Эту неделю съемочная группа программы «Поедем, поедим!» канала НТВ проводит в Узбекистане: готовится новый выпуск про Ташкент и Хиву. В перерывах между съемками ведущий программы Джон Уоррен поделился впечатлениями о Ташкенте и рассказал VOT о своих прошлых поездках в Узбекистан, о том, как развивается местный туризм, и почему ему интересна узбекская кухня.


Не первая поездка

Это не первая поездка нашей съемочной группы в Узбекистан. Год назад мы были в Самарканде и Бухаре, подробно показали эти города и специально обошли стороной Ташкент, чтобы не смешивать впечатления. Для нас важно не испортить возможность возвращаться в любую страну по нескольку раз, ведь если выдать все за одну передачу, то дальше показывать будет нечего.


Задолго до работы на телевидении я много и часто бывал в Узбекистане. Это были «лихие девяностые»: в первый раз я оказался здесь в 1992 году, почти сразу после распада Союза. В то время для всех республик было важно, чтобы переход от плановой экономики и управления «из Центра» прошел спокойно. Я занимался зерном: мы поставляли его в Узбекистан в обмен на хлопок, который шел через Ригу в Бразилию. Бразилия — экспортер хлопка, но они с удовольствием покупали узбекский продукт, чтобы использовать его на местном рынке и поднимать общий уровень своего текстиля. А собственный хлопок, который уступал по качеству узбекскому, они отправляли на экспорт.

Это было тяжелое, но интересное время. И за эти 25 лет Ташкент изменился до неузнаваемости. Вот этого парка, например, тогда еще не было (прим.: речь идет о площади «Мустакиллик»). Ташкент — красивый и очень зеленый город. В прошлый раз мы были здесь немного позже, под конец октября или даже в ноябре, когда вся эта зелень уже ушла.


Впечатления о Ташкенте

Я еще очень мало видел и плохо помню, как было раньше. Но в первую очередь в глаза бросается чистота. Только что мы видели, как работники вычищают буквально каждый сантиметр площади. Не знаю, правильно ли подобрано слово, но я бы назвал это восточной педантичностью: если город чист в общем плане — это одно, но когда чистоту соблюдают даже в мелочах, это восхищает.


А еще — машины. Когда мы шли на посадку в ташкентском аэропорту, я заметил снизу парковки, полностью заставленные белыми автомобилями. В Москве все наоборот — машины там в основном черные. Возможно, это как-то связано с настроением. Или с жарой. Как по мне, белый куда красивее, чем черный — мрачный и слишком официальный. Может, поэтому его так любят в Москве — люди хотят выглядеть, как часть «элиты». Жителям Ташкента, видимо, это не так важно.

У меня не было времени, чтобы полностью осмотреть город. Сразу из самолета мы поехали в гостиницу, а оттуда — в ресторан «Голубые купола», чтобы снять, как готовят лагман.


Узбекская еда

Узбекская кухня — одна из великих. Но она очень сытная, в ней много теста и мяса, и поэтому с ней нужно быть аккуратнее, пока не привыкнешь. Есть блюда, которые я уже умею делать и до сих пор учусь. Во время прошлой поездки мы также были в «Голубых куполах»: просто ели. Уходя, я сказал, что мы обязательно вернемся и будем снимать именно их лагман. Как же это красиво! Здесь я снова вижу педантичность: в узбекской кухне люди следят, чтобы все было правильно, блюда не готовятся «абы как». Не важно, что готовка может занять много времени: важно сделать так, чтобы все было правильно.

Многие думают, что у нас кулинарная передача. С одной стороны — да, мы затрагиваем эту тему. Но подумайте: когда турист приезжает в новую страну, кулинария занимает значительное место в его личном «я хочу узнать». Интересный момент — как позиция, которую Узбекистан и Ташкент в частности занимали на Шелковом пути, повлияла на развитие местной кухни. Тот же лагман, например, пришел из Китая. Китайцы — они ехали в Италию продавать свои чай и специи — занесли сюда лапшу, которую местные жители стали готовить по-своему. Мы видим, как толстая китайская лапша превратилась в местный, более тонкий лагман, а затем стала итальянскими спагетти. Интересно наблюдать за такими вещами и анализировать их.


Культура и туризм в стране

Мне кажется, что туристы едут в Узбекистан именно за историей. Не думаю, что много людей будут приезжать сюда кататься на лыжах и сноубордах — здесь интересны экскурсии. Узбекистан как туристическое направление только набирает популярность: гуляя по площади, мы слышали немецкую, французскую, итальянскую речь. И это неудивительно, ведь здесь не такая уж и редкость, если какому-нибудь зданию около двух тысяч лет, а европейцы удивляются, когда какой-то постройке всего 500. Но на фоне растущего интереса со стороны туристов нужно обращать внимание на гостиничный фонд. Он должен быть большим, на любой вкус и карман. У людей, приезжающих сюда, должен быть выбор: ночевать в хостеле или заселиться в крупный пятизвездочный отель.

И очень важно, чтобы люди, которые контактируют с туристами — от водителя автобуса до экскурсовода, — говорили на понятном для многих приезжих языке. Мы как туристы прекрасно это понимаем: бывает, приезжаем в какую-то страну и теряемся. В Узбекистане же многие говорят по-русски, поэтому он мне так близок. И поэтому так далека Турция, где у меня нет общего языка ни с кем. Если повезет, кто-то будет знать русский, кто-то — английский, но ведь я не знаю турецкого, что и создает трудности.


В Узбекистане есть все для хорошего туризма. И настал тот самый момент, чтобы привлекать туристов из России. К сожалению, у меня нет точных цифр, но кажется, Турция уже многим надоела. Ну что там делать? Посидеть на пляже, поесть, выпить. Все. А вот приедешь ты в Узбекистан… Важно помнить, что самая хорошая реклама для любой страны — это турист. Он поехал, посмотрел, а потом вернулся домой и стал показывать фотографии друзьям: «Ребята, там так круто! Я даже ни разу не отравился!» Его слова расходятся, и уже другие люди начинают задумываться о поездке в ту или иную страну.

Работа и жизнь

В каждой стране мы работаем по четыре-пять дней. За это время вполне возможно получить представление о том, как все происходит, чем живет и дышит страна. Конечно, я бы хотел иметь возможность просто походить по городу и посидеть в кафе, но нужно понимать: то, что мы делаем, должно быть интересно всем. Сценаристы специально готовят такие значимые места, чтобы мы не тратили время впустую.


Я очень люблю свою работу. Даже не считаю ее работой — это, скорее, жизнь. И поэтому я отношусь к ней с большим энтузиазмом. Когда мне было 13 лет, в школу, в которой я учился, приехала королева Елизавета II. Она сказала: «Энтузиазм — это дрожжи, которые поднимают твои надежды к звездам». Я запомнил это на всю жизнь и считаю, что, если ты хочешь что-то делать, тебе будет легко. Если не хочешь — найдешь сотни причин, по которым «нельзя», «опасно» да и вообще «зачем?» С одной стороны, это утомительно. Я устаю, но пытаюсь не издеваться над собой: высыпаюсь, когда могу, и осознаю, что способен не на все.

***

Меня часто приглашают в места, где мы работали. И есть страны, куда бы я хотел вернуться снова, но не как ведущий, а как обычный турист. Узбекистан — одна из таких стран. Нужно лишь распределить свободное время, которого у меня крайне мало.


Ташкент вместе с Хивой достойно попадут в нашу вторую передачу. Но в этой стране есть много материала и для третьей, и для четвертой поездки, ведь вокруг столько интересных, необычных городов и мест, о которых стоит рассказать.





А еще мы готовим материал о том, как проходили ташкентские съемки. Будут интересные подробности о жизни и работе съемочной группы, поэтому следите за обновлениями.


Текст: Борис Жуковский

Фото: Камила Наврузова