Ко всем постройкам, ранее анонсированным под снос на месте будущего Tashkent City, присоединился и Дом кино — один из примеров советского модерна в архитектуре. VOT по уже сложившейся традиции решили рассказать об истории здания, запечатлеть в памяти Музей кино, с которым вскоре встретимся в новом формате.


Участок ташкентской земли, выбранный под строительство инновационного центра, претерпевал изменения не раз: перестраивали здание метрополитена, Госкомспорта, вместо шумной ярмарки техники выросли молчаливые исполины новостроек. Большинство зданий появилось здесь в 60-х годах, и некоторые действительно не несли в себе ни архитектурной ценности, ни эстетической привлекательности. Но внимания горожан достойны сооружения ташкентского архитектора Рафаэля Хайрутдинова — построенный в 1976 году «Дом лесоводов» (республиканский ОВИР) и Дом кино, возведенный в 80-х годах.

Истории строительства

Строительство здания завершили в 1982 году. Над Домом кино также работали архитектор В. Бреусенко и инженер Г. Костина. Специалисты отмечают выдающиеся инженерные и конструкторские решения. Основной массив главного зала поставлен на четыре бетонные опоры с пролетом балок в 24 метра — эффективность строения подтверждена устойчивостью к ташкентским землетрясениям в течение всего этого времени. В здании спроектировано три кинозала: на 900 мест, 230 и 50.


В материале на сайте «Письма о Ташкенте» Джасур Исхаков указывает интересный факт: Дом кино в Ташкенте строился на средства, выделенные Союзом кинематографистов СССР. В Ереване и Ленинграде работали собственные полиграфические предприятия, на которых печатались в миллионных тиражах открытки с фотографиями знаменитых актеров мира. Эти открытки продавались повсюду и стоили 10 копеек за штуку. Именно на эти «народные» деньги и был тогда построен Дом кино в Ташкенте.


В создании Дома кино принимали активное участие художники: декоративные элементы на фасаде главного зала созданы скульптором Робертом Авакяном, росписи фойе — художниками Баходыром Джалаловым и Джавлоном Умарбековым, витраж и светильники фойе — монументалистом Виктором Ганом. По легенде, традиционную красную ленточку в день открытия Дома кино разрезала небезызвестная Нонна Мордюкова!


Малика Пулатова,

начинающий архитектор


Не стану говорить за всех, но лично для меня визуально Дом кино не привлекателен. Правда, есть одно «но»: сегодня все попросту забыли, что архитектура — не просто красивая с виду коробка, а целый комплекс решенных задач, среда для жизнедеятельности, которая должна быть удобной и функциональной.


Любое зрелищное сооружение того времени представляет собой результат кропотливой работы архитекторов. Из рассказов своего учителя помню, что прежде, чем приступить к реализации какой-либо из задумок на бумаге, проводились исследования, опросы, которыми сейчас никто себя не утруждает. Главная ценность строений советского периода — скелет здания, его планировочное решение. Если сегодня больше внимания уделяют материалам, то раньше его акцентировали на формах.


Думаю, можно попробовать вклинить Дом кино в концепт Tashkent City. Только без алюкобонда. Нет ничего страшного в том, что современная архитектура соседствует со старыми постройками. Например, за границей старинные здания миксуют с современной архитектурой. Часто это можно встретить в европейских странах.

Ностальгия или история?

Первое время Дом кино был чем-то вроде закрытого клуба для творческой тусовки. Но в годы перестройки перестроился вместе со всеми и стал открытым, интересным для жителей столицы. В комментариях к посту Евгения Скляревского люди разных возрастов вспоминали о Доме кино:


«В советские времена там проводились дивные показы зарубежного кино. Правда, нужно было вытерпеть нудные предварительные лекции. Но оно того стоило... Да и не только зарубежного. Помню, Тарковского там смотрела. В телеящике тогда еще даже не заикались о нем», — пишет Алла Гажева.


«Мы десять лет подряд встречали Новый год сначала в старом здании Дома кино на Чиланзаре, а в последующие годы в новом здании. Собирались киношники с семьями, делались капустники, мы специально шили костюмы. Там проходили кинопросмотры зарубежных фильмов с лекциями ведущих киноведов...», вспоминает Мастура Исхакова.


«Ходила по абонементу в Дом кино, было очень интересно знакомиться с актерами и новыми фильмами, тогда ведь не было интернета. Еще на встречи с бардами, Никитины приезжали, Розенбаум и др.», отзывается в ленте обсуждения Елена Голубева.


«В Доме кино собиралась «Арча» по средам с 2002 по 2005 годы. В залах — Большом и Малом — проводились грандиозные концерты авторской песни с участием Владимира Игоревича Баграмова и Александра Каменского. А какое там оформление стен — мозаичные панно! Помню, заходишь в это здание, ощущение, как будто во дворец зашла — торжественно все, монументально так! И все эти произведения искусства будут уничтожены, как старье... Пофлудим здесь в комментах и все...» подводит итог София Демидова.

Хранилище киноценностей

Помимо трех залов и множества кабинетов, в Доме кино расположен Музей киноискусства Узбекистана. Свои двери музей открыл в 1972 году, и для тех, кто ни разу так и не дошел до него, сообщаем: музей действительно ценный. В коллекции старые кинокамеры из разных стран, костюмы, бутафорский реквизит, собраны оригинальные афиши фильмов и представлены биографии выдающихся режиссеров. Есть даже альбомы с памятными фотографиями и записями с впечатлениями, оставленными и учащимися колледжей, туристами, и величайшими творцами кино. Очевидно, что музей должен продолжать жить, пусть даже в другой локации.


Мы пришли дружной компанией авторов VOT, чтобы полюбоваться экспонатами и запечатлеть их на память для потомков. В разгар экскурсии к нам присоединилось руководство музея, чтобы поведать о главной проблеме, которая встала перед ними после объявления о сносе здания.


— Нам дали всего месяц на то, чтобы собрать «чемоданы» и найти новое здание, — говорит директор музея Гулнора Мухтарова. — Но я никак не могу подобрать подходящее помещение в городе, и, к сожалению, помощи нам не оказывают. Хотя наш музей уникален — здесь все экспонаты в единственном экземпляре. Лично мне будет обидно, если жители города в будущем не смогут оценить труд выдающихся личностей и представителей кинодеятельности. Из всех возможных вариантов сейчас рассматривается кинотеатр «Панорамный», но для габаритных экспонатов, например кинокамер старого образца, места там просто недостаточно.


Гузаль Рузматова,

научный сотрудник музея


Изначально музей был открыт в маленьком здании Дома кино на Чиланзаре. Затем, в 1984 году, галерея кино переселилась в новое здание. А уже нынешний экспозиционный зал был открыт в Доме кино в 2005 году. В архиве музея хранятся 35 тысяч экспонатов, а в экспозиции представлено еще 5 тысяч. В музее мы рассказываем о рождении, становлении истории и развитии узбекского кино начиная с 1924 года. Сохранились даже оригинальные кадры известнейших киношедевров, раритетная афиша фильма Наби Ганиева «Тахир и Зухра», который включен в «Золотой фонд» ЮНЕСКО. Как завороженные, посетители всегда задерживаются у монитора, где мы демонстрируем восстановленный немой узбекский фильм «Вторая жена», снятый в 1927 году. Есть в музее и самое первое немое кино — «Минарет смерти» 1925 года.


— Как добывались такие уникальные экспонаты?

— Это стоило огромных усилий. Мы сами ходили в дома актеров и режиссеров и просили у их родственников памятные кадры, все, чем они могли поделиться с миром. По договору в любой момент семья имеет право забрать обратно предоставленные экспонаты как память о родном человеке. В нашей коллекции есть даже первые наброски художников по культовым картинам.


— Много ли посетителей у музея?

— Да, очень много. Приезжают с экскурсиями учащиеся школ, колледжей, вузов и даже туристы из других стран. Вот, например, недавно побывала журналистка из США, писала о фестивале кино. А все, кто снимает документальные фильмы, пользуются архивными записями, фотографиями — огромным опытом славного кинопрошлого. Однажды к нам обращался Али Хамраев, сын Эргаша Хамраева, одного из основоположников узбекского кино. Хамраев старший погиб во время Второй мировой войны. Али попросил у нас письма отца, которые он писал с фронта своим сыновьям, ордена и другие документы. Используя эти экспонаты, он снял документальный фильм о своем отце.

Город мира и дружбы, Ташкент сохранил элементы старогородской застройки, обзавелся современными постройками, демонстрирует элементы самых разнообразных архитектурных стилей и национальных элементов. В стремлении к инновационному урбанизму можно найти решения, включающие сохранение построек прошлого и появление новых объектов в существующей городской системе. Надеемся, что великая история узбекского кино обретет свой новый дом, гостеприимный и не менее культовый в обозримом будущем. Новый Дом кино.


Текст: Селина Аджиаметова, Марина Корочкина
Фото: Надежда Пак
Фото на превью: Евгений Скляревский