— Книгу заклятий нашли? Ты вчера пауков и тараканов из зелья выловил? Скажи, что требуется встать в пентаграмму и, взявшись за руки, прочесть заклинание!

Если вы слышите подобный разговор в такси, это не значит, что Ташкент подвергся нашествию колдунов из «Битвы экстрасенсов». Это я еду на работу, попутно уточняя по телефону ход идущей игры. Меня зовут Лера, и я работаю ведьмой в квест-руме.


После окончания института я оказалась во временном пузыре: отклики на отправленные резюме не приходили, вакансии с зарплатой, позволяющей не умереть с голоду, не находились. И тут друг предложил поработать аналогом героини ужастика «Звонок».
— Почему бы и нет? — подумала девушка без актерского бэкграунда и согласилась!

Курс начинающей нечисти

На самое необычное в жизни собеседование я шла, как по углям. Волнение тут ни при чем, просто на дворе было лето, и безжалостное ташкентское солнце щедро поливало жаром город. На работу меня взяли по итогам трех выполненных заданий:

Изобразить ведьму (неожиданно, да?). Я скорчила жуткую гримасу и выдала жуткий оскал, стараясь не перейти грань между устрашением и слабоумием.

Закричать. С этим я справилась хуже, так как последний раз вопила в присутствии незнакомых людей… никогда.

Злобно расхохотаться. Неуверенное «ха-ха-ха?» вызвало в зрителях не страх, а жалость. Впоследствии я заменяла смех визгом, чем едва не сорвала голос.


Коллектив мне достался молодой и веселый.
— Привет. Ты кто?
— Ведьма. Точнее, дух ведьмы.
— О, а я дворецкий, будем напарниками! А это сумасшедший профессор из соседнего квеста. Сейчас еще мумия подтянется, и пойдем на обед.
Так прошло мое знакомство с коллегами.



Первым делом новичок проходит квест сам, чтобы получить представление о будущих должностных обязанностях. Я никогда не была в квест-руме, поэтому на ознакомительной игре больше орала от ужаса, чем вникала в роль. Даже зная, что злобный дворецкий — твой хороший друг, а штатная ведьма пять минут назад рассказывала о специфике работы, все равно испытываешь неимоверный страх. В нечистую силу я не верю, но природный скептицизм в этой ситуации не добавлял ни грамма храбрости. Потом меня посадили на несколько дней рядом с оператором наблюдать, как работает опытная нежить. Попутно приходилось зубрить ход игры, потому что актер должен четко знать последовательность действий. Например, в один момент времени ведьма с леденящим кровь завыванием высовывается из окна, а в следующую секунду, подобрав длинный подол и чертыхаясь, бежит к следующей локации, чтобы успеть туда раньше третируемых жертв. А перепуганные люди драпают очень и очень резво.


Лесенки, потайные ходы, примагниченные дверцы приходится нащупывать быстро и в полной темноте, поэтому доскональное знание интерьера обязательно. Как-то раз ведьму отыгрывал наш дворецкий. На финальном этапе парень решил спрятаться в шкаф, чтобы потом эффектно выпрыгнуть из него, добавив участникам пару седых волос. Мы потом неделю смеялись над видео, где коллега невидяще шарит рукой в воздухе, пытаясь нащупать дверцу, а вокруг слепыми котятами в панике мечутся игроки.


История из практики. Однажды моя сменщица задумала напугать команду в прыжке. Идея неплохая: если растопырить руки а-ля «объятия смерти», сделать устрашающее лицо и попросить оператора мигнуть светом ровно в тот момент, когда ведьма зависла в воздухе, то дрогнет даже каменное сердце и закричит немой рот. К сожалению, в темноте девушка неверно рассчитала расстояние и впечаталась прямо в стену. Думаю, глухой «Тыдыщ!» по идее нематериального тела очень удивил клиентов.


После того, как актриса освоилась в пространстве, владелец квеста организует дружеские игры с участием знакомых людей. Гости получают бесплатное развлечение, а новенькая — производственную практику.

Доброе утро злой ведьмы. Издержки профессии

Рабочее утро у ведьмы начинается примерно в час дня. Если накануне мы закончили поздно, то на следующий день «собираем квест»: раскладываем разбросанный реквизит, прячем подсказки, приводим в порядок комнаты. Далее нужно подготовить себя. Я собираю волосы в пучок, натягиваю длинный черный парик и облачаюсь в белую широкую хламиду до пола. Жуткий образ несколько портит болтающийся на шее оранжевый фонарик, но жертвы предпочитают с криком «А-а-аа, не трогай меня!» убегать прочь, а не рассматривать мой сценический костюм.


Указания оператора мы получаем по рации Walkie-Talkie: наушник крепится на ухо, а провода уходят под балахон. Радиуса охвата в 100–150 метров хватает с лихвой. На первых порах не получалось с первого раза нащупать кнопку связи сквозь ткань платья и шорт, но потом я приноровилась. По рации рапортую о блокировке дверей, из которых выхожу. В противном случае игроки могут оказаться возле опасной лестницы (и больно с нее навернуться) или в служебном коридоре, который выведет команду сразу в финальную локацию.



Последний элемент гардероба — наколенники. Без них ноги ведьмы к концу дня украсились бы двумя огромными синяками. Несмотря на работающие кондиционеры, летом в образе некомфортно, и мы с участниками находимся в почти равных условиях: они потеют от страха, я — от жары. Повезло, что роль духа злобной колдуньи не требует особого грима. Коллеге из другого квеста приходится сильно выбеливать лицо и рисовать под глазами черные круги. Дешевая косметика, лежащая толстым слоем на коже, провоцирует акне, что не делает девушку счастливее.


«Собирать квест» приходится не только в начале дня. В перерыве между группами, пока отбоявшаяся команда шумно делится впечатлениями снаружи, ведьма, путаясь в балахоне, бегает по комнатам и возвращает вещи на место. Вуа-ля! Через 10 минут ты снова инфернальное потустороннее существо, а не прилежная горничная.

Сколько стоит страх?

У работников квеста есть так называемый «гарант» — сумма, которую заплатят за смену вне зависимости от наличия клиентов. По городу ставка колеблется в диапазоне от 30 до 50 тысяч сумов. За эти деньги актеры должны провести две игры. Каждая последующая сессия добавляет в кошелек энную сумму — около десяти тысяч сумов. В среднем за день приходит от двух до пяти групп.


Домой я возвращаюсь поздно, так как работа заканчивается в 11–12 ночи. Если мы не успеваем на метро, то скидываемся на такси, благо пара коллег живет в том же районе, что и я. Мой график — два через два, но в случае необходимости всегда можно поменяться днями со сменщицей.

С милым рай и в шабаше

Люди в квест приходят самые разные, но я предпочитаю однородные с гендерной точки зрения компании. В смешанных командах парни жестко держат себя в руках, ведь кричать от страха при девушке неловко. Прекрасная же половина включает режим принцессы, предпочитая заслоняться от опасности ухажером. Я уверена, что в иной ситуации каждая третья девчонка оторвала бы ножку от стула и без лишних сантиментов избила надоедливую нечисть, но нельзя! Рядом же стоит отважный рыцарь, обязанный защитить от чудовищ. В итоге игра получается сухой и пресной: клиент не получает удовольствия, а актер — отдачи.



Как правило, с первого контакта ясно, как группа станет вести себя в дальнейшем. Бывают участники, которые проходят задания с выражением смертной скуки на лице. Так и хочется подбежать к привередам, встряхнуть их за плечи и сказать: «Ребята, вы же заплатили за это! Так набойтесь и наоритесь на всю сумму!».


История из практики. Однажды мы вели команду, состоящую из парня и двух девушек, и это было неимоверно сложно! Молодой человек по эмоциональному диапазону находился где-то между хладным трупом и каменным истуканом. Абсолютная отстраненность: ни звука, ни слова, ни вскрика! Его спутницы при виде опасности и вовсе застывали сусликами. Представляете, ты надрываешься, визжишь, пугаешь, а в ответ — тишина. Обидно, да? В одной из сцен ведьма подходит почти вплотную к игроку, и тут я слышу, как мегаспокойный парнишка шепотом, как заезженная пластинка, повторяет одну и ту же фразу с очень нецензурными выражениями. Впоследствии выяснилось, что бедолага пришел с невестой, вот и пришлось ему выражать эмоции сдержанным способом.

А стоит ли?…

Это все, конечно, весело, но, пользуясь случаем, хочу сказать: это развлечение не для всех. Помню, как к нам пришли родители с десятилетним ребенком. Странное решение, учитывая, что во время квеста даже солидные сорокалетние мужчины орут во всю глотку. Мальчику уже в первой комнате стало страшно, и они остановили игру.


Вообще, если вы сильно боитесь жутких существ (я про актеров, а не членов вашей команды), то не забивайтесь в угол и не застывайте соляным столпом, а непрерывно двигайтесь. Парализованную жертву атаковать намного легче. Нечисть запоминает местоположение неподвижного участника, а затем в темноте подкрадывается именно к нему. Согласитесь, неприятно при очередной вспышке света обнаружить бледное, занавешенное черными волосами лицо в считанных сантиметрах от своего собственного. Сколько раз проделывала этот трюк — никто не приходил в восторг. Все с воплями ломились прочь.



История из практики. — А вы можете не пугать сильно нашу бабушку? А то ей уже 65 лет, да и сердце у нее слабоватое.
Оператор недоуменно смотрит на собеседницу, не представляя, как сделать квест для всех членов семьи страшным, а для бабушки — нет. Не станет же ведьма загробным голосом выть: «Это мой дом! Убирайтесь, убирайтесь прочь, мерзкие людишки!», а через секунду: «Клавдия Петровна, вы не волнуйтесь, это я не вам, да и вообще понарошку!». Но старушка оказалась крепким орешком и бодренько прошла испытания от начала и до конца. Те игроки еще намертво сцепились паровозиком и не отцеплялись до самого финала. Так и убегали от ведьмы дружным, многоногим, визжащим червячком. Но это первый квест, где персоналу было едва ли не страшнее, чем клиентам.

У страха глаза велики

Профессия актера хоррор-квеста не самая безобидная в мире. В вопросах безопасности мы привыкли полностью полагаться на оператора. В его комнате установлен большой экран, разбитый на квадраты изображений, куда транслируются картинки с камер ночного видения. Сотрудник видит, где находится команда, и управляет процессом: открывает двери, дает подсказки. Звука у оборудования нет, поэтому дикие крики перепуганных людей не сбивают коллегу с толку. Игроки могут наладить общение — попросить подсказку, остановить квест — исключительно жестами. Актерам оператор по рации подсказывает, в какую сторону ломанулась дезориентированная толпа и какие накладки у нас произошли.


Однажды в наушник поступила команда немедленно выбираться из комнаты, где злобная нечисть по сюжету должна находиться секунд 40. Оказывается, участники настолько впали в состояние стресса, что приняли боевые стойки и были готовы бить на поражение. Я этого в темноте не видела. Именно оператор обязан оценить ситуацию и своевременно вывести актера из-под удара или сориентировать в пространстве.



Впрочем, порог страха у каждого человека свой. Однажды нам позвонил клиент:
— Ака, салом! Хотим забронировать игру, только нужен жесткий квест.
— Насколько жесткий?
— Самый жесткий! Вот я в прошлый раз ходил на другой квест, вообще четкий! Мне после игры шесть швов наложили! Так круто!
Нам пришлось переодеть ведьмой парня. И началось безумие! Сотрудник, похожий на шкаф в белой ночнушке, делал захваты, резко дергал противников за руки, бросал на пол через бедро… Но заказчик остался доволен.


История из практики. Мужчины в квест-руме особенно опасны, потому что действуют на чистых инстинктах. Однажды я материализовалась из секретной дверцы в паре метров от жертвы. Риска на первый взгляд никакого: расстояние слишком велико, чтобы оппонент мог нанести прямой удар. Но игрок, заверещав дурным голосом, вдруг схватил реквизитную простынь и резким движением отправил ее в полет, наотмашь хлестнув меня по лицу. Ничего личного — просто испугался. Он, кстати, после квеста долго извинялся перед оператором, объясняя, что было нецензурно страшно.



Быть ведьмой — весело. На метлу от GM, конечно, не заработаешь, но впечатлений наберешься на всю оставшуюся жизнь!


Текст: Екатерина Цой
Фото из Сети