Рэп стремительно ворвался в нашу жизнь в прошлом году, когда каждый второй начал употреблять слово «хайп », а каждый третий — восклицать «изи-изи, рил ток ». После того, как во время планерки термин «хайп» прозвучал из уст нашего далекого от хип-хопа главного редактора, мы решили узнать о состоянии культуры в Узбекистане. Поисками местного Versus -а и беседой с основателем площадки занималась Екатерина Цой. Не забывайте заглядывать в словарь в конце материала, чтобы узнать значение непонятных слов.


Хип-хоп становится рупором, в который люди кричат о проблемах. Баттл Oxxxymiron vs Гнойный собрал более 33,5 миллиона просмотров на Youtube и помог первому собрать концерт в «Олимпийском», а второму — засветиться на каналах «Культура» и «СТС». Да что говорить, если даже Пулитцеровская премия в этом году досталась американскому рэперу Кендрику Ламару.


В Ташкенте в авангарде культуры стоит Батыр Мавлянов, известный в рэперских кругах как МС TeeNaGer и создатель крупнейшей в Ташкенте баттловой площадки Лига мастеров слова (ЛМС). По будням молодой человек работает финансовым аналитиком крупной международной компании, а в выходные организует вербальные поединки.


Батыр, вы можете легко и доступно объяснить непосвященным читателям, что такое рэп-баттлы?

Рэп-баттл — это вербальный поединок между двумя людьми, состоящий из двух-трех раундов. Соперники попеременно читают заранее подготовленный, зарифмованный текст. Цель — сильнее и обиднее задеть оппонента. Ценятся отточенные рифмы, игра слов, техника читки и панчлайны — оскорбляющие фразы. Баттлы бывают двух видов: на битах (под музыку) и без битов (в тишине). Зрители во время баттла стоят кругом вокруг участников и реагируют одобрительными выкриками и аплодисментами на удачные моменты в тексте. Наиболее авторитетные площадки России — Versus и #Slovospb. Знаковый баттл Oxxxymiron vs Гнойный, поднявший волну хайпа, по сути был поединком этих двух площадок.


Какие площадки существуют в Ташкенте?


Действующих сейчас три: WM battle, Speak Out баттл и Лига мастеров слова. ЛМС — крупнейшая площадка в столице, плюс у нас есть филиал в Самарканде. Наша аудитория насчитывает порядка пяти тысяч человек. Если смотреть шире, то за три сезона баттлы посетили десять тысяч зрителей. На отборе третьего сезона ЛМС собрала 500 с лишним человек. Я говорю только о тех, кто прошел по билетам, а ведь в клубе присутствовали еще знакомые, друзья, гости вечера. Год назад на отбор пришло человек 400. Это бешеные цифры. Вообще во 2-м и 3-м сезонах посещаемость ни разу не падала ниже 250 человек.



Как пришла идея создать ЛМС?


Проект возник в 2015 году, еще до того, как баттл Oxxxymiron vs Гнойный вывел хип-хоп в тренды. Изначально я батлил сам. Мы с ребятами ездили в другие районы: Лисунова, Юнусабад. Чиланзарских, бывало, собиралось человек 100: мы брали в аренду два автобуса и ехали поддержать своих участников. Последний раз я выступал в финале первого сезона площадки Шумный. Я тогда выиграл и получил 300 тысяч сумов и грамоту. После меня пригласили судить. Я видел, что судейство на ташкентских баттлах нечестное: зачастую двое судей еще до раунда знают, кому отдадут голоса. То есть к ним заранее подошли организаторы и попросили обеспечить победу определенному участнику. Ко мне подобных предложений не поступало, потому что люди знают, как я отношусь к подтасовкам.


Например, у одного лейбла в сезоне «Битва за косарь» была такая ситуация. В финале встретились Астатик и Ton. Последний сейчас выступает в проекте «Песни на ТНТ», где его судят Макс Фадеев, Тимати. Он четыре года назад проходил просмотры в лейбл Тимати Black Star и дошел до полуфинала. В баттле против Астатика Ton исполняет три трека, которые лично мне взрывают мозг. А следом выходит Астатик из лейбла-организатора с более слабым материалом и выигрывает. Зрителям становится ясно, что обещанного «косаря» — 1000 долларов — в призовом фонде нет, а судьи просто-напросто отдали победу своему человеку. Я считаю, что если лейбл организовывает турнир, то его участники не должны доходить до финала. У нас самих бывало, что в сезоне батлили организаторы, но дальше четвертьфинала они не проходили, просто выбывали автоматом. Члены команды ЛМС не участвуют в битве за призовой фонд, мы четко прописали этот момент в правилах.

Что вы предприняли, чтобы ЛМС стала лучше площадок конкурентов?


Мы всегда выплачиваем призовой фонд, я изначально создавал ЛМС как честный проект. В третьем сезоне победители баттлов на битах и без битов получили по 2,5 миллиона сумов. Таких выплат еще ни одна площадка не делала.

В судейство я позвал ребят, к которым не подойдешь и не попросишь проголосовать за нужного человека — они просто развернутся и уйдут, сочтя просьбу проявлением неуважения. Дима Марс, Crazy Chab — это легенды узбекского рэпа, на которых выросли местные поклонники жанра. Crazy Chab, кстати, долго не соглашался, но я настаивал, уговаривал и в итоге убедил попробовать.


Кроме того, ЛМС не стала ограничиваться столицей и провела битвы городов с Самаркандом и Бухарой. Мы как организаторы берем на себя все: билеты, гостиницу, трансферы, питание участников. Конечно, я не занимаюсь всем в одиночку. Лига мастеров слова — сплоченная команда, внутри которой существует четкое распределение ролей и обязанностей. На протяжении всех трех сезонов мне помогали Акмаль Дарк Мун, Георгий Гевондян, Ильхом Кодеин, Илья Печенькин, Акмаль Кирпичный, Давлат Тиллаев.



Основатель Versus Ресторатор в интервью как-то сказал, что начальные инвестиции в проект составили 200 тысяч рублей. Сколько инвестировали вы?


За счет собственных средств я сформировал призовой фонд в 1 миллион сумов плюс покрывал организаторские расходы: аренду клуба, аппаратуры, охрану, афиши, флаеры, баннеры. Больше всего денег уходит на рекламу в социальных сетях и Телеграм-каналах. Продвижение одного раунда обходится тысяч в восемьсот. Иногда администраторам группы достаточно бесплатного входа и фирменного свитшота, но чаще приходится платить, чтобы на аватарке канала появилась афиша мероприятия. Первые два сезона я не получал абсолютно никакой прибыли, входных не хватало даже на покрытие текущих расходов. С третьего сезона Лига мастеров слова достигла точки безубыточности за счет того, что чуть поднялись входные. Сейчас билет стоит 12 тысяч сумов, и это приемлемая цена. Я понимаю, что в клуб приходят ребята, которые не работают и не могут заплатить 20 тысяч и более. Порой ко мне подходит человек и говорит: «Брат, денег нет, только на дорогу осталось», — и я пропускаю. 12 тысяч не сделают меня богаче, зато зритель получит удовольствие и в следующий раз уже заплатит за вход. Единственное, что дают рэп-баттлы, — удовольствие и дружба.

Глядя на Ресторатора, который меняет BMW, как перчатки, не скажешь, что баттлы — только удовольствие и дружба...


Versus получает бешеные суммы за рекламу. Я не напрягаю спонсоров и никогда не прошу денег, потому что у меня нет цели заработать. Обычно предлагаю выделить зрителям и участникам продукцию. Иногда компании спонсируют изготовление фирменной одежды, которую мы раздаем в качестве подарков. Но случаются и накладки. Например, во втором сезоне ЛМС был раунд, спонсором которого выступил достаточно популярный бренд. Мы с другом просто зашли с улицы в отдел маркетинга и предложили сотрудничество. Договорились, что я за счет своих средств сделаю футболки с логотипами площадки и спонсора, а потом фирма возместит затраты и выделит для посетителей 400 единиц продукта. Я нашел качественную печать, постарался сделать все красиво, потому что мои же зрители будут это носить. Наступает день баттла. Представители спонсора ставят в зале две рекламные неоновые стойки, привозят 70 единиц продукта и сообщают, что возмещения расходов за 150 фирменных футболок не будет. Их руководство не дало одобрения на расходы, но мне, почему-то, об этом не сообщили. Очень некрасивый поступок.


В среднем ребятам в зале лет по 15, я права? Назовите самого молодого и самого старого участника баттла?

Зрителям в зале от 16 лет, причем если человеку нет 18, то в 21.00 охрана попросит его уйти из клуба. Самый юный баттловик — Чикатилло, ему 16. Парень, кстати, в третьем сезоне занял третье место. Самый взрослый — Garryman, ему около 35 лет.


Если вспоминать западные баттлы, то бывает, что после особенно оскорбительного панчлайна в лицо соперника летит кулак и начинается драка. Случалось ли такое в Узбекистане?


Драки в тусовке случаются, но не из-за панчлайнов. Конфликтов из-за того, что оппонент особенно изощренно оскорбил тебя во время раунда, не бывает.

На российских площадках участники заранее оговаривают, какие темы под запретом. Обычно это родители или острые политические вопросы. Кто устанавливает ограничения в ЛМС?


Я изначально прописал в правилах, что в текстах запрещается затрагивать нацию, религию, политику и родителей. Это вещи, которых нельзя касаться, они сугубо личные и более весомые, чем все те слова, что мы тут говорим. Также запрещено использовать мат в баттлах на битах. Под музыку человеку легко выразить себя и сделать яркое выступление. Нецензурные слова тут не нужны. Зритель получит удовольствие от бита, хорошего текста, читки. Нарушителям грозит немедленная дисквалификация. Например, Лайм, победительница третьего сезона, во втором сезоне была дисквалифицирована за мат. Правила должны соблюдаться.


Давайте поговорим об отношениях баттловиков. В основе рэп-баттла лежит конфликт выступающих. Непосвященному человеку кажется, что выступающие ненавидят друг друга с пеленок, такими страшными, нецензурными, грязными оскорблениями противники осыпают друг друга. Насколько реален в ЛМС негатив? Или это все напускное и накрученное?


Баттлы проходят жестко, но до мероприятия я всегда инструктирую участников: предупреждаю, что вне круга отношения должны оставаться хорошими. Возьмем победителя третьего сезона Снизова: в каждом раунде по парню сильно проезжаются, а на самом деле с ним в тусовке нормально общаются. Скоро будет баттл для узкого круга людей, что-то вроде закрытой вечеринки — и он приглашен. Снизов ходит с нами в тренажерный зал, у него даже прогресс есть: поднимает уже 4 килограмма.


Ценность культуры заключается не в панчлайнах. Вряд ли вы через 10 лет будете гордиться тем, что вставали в круг и оскорбляли оппонента. Ценность культуры в том, что она дает друзей: мы вместе играем в футбол, занимаемся рукопашным боем, ходим в тренажерку, отмечаем дни рождения, ездим на дачи. Баттлы дают семью — именно в этом для меня и состоит главная ценность Лиги мастеров слова.



P.S. В статье много терминов, понятных только людям из тусовки, поэтому мы нашли словарь нового русского рэпа от The-village и Buro 24/7.


Текст: Екатерина Цой

Фото предоставлены ЛМС