Для открытого диалога General Motors Uzbekistan пригласил ташкентских журналистов в «святая святых» — на завод в г. Асака.


Компания по производству автомобилей существует в стране 24 года. За это время сложились стереотипы о GM Uzbekistan: компания не вступает в диалог с потребителями и СМИ, на местный рынок поставляет неликвид и брак, да и вообще местный рынок не представляет интереса — «купят и так». В последние месяцы компания меняет подход к маркетингу, процессу поставки и формированию имиджа, результат — пресс-тур на завод в г. Асака Андижанской области и ответы на неудобные вопросы.


«К диалогу готовы!»

Именно этот месседж транслировали исполняющий обязанности генерального директора Рустам Ражабов и руководитель дирекции планирования и координации Алишер Комилов. К диалогу открыты, но еще не совсем готовы — при посещении завода журналистов оставили без самого необходимого: диктофонов, телефонов, фото- и видеокамер. Понятно, что объект режимный и имеет стратегическое значение, но в случае со СМИ это все равно, что пригласить на свадьбу музыкантов и забрать у них инструменты. Спеть можно и, а капелла, но неудобно как-то. Однако справедливости ради стоит напомнить, что опыт первый, и сам факт долгожданной экскурсии на объект, вызывающий огромный интерес у народа, — уже большая победа.

 

Благие намерения стать более открытыми все же нашли свое подтверждение в ходе пресс-конференции, в которую превратилась презентация достижений компании. Безусловно, мы все рады получению компанией международных сертификатов качества, способности в третий раз устоять в период кризиса и многим другим победам, но поговорить журналистам и блогерам хотелось о вопросах местного рынка — о том, что «накипело».

Нет смысла лить воду, будем говорить о том, что реально интересует даже тех, кто пока не может позволить себе автомобиль.

 

Машины-«отказники» при возвращении на завод не продаются на местном рынке. Это невозможно по техническим параметрам: разница в видах топлива, требования экологии. У каждого автомобиля — своя кодировка, подходящая для определенного региона. Любимый всеми «экспортный вариант» — не что иное, как функции и параметры, которые изначально задумывались для других стран, но пришлись по вкусу покупателям Узбекистана. Например, светлый бежевый салон изначально предлагали России, но из-за длительной «грязной» погоды цвет салона не «пошел», а в Узбекистане пришелся по вкусу. Сами же автомобили ничем не отличаются — металл, стекло, двигатели одни и те же.

 

О колоссальной разнице цен на автомобили с той же самой Российской Федерацией, росте стоимости в Узбекистане, привязке к курсу доллара по ЦБ и еженедельном повышении сумм не рассуждал только ленивый. В компании понимают, что за цифры с множеством нулей приобретать авто не будут, и знают, что при едином знаменателе курса валют цены упадут. Вообще, поскольку компания — монополист, цены на автомобили устанавливает специальная комиссия, учитывая нюансы налогообложения и экономических процессов. Закончим мысль словами Цоя: «Перемен требуют наши сердца».

 

Детали автомобилей на 50% привозные и на 50% производятся в Узбекистане. Например, металл для корпуса заказывают из России, Китая и Кореи. Резина тоже привозная. Большим шагом стало открытие местного производства двигателей, что сократило часть затрат.

 

Новые модели, согласно постановлению Президента, будут. Но пока специалисты изучают тренды и потребности. «Трекер», скорее всего, будут производить. Кстати, «Лабо» с удлиненным кузовом уже производят.

Кредитования напрямую от завода не будет. Для этого нужны определенные лицензии и разрешения. Скоро запустят новую программу кредитования от «Асака банка»: 25% первый взнос, ставка 18% сроком на три года.

 

Систему и срок поставки автомобилей реформируют. С временным положением порядка реализации авто можно ознакомиться тут. К сожалению, запас «живых» авто в салонах, чтобы пришел, купил, уехал, пока реализовать не получится — нужны слишком большие склады. Но в компании думают о том, как сократить время ожидания и сумму предоплаты. Кстати, на сумму предоплаты компания сразу заказывает детали для авто.
Возможность собрать машину «под себя» скоро появится. Предварительное время поставки — 120 дней. Как изменится цена, пока не ясно.

 

Доплат после получения договора больше не будет. Хитрую строку, что если от момента внесения предоплаты до момента получения авто цена поднимется, то покупатель доплачивает — из договора убрали. Теперь же в случае изменения цен все будет честнее — платим только то, что написано в документе. 

 

Осенью заработает Единый портал послепродажного обслуживания UzAvtoFriend. Здесь соберут информацию по всем авто: доступных к покупке, на стадии сборки и на которые уже получены контракты. Еще внедрят электронную очередь для покупателей авто. Главная цель — избежать человеческого фактора в процессе выдачи контрактов и поставки авто.

Говорит и показывает GM

Общение представителей GM Uzbekistan с журналистами продолжилось экскурсией по заводу. Мы проследили весь процесс создания машины: от прессовки металла до финального контроля качества. Создание автомобиля включает в себя 500 процессов. Каждая операция рассчитана по секундам, любая задержка — потери, в первую очередь экономические.

Автомобили тестируются на каждом этапе производства. В среднем завод выпускает 40 авто в час.

Постскриптум хочется сказать: в очередной раз убеждаешься, что извне, со стороны наблюдателя, ситуация всегда видится далекой от истины. Пресс-тур показал — все проблемы, которые мы обозначаем, заботят и руководство GM. Это вселяет надежду на повышение качества продукции, увеличение альтернативы и доступность автомобилей «made in Uzbekistan» в обозримом будущем.


Текст: Марина Корочкина 
Фото из сети