Культурный досуг — дело не простое. Переплетаются интересы, настроение, финансовые и физические возможности, и даже рабочий график: в музей, например, после 18.00 не сходить. И здесь на помощь страждущим приходит театр. В Ташкенте можно найти постановки на любой вкус и кошелек.


VOT решили помочь в выборе спектаклей, которые не просто обязательны к просмотру, но и не убьют веру в театральное искусство и любовь к такому времяпрепровождению. Наш театральный автор Екатерина Цой посмотрит на ташкентские спектакли с позиции простого зрителя и постарается разобраться, куда и с кем стоит пойти, и вообще смотреть или не смотреть.


Одине 43 года, из них 15 лет она живет в Москве. Мы познакомились на экскурсии, которыми досуг туриста набит, как чурчхела орехами. Передо мной приветливая, словоохотливая женщина, которая не переносит театры. От слова «спектакль» новая знакомая шарахается, как черт от ладана. На меня, запланировавшую культурные походы на каждый вечер пребывания в Златоглавой, Одина смотрит как на пришельца с торчащим из затылка щупальцем. Задаю логичный вопрос: почему?
— Несколько лет назад в гости прилетела подруга. Я решила ее развлечь, купила билеты. И знаешь что? На сцену вышла толпа актеров и устроила свальный грех (формулировка смягчена автором)! С тех пор я в театры не ходок! — последовал ответ. В этот момент я поняла, как сложно человеку найти «свой» театр и насколько важно в первый раз попасть на правильную постановку.



Ильхомовский «Белый белый черный аист» — мой личный маркер, лакмусовая бумажка для новых знакомых. Люди четко делятся на тех, кто считает постановку «мерзким рассказом про людей нетрадиционной ориентации», и тех, кто видит «трагическую историю любви и одиночества». С первыми мне не по пути, потому что агрессивная нетерпимость расшатывает внутреннюю гармонию почище девятибалльного землетрясения.



«Белый белый черный аист» мягко, лирично, под печальные вздохи флейты и клекот парящих в вышине птиц повествует о судьбах двух шестнадцатилетних подростков — Махзума и Мохичехры. Перед зрителем открывается окошко в стародавний Восток, отдельную Вселенную, где смотреть на женщину — грех, испытывать чувства к себе подобному — грех, быть не таким, как все — грех.

Почти десятилетие назад этот спектакль стал началом моей любви к театру. История мальчика, покореженного жерновами общественного мнения, заставила задуматься о том, что все мы разные, и это нормально. Можно не понимать чужую точку зрения, не соглашаться с ней, строить жизнь по иным правилам и плыть под другими флагами, но ты не имеешь права брать в руки камень и бросать в ближнего. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.



Текущее посещение стало пятым в моей «аистиной» истории. Летят годы, меняется актерский состав, преображаюсь я сама, но людская река, текущая по узкому коридору после спектакля, остается неизменной: пестрой, плотно спрессованной, разнородной. Кто-то идет молча, полностью погруженный в себя: эмоции не складываются в слова, обесцениваясь на выходе. Другие зрители щедро транслируют восхищение во внешний мир, обсуждая увиденное со спутниками. А третьи остаются равнодушными:
— Мне не понравилось.
— И мне не понравилось.
— Актеры слишком громко кричат.
— Слишком громко.
— Но для узбекского театра нормально.
— Да, для узбекского нормально.

Для «Ильхома» характерны гипертрофированность эмоциональной подачи (иначе говоря, «актеры громко кричат») и намеренная театральность, но это стиль, а не признак слабой школы.



О чем же сам спектакль? Да для каждого о своем, сокровенном, саднящем, болезненном. О том, как жестки подошвы толпы, что безжалостно топчет отбившуюся от стаи особь. О том, как беспомощна девушка в желании выйти замуж по любви, а не согласно традиционному сговору. О том, как родители, пытаясь защитить глупых, несмышленых птенцов, сами их губят.

Лидия


Если кто-то из критиков и увидел нетипичные склонности Махзума, то я этого пласта в истории не увидела в принципе и склонна считать такую оценку приближенной к позиции отца мальчика — увидел, нарек привычным словом.


Почему восхищение человеком — нетипичное, неожиданное для окружающих — надо сводить к любовным отношениям (неважно уже, традиционным или нетрадиционным)?

Алена

Спектакль нормальный. Правда, временами хотелось сказать героям: «Вам всего по 16 лет, вся жизнь впереди, а вы так страдаете!». Понравились родственницы Мохичехры — болтливые, суетливые — очень узнаваемые персонажи, в каждом дворе есть такие.



Оценка спектакля

Эксцентричность: 1 из 5

С кем пойти: нет ограничений (подруга, вторая половина, родители, родные)

С кем не стоит идти: люди, не обладающие толерантностью

Уровень театральной подготовки: начальный. История понятна как новичку, так и зрителю со стажем

Ближайший спектакль: 15 ноября


Текст: Екатерина Цой

Фото: Анатолий Ким