альбома — один и тот же человек». Часто слышишь подобное мнение?

— Да постоянно.


— И что думаешь?

— Это хорошо, с одной стороны. Потому что ни «Титус», ни Termin Vox в чистом виде не были махровым металлом. Так как я писал большинство музыки и текстов, привносил в них ту самую неконкретную стилистическую составляющую. Прожженные металлисты на наши песни говорили: «Фу, что это?».


Даже в раннем творчестве 2006–2007 годов появлялись треки Level 7, Art of pain, тогда еще, может, и неосознанно, но музыку уносило вообще не в те дебри. Много электроники, попсовых изъяснений. Не было жесткой оболочки. Просто далеко не все это замечали, а те, кому удавалось, не понимали, что именно «не так». Музыканты Termin Vox сами плевались — задумана одна песня, а превращается в канитель «сейчас придет девочка и споет крутую попсовую партию». Так что, возвращаясь к разговору о том, что я скатился от жесткого металла в попсовое днище, — сама понимаешь, куда желаю идти обладателям такого мнения.



— Ты типичный творческий человек? С тобой сложно ужиться в быту?

— Да. Я сам по себе холерик. А когда необходима жесткая концентрация, гораздо сложнее. При этом ты живешь в семье, и просто нужно периодически переключаться на бытовые проблемы. Альбом выходил долго, в том числе потому, что я его делал целиком и полностью один. Даже записи. Закрываешься в студии. Никаких звукоинженеров, звукорежиссеров. Процесс выглядит так: приходит музыкальная идея, записывается как костяк. Потом уже придумывается текст, который впоследствии может поменяться полностью. На этом этапе по идее весь материал отдается звукорежиссеру, композитору, аранжировщику. Но не в моем случае. Я сам записываю, сам прослушиваю, отбираю дубли, делаю сведение, мастеринг. Столько информации приходится держать в голове! Имею в виду, что я элементарно могу уехать в студию и застрять там до ночи, потому что никак не мог добиться нужного результата, вместо решения каких-то бытовых вопросов, коих всегда много. Я благодарен, что в этом шатком состоянии меня понимают.



— Не покидает ощущение, что композиции «швыряет» из стороны в сторону, от глубоких текстов с примесью драмы до очень легких, поверхностных.

— Поверхностные? Например?


— Вчера впервые услышала «В воздухе». Вот совсем же ...два притопа.

— А с ней вообще интересно получилось. Когда она была готова, сведена, понял: слишком социальная. Текст переделал и сделал так, как посчитал правильным. Зачем кого-то учить жизни, подумал я. А если хорошенько вслушаешься, поймешь, что она очень глубокая. Если честно — про шоу-бизнес, а сразу так и не скажешь. А в целом — соглашусь, очень разный трек-лист. Объединенный холодной атмосферой. Сравнил бы со сборником рассказов. Там даже есть танцевальные треки, которые при всем моем желании не получаются таковыми в чистом виде. Который раз хочу сделать песню, которую будут диджеи гонять, танцполы рвать. Ан нет — опять пишу поинтереснее.


— Удивит ли тебя это — не знаю. Часто слышу мнение, что ты не самый коммуникабельный человек. А как это качество совмещать с шоу-бизнесом?

— Как раз наоборот. Со мной вполне легко в общении. Но, с другой стороны, да, у меня есть определенные инстинкты, которые я не считаю нужным контролировать. Я предпочитаю справедливость... Давай опустим рассуждения о том, что ее не существует и прочее, — помню. Но все же предпочитаю поступать так, как считаю правильным. Многим это не нравится. Про коммуникабельность — я не люблю себя в отношении некоторых людей. А не людей. Это разные вещи.



— Ты принимаешь участие во многих ТВ- и радиопроектах, судишь на конкурсах. Это для тебя «Почему нет?» или приносит дополнительное творческое удовлетворение?

— Это для меня «Почему нет?». Начнем с конкурсов. Я их терпеть не могу. Потому что спорт — это быстрее, выше, сильнее. Музыка, фотография, кино, поэзия — вкусовщина. Везде, где есть химия внутренняя, там не может быть понятия оценки. Есть, конечно, объективные критерии — качество исполнения, подача и прочее. В идеале вокальный конкурс — 10 девочек в одной голосовой тесситуре, спевшие одну и ту же композицию. Вот тогда судите, кто лучше спел. Сравнивать квадратное с красным невозможно. Но когда меня зовут, я говорю: «Почему бы нет?». А радио просто люблю, да и не вижу причин, почему бы этого не делать.


Евгений — продолжатель творческой династии, выходец из музыкальной семьи. Отец — Виталий Попелов — лидер легенды отечественного рока Fromuz, самой известной нашей команды в этом жанре за пределами страны.


— Часто, особенно публично, тебя сравнивают, проводят параллели с отцом. Как к этому относишься?

— А с кем меня должны сравнивать? И его со мной сравнивают. Люди ведь сами по себе банальны, а это поведение лежит на поверхности. Да, честно скажу, до сих пор удивляет, что кто-то все еще считает необходимым поднимать эту тему в общении со мной. Но. Если не с ним, то с кем? Он невероятный человек, у нас прекрасные отношения, если я и хотел бы на кого-то равняться, то на него и только. Никакой конкуренции типа «музыкант отец — музыкант сын» у нас никогда не было.



— Вот и сольник, ты полноценная творческая единица. При этом играешь с кавер-группой в заведениях и на мероприятиях. И вот тут не могу никак сформулировать вопрос прилично, кроме: «Тебе как, норм?».

— Прекрасно. Я зарабатываю деньги на том, от чего получаю колоссальное удовольствие. Более того — делать это умею. Сложности есть в любой работе, но зачем я буду еще рефлексировать на тему: а что об этом подумают. Я прихожу на ту же свадьбу и не могу не выложиться там на сто процентов, потому что профессионал. Хорошо, что ты не спрашивала, где ищу вдохновение. Потому что я его не жду. Строитель же не ждет вдохновения, чтобы построить дом так, чтобы он не упал. Я не буду делать плохо или без удовольствия, будь это выход на огромную площадку или банкет на 20 человек. Не делаю себе скидок на отсутствие вдохновения, настроения. Моя авторская и сценическая деятельность не зависит ни от чего. Надо — делаешь.

9 фактов про...

— Кем ты стал бы, если не музыкантом?

— Военным.

— Любимое время суток.

— С 12 до 2 часов ночи.

— Что ты пьешь, когда пишешь песни или сочиняешь музыку?

— Все, что горит.

— Тебя заставляли в детстве родители заниматься музыкой?

— Да. Но педагоги жестче.

— Самый странный поступок от фанатки.

— Звонить и сообщать мне о беременности.

— Сколько раз ты был в полноценном отпуске?

— Один. Недавно.

— Любишь фотографироваться?

— Не очень. Но нужно.

— Кошки или собаки?

— Кошки. Но и собаки были.

— Читаешь VOT?

— Подписан и читал периодически, но, кстати, давно этого не делал.

Ну, вот и повод найдется...


Текст: Юлия Хакимова
Фото: Надежда Пак
Благодарим ресторан Винарыба за помощь в организации фотосъемки.