VOT представляет проект «Большие надежды. Life style». Истории, где нет широкой известности, славы и денег. Истории, где герои делают жизнь лучше и не только для себя.


Что мы знаем о балете? Балерины в воздушных пачках, парящие над сценой, оркестр, зрители — одним словом, искусство в лучшем его проявлении. Но не все знают, что обратная сторона нежного балета — беспощадное уничтожение всяких препятствий на своем пути, будь то человеческие слабости или чувства.


VOT побывал за кулисами Большого театра имени Алишера Навои, где ведущая солистка балета Ольга Сабирова рассказала о своем примере покорения театральной вершины.

Танец как первая любовь

Танцы пришли в мою жизнь в четырехлетнем возрасте. Наш детский сад посетил педагог по узбекским танцам. Она отобрала несколько детей для занятий. В это число попала и я. Через год уже танцевала в кружке хореографии и параллельно ходила на бальные танцы. Вскоре выиграла конкурс и получила приз — билет на балет «Коппелия». Я была от него в восторге, наверное, тогда и решила, что стану балериной. Мои родители не имеют отношения к искусству, но мама всегда поддерживала мои начинания. Именно она посоветовала поступать в хореографическое училище.



Поступила я быстро, пройдя три тура. Поначалу нравилось не особо, шли обычные уроки, я все думала: «Когда же мы будем танцевать?». Тогда уже знала, что без этого не смогу жить. Помню, как во втором спецклассе нам впервые выдали пуанты, попутно объясняя, как ими пользоваться, а я с нетерпением ждала момента наконец на них встать.


С первыми пуантами появились и первые трудности. Был момент, когда хотела уйти. Педагоги сильно на нас давили в психологическом плане: «У тебя ничего не получится», «Ты ужасно танцуешь» — и все это перед остальными учениками. Но неуверенному в себе человеку не место в балете. Схема предельно проста: чем выше становится твой навык, тем больше становится требований и, соответственно, замечаний. Говоря подобные вещи, они способствовали зарождению в нас здоровых амбиций. Я даже благодарна — помогая нам осваивать искусство танца, педагоги попутно воспитывали в нас характер. Назло остальным я тогда решила: либо буду лучшей, либо оставлю это навсегда.



Судьба балерины может решиться уже на экзамене в училище. Все как в известных фильмах про балет: трепетный момент, когда приходит именитый хореограф из театра и смотрит, кто из себя что представляет. Я тогда из кожи вон лезла, стараясь быстро схватить и выполнить то, что от меня хотели. Усилия оправдали себя: меня заметил главный балетмейстер театра Юсупов И.Ю. Так, после окончания училища я попала в Государственный академический Большой театр имени Навои. Здесь в мой талант поверили и понемногу стали доверять сольные куски. Тогда еще, конечно, было далеко до ведущих партий. Мой первый большой спектакль «Корсар» был спустя два года, позже, в 2012 году, главный балетмейстер поднял меня на категорию ведущей солистки.

О силе характера хрупкой балерины

В профессии я выкладываюсь на максимум, ведь ведущая солистка — это большая ответственность, необходимо каждым движением оправдывать оказанное доверие. Балерина должна уметь мыслить, нельзя полагаться лишь на свои данные.


Конкуренция тут жесткая. Сами понимаете, женский коллектив. Что только не делают девушки, чтобы завладеть желаемой категорией. Нам даже рассказывали, как однажды две балерины, сражаясь за роль, постарались опередить друг друга в выходе на сцену, в одной и той же партии! Когда пришла в театр и стала получать роли, меня преследовали завистливые взгляды за спиной: «А почему она, а не я?». Пришлось справляться с этим. Да и, бывало, сама проявляла характер по отношению к другим. Раз уж пришла в театр, так уж дойду до конца.



Примечание автора. Все мы смотрели нашумевший психологический триллер Даррена Аронофски «Черный лебедь», вышедший в 2012 году. Мы решили задать Ольге вопрос о правдоподобности изображаемой действительности в фильме и вот что она нам ответила: «Конечно, все зависит от характера человека, от того, насколько он помешан на своей цели. Но в целом, думаю, создатели фильма сильно преувеличили реальность».


В работе я всегда прислушиваюсь к замечаниям руководителя труппы Заслуженного артиста Шавката Турсунова. Для меня важно серьезно подойти к роли, которая мне дана. Чем больше затрачиваю времени и сил на подготовку роли, тем ближе она мне становится. Каждый поворот головы приходится оттачивать до совершенства и все равно, всегда знаешь, что можешь лучше, и стремишься к этому.


Работа глубоко проникает и в личную жизнь балерины. В театре я провожу много часов, а дома мало. Когда у нас спектакли, а они у нас фактически через день, я возвращаюсь домой и в 10 вечера. Времени на семью не хватает. Благо, муж у меня понимающий, он главный зритель на моих спектаклях. Тем не менее, обязанности жены никто не отменял. Приходится готовить ночью, а убираться — в единственный выходной день. Детей у нас пока нет, но с работой это не связано. Ранее считалось, что балерине не стоит заводить детей, ведь беременность и роды могут сильно подпортить фигуру, и тогда о ведущих партиях придется забыть. В реальной жизни все рожают, приводят себя в форму и продолжают танцевать.



На другие увлечения, помимо балета, у ведущей балерины просто физически не хватает времени. В целом же, день балерины определяет цель, которую она поставила перед собой. Если массовые театральные номера — ее предел, то необязательно особо себя утруждать. Если же цель — вершина театрального искусства, то ежедневно, по нескольку часов, она буквально будет доводить себя до седьмого пота.Мы не просто работаем над своим телом, мы идем против природы. Все эти фотографии с мозолями на ногах балерин в интернете — чистая правда. Пластыри и вата у меня всегда с собой.


Я склонна к полноте и вынуждена постоянно держать себя в форме. В училище во время переходного возраста сильно поправилась. Помню, педагоги прям так и называли, не стесняясь в выражениях: «Толстая! Толстая!» Что только я не делала, чтобы похудеть: сидела на жесткой диете (три дня — морковь, три дня — капуста, три дня — яблоки), обматывалась пищевой пленкой и делала упражнения. Не могу сказать, что вес ушел быстро. Но результаты в конечном итоге проявились. Конечно, если тебе все равно, что будет дальше, можешь продолжать есть, я же привыкла себя во всем ограничивать. Раньше очень любила сладкое, но теперь нельзя. Иногда только днем съешь кусочек хлеба. Страх растолстеть остается с балериной на всю жизнь: просыпаюсь и засыпаю с этой мыслью. Но этот страх — издержка нашей профессии.

Наедине со зрителем

Непередаваемое чувство — тепло зрителя, его внимательность, аплодисменты. Однажды у нас был случай, когда во время спектакля «Ромео и Джульетта» из зала не было ни одного хлопка, нам даже показалось это подозрительным. Такое было впервые. Не знаю, с чем это было связано, но надеюсь, что они просто смотрели выступление на одном дыхании, тем более под конец они все же «расхлопались».



Бывали в нашей практике и курьезные ситуации. Однажды я танцевала французскую куклу, и во время спектакля у меня оторвалась шляпка, весь спектакль она маячила перед лицом, зрители смеялись. А под конец упали еще и локоны.


Нам рассказывали и более интересные случаи, например, бывало, актеры в пылу танца даже в оркестровую яму падали. Но сама не наблюдала таких моментов.



Мне очень нравится роль Маши в «Щелкунчике». Это новогодняя сказка. Здесь важно показать переход от маленькой девочки к девушке и ее первой любви. Наверное, я до сих пор в душе ребенок, поэтому для меня это несложно, скорее даже интересно. На сцене часто перестаешь быть собой, стараясь вжиться в роль, которую танцуешь. Я всегда полностью отдаюсь танцу, остаются лишь зритель и моя героиня.

А стоит ли надевать пуанты

Нашу профессию нельзя назвать благодарной в плане заработка, но я работаю не ради денег. Все, кто шел сюда, прекрасно понимали, куда и на что идут. Единственная причина — безумная любовь к танцу.


К сожалению, век балерины короткий, мы танцуем до сорока лет, а потом выход на пенсию — передавать опыт новому поколению. Уходить со сцены всегда тяжело, но сделать это нужно достойно и вовремя, так как остро встает вопрос внешнего вида. К счастью, мне еще рано об этом думать, я довольствуюсь тем, что имею. Балет для меня — какой-то иной мир, где попадаешь в сказку с волшебным круговоротом: зрители, эмоции, снова зрители.



Своей будущей дочери балет я бы не советовала по нескольким причинам. Получается, у человека совсем не будет детства: с утра до вечера училище, репетиции, концерты. Вдобавок к этому — постоянные мозоли, кривизна ног, шишки. Наша профессия очень травмоопасна. Не так сделал партнер поддержку — и ты уже на полу, всегда есть риск что-то себе сломать. Нет, своей дочери я бы не пожелала такой судьбы. Но если бы сама вновь вернулась в детство, не изменила бы своего решения стать балериной.


Текст: Татьяна Моторина
Фото: личный архив Ольги Сабировой