Мало кто слышал, и еще меньше тех, кто смотрел фильм «Дон Кихот из Кизил-сая». Это история о человеке, безумно любившем космос и оставшемся верным своим идеям до конца жизни. 12 апреля мы отмечали Международный день космонавтики. К этому дню автор VOT связался с председателем Фонда Вахидова и директором первой Международной аэрокосмической школы в Узбекистане Ферузом Вахидовым.


МАКШ — что это?

В начале 90-х в республике решили прививать школьникам интерес к инженерным специальностям. Наиболее популярными стали направления аэрокосмической отрасли: космическое материаловедение, авиация и летное дело. Инициаторами идеи стали академик Шавкат Ахадович Вахидов и наш земляк космонавт Владимир Джанибеков.



Между собой школу называли «малая звездная академия», в нее принимали одаренных подростков. Школа начала работу под патронажем ташкентского НПО «Коинот» («Космос»). Затем перешла под управление Республиканского фонда имени Мирзо Улугбека, а с 2000 года — Международного молодежного аэрокосмического фонда Вахидова. Учредителями фонда стали известные ученые, конструкторы, авиаторы, предприниматели Узбекистана и космонавты Владимир Джанибеков и Салижан Шарипов.

Дон Кихот из Кизил-сая

Говоря о Международной аэрокосмической школе (МАКШ), невозможно не упомянуть отца-основателя школы. Шавкат Ахадович Вахидов — доктор физико-математических наук, академик. Человек с большой буквы. Но почему все-таки Дон Кихот и именно из Кизил-сая? Все очень просто! Место расположения школы — у подножья гор, недалеко от речки, которую местные кличут Кизил-сай. Отсюда прокладываются «звездные трассы» малой академии на занятия в урочище Кизил-сая в отрогах Чаткальского хребта.



Здесь заложен глубокий смысл. Если герой романа Сервантеса гонялся за приключениями, то наш герой любил космос не меньше и жаждал когда-нибудь полететь на орбиту Земли. Дон Кихот являл собой человека, который верит в идеал, и стремился изменить мир к лучшему. Так же, как и Шавкат Ахадович.

Как работает школа

Набор в школу проходил каждой весной: руководство публиковало 10-12 вопросов по физике, математике, астрономии, авиации и космонавтике. Ребята, давшие лучшие ответы, отбирались в МАКШ и получали бесплатную путевку на учебу в живописной горной местности. В последнее время концепция отбора в школу изменилась — теперь приглашают исключительно призеров и финалистов олимпиад по точным наукам. В 2018 году старт работы МАКШ планируется на начало августа. Сезон продлится две недели и, по ожиданиям, в нем примут участие 40 ребят из всего Узбекистана.



Космос — это хаб, где объединяются абсолютно все науки. И путь к космосу пролегает через упорный труд. Курсантов школы разделят на экипажи по пять-семь человек. Каждый экипаж получит название одной из планет Солнечной системы. МАКШ не ставит перед собой цели вырастить готового пилота или космонавта. Это место для раскрытия талантов и катализатор к самосовершенствованию. Студенты программы попадают в полуполевые условия, призванные закалять и открывать глаза подросткам. Здесь нет пятизвездочных коттеджей или суперсовременных столовых. Но все ребята получают летную форму с эмблемами Фонда Вахидова.

Интерактивные будни и вечера

Мы никогда не стремились вылепить астрономов, астрофизиков или ученых в области космической науки. Наша задача — дать базу, позволить получить жизненный опыт. Когда ребята видят, как действующий космонавт, который буквально пару месяцев назад был в космосе, сидит рядом и колит дрова, они понимают, что пилоты и космонавты, которых вы видели по телевизору, такие же люди, и что мечта может сбыться независимо от того, откуда ты, кто ты и к какому социальному классу относишься.



Днем ученики МАКШ собирают макеты, пишут проекты для конкурса на лучшую идею защиты Земли. Все это не только развивает фантазию у ребят, но также заставляет их «включать» свои знания в точных науках. Например, какая сила сопротивления будет у ракеты, которую запустят в небо, чтобы предотвратить надвигающуюся угрозу в виде большого камня-астероида, и что можно предпринять, чтобы кусочки осколков не разлетелись и опять-таки не стали угрозой для землян. Все это ребята высчитывают, продумывают, а затем сдают в виде дипломной работы. Конечно, во время процесса инструкторы активно помогают, но инициатива всегда исходит от самих курсантов.


По вечерам студенты сами организовывают дискотеку или вечернюю посиделку возле костра, где инструкторы выступают в роли наблюдателей. По утрам они преподаватели, а по вечерам — охранники, которые следят за порядком и дисциплиной.

По окончании курса ребята, инструкторы и космонавты обмениваются номерами, чтобы не терять связи и получить совет более опытного знатока.

Финансовая сторона

Материальная выгода — последнее, о чем вы вообще можете задумываться, открывая такую школу. Дети — наше будущее, а человеческие ресурсы — индикатор экономики.



У МАКШ нет аналогов в Центральной Азии, что заставляет нас гордиться. Как и в любой сфере, у нас были свои сложности. По большей части это связано с поддержкой и пониманием аэрокосмической науки. Мы получаем поддержку и финансирование: нам помогает НАК «Узбекистон хаво йуллари», РосКосмос, который отправляет нам своих специалистов, Министерство высшего и среднего специального образования Узбекистана, которое оказывает материально-техническое содействие, предоставляет форму и экипировку, а также организует экскурсии по музеям и институтам. В частности, каждый год студенты МАКШ посещают институт «Физика-Солнце», что находится недалеко от города Паркента.

Дальнейшие перспективы

Заглядывая вдаль, мы можем сказать, что у нас большие планы на будущее. Какие именно, не могу поделиться, так как все в стадии разработки, но уже сейчас школа переживает кардинальные изменения в структуре, а также прорабатывает новый вектор развития. Недавно стало известно, что при Астрономическом институте откроют лицей, который будет выпускать кадры для дальнейшего изучения космоса в тесном сотрудничестве с МАКШ.



За минувшие годы в МАКШ занимались сотни молодых дарований не только из разных областей Узбекистана, но и других стран ближнего и дальнего зарубежья. По примеру и методикам обучения, накопленным здесь, были открыты подобные «малые звездные академии» в Пакистане, Малайзии, куда выезжали преподаватели и курсанты МАКШ, и даже в подмосковном Звездном городке. При этом бывшие выпускники МАКШ, по крайней мере большинство из них поступили в профильные вузы и колледжи, выбрали профессии инженеров, конструкторов, ученых, многие стали педагогами, тренерами и инструкторами по авиаракетомоделизму.


Мы будем продолжать традиции, заложенные нашим отцом, а для кого-то дедушкой Вахидовым, и сделаем все возможное, чтобы выпускники МАКШ нашли свое место не только в области науки и космоса, но и в любой другой сфере. Главное — какую пользу они принесут обществу и стране, в которой живут.

От автора

Я — выпускник Международной аэрокосмической школы в Узбекистане. МАКШ — это не просто школа. Это в первую очередь семья, традиции. Традиции, созданные одной большой семьей, которые передают это из поколения в поколение. Это место, в которое всегда хочется вернуться. Те, кто посещал школу, могут с уверенностью подтвердить данную мысль. С первого дня ты уходишь в изучение границ космоса, постигаешь знания через лекции и открытые уроки по физике, арифметике, астрологии и математике. А затем применяешь свои знания и навыки на практике, создавая ракеты и самолеты. Но МАКШ — это в первую очередь люди, единомышленники и творцы. Эмоции, которые ты испытываешь во время запуска своих моделей ракет или воздушных змеев, не передать словами, а вечерние сборы по изучению глубин космоса и звезд через телескоп нельзя забыть. Если еще каких-то шесть-семь лет назад передо мной стоял бы выбор: поехать в летний лагерь или в МАКШ, то я колебался бы, но, оглядываясь, я только с улыбкой вспоминаю то время и без колебаний выбрал бы второй вариант. Ну что, полетели?!


Текст: Бахтиер Рахимов
Фото: архив МАКШ