VOT нашел людей, которым выпала возможность встретиться с Исламом Абдуганиевичем. Попросили их вспомнить о первой встрече: каким он запомнился, за какие качества они его уважают и что ощущали в тот день.


Джассур Мирсагатов

Артист


Моя первая личная встреча с Президентом прошла на приеме в честь приезда Джеймса Вулфенсона, который в 2002 году возглавлял Всемирный банк. В Ташкенте проходил маленький камерный концерт, на котором я исполнил две песни. После ко мне подошли сотрудники Президента и сказали, что глава страны приглашает меня на встречу. Когда я подошел, он поблагодарил меня за выступление, и мы сделали совместные памятные фотографии. После он, можно сказать, остановил мероприятие и ушел беседовать со мной отдельно. Даже сам Джеймс Вулфенсон остался в стороне и ждал возращения Президента за стол.


Мы гуляли по залу. Президент спрашивал откуда я, сколько мне лет, чем занимаюсь. Он попросил меня беречь свой голос и сказал, что стране нужны такие голоса. В конце он пообещал, что мы еще встретимся. Мы сделали еще несколько фотографий для истории. Вот так прошла моя первая встреча.


Следующие встречи были на больших концертах, посвященных памятным датам для страны — Дню независимости и Наврузу. В 2006 году он еще раз коротко побеседовал со мной на праздновании Навруза после финальной песни. Он спустился поблагодарить всех участников, и очередь дошла до меня. Я поздравил его с праздником, и он снова велел мне беречь голос и прибавил, что попросит проследить за мной, чтобы у меня все было хорошо с голосом. Мне было безумно приятно ощущать его внимание и заботу. И так было не только со мной, Ислам Абдуганиевич заботился о всей молодежи страны, ему было важно, чтобы мы росли и стремительно шли вперед.


Шавкат Матякубов

Доцент Государственной консерватории Узбекистана


Я встречался с Президентом в 2002 году на открытии Государственной консерватории Узбекистана. Тогда я учился на втором курсе магистратуры. Президент и его команда осматривали строительство нового задания, а мы в этот момент играли с ансамблем традиционных инструментов. Когда он подошел к нам, мы прекратили играть, а он начал спрашивать об инструментах. Мы рассказали ему о нашем ансамбле, о подготовке к мероприятию. (Кстати, к разговору с Президентом мы готовились целый месяц). Он попросил сыграть что-нибудь, внимательно слушал несколько минут, улыбаясь, качал головой, а потом ушел осматривать консерваторию дальше.


Когда накрыли столы, угощали всех, и он сидел и ел вместе со всеми. Мы играли и пели, пока гости наслаждались пловом. После угощений он снова подошел к нам, музыкантам, поднял руки, сказал: «Рахмат, болаларим!» и попрощался.


Для меня он был добрым, отзывчивым и мудрым человеком. Я заметил, что он многое знал, но даже если чего-то не знал, всегда спрашивал у специалистов. Пусть земля ему будет пухом, а душа попадет в рай.


На фото мои однокурсники, меня не видно, но я стою в углу. Это именно тот день, о котором я рассказывал. К сожалению, фотографии с Президентом у меня не сохранились.


Надира Хамраева

Заслуженная артистка Узбекистана


Тот факт, что я получила звание народной артистки Узбекистана в 2010 году, меня очень порадовал, я была счастлива. На меня возлагали огромные надежды, и меня распирала гордость представлять республику в таком статусе. Когда я узнала, что вручать награду мне будет сам Президент, то моему счастью не было предела. К встрече с ним и к самому событию мы готовились задолго «до». Именно тогда я и увидела его «вживую». Я испытывала напряжение, это было волнительно, потому что всегда боишься в такие моменты сделать неправильный шаг, взгляд, движение.


Когда настал тот самый момент, я услышала его слова: «Поздравляю, доченька!»; мое сердце билось в сумасшедшем ритме и в то же время наступило неописуемое спокойствие. Скорее всего, это было спокойствие за то, что Президент действительно относился к нам как к родным людям. С тех пор я смотрела на него совсем другими глазами: мы всегда знали, что он есть, будет, и когда получаешь награду лично из его рук, то он становится частью твоей жизни.


Сейчас все мы осознаем, как велика была его роль для нашей страны, как мало мы ценим людей, когда они у нас есть. Каждый из нас, кому посчастливилось быть знакомым с ним лично, что-то потерял, потерял частичку близкого и дорогого. Я только надеюсь, что в дальнейшем республика будет продолжать процветать, и мы будем продолжать прославлять наш народ — чего он всегда так хотел.


София Левченко

Музыкант


Моя история может удивить людей, она связана с искусством. Как правило, для артистов встреча с Президентом в порядке вещей. Это связано с тем, что мы часто выступаем и принимаем участие в мероприятиях государственного уровня. Часто на праздниках главным гостем был, конечно, наш Президент.


В 2007 году в Самарканде на фестивале «Шарк тароналари» у нас был сборный оркестр. Мы, артисты, выложились на полную катушку. В один из последних номеров наш Президент встал и начал танцевать в кругу приглашенных дипломатов, которые подхватили его ритм. Со следующего номера Ислам Абдуганиевич пошел в народ, начал благодарить всех артистов, аплодировать, улыбаться. В какой-то момент я заметила, что друзья на меня смотрят, подмигивают. Я обернулась и увидела, что он танцует возле меня и моей подруги, хлопает нам. В тот момент я расплылась счастливой улыбкой, которая не сходила с моего лица весь вечер.


Для меня этот день был очень знаменательным, и сам момент, и моя первая встреча. И в ту, и в последующие встречи я испытывала одно и то же чувство — смесь удивления и восторга одновременно. В такие моменты ты начинаешь понимать, что Президент такой же человек, как и мы, он любит музыку, обожает наш труд и, не стесняясь, может заявить нам — артистам — об этом.


Ни одно мероприятие не заканчивалось без личной благодарности Президента всем участникам, и такой конец был лучшим завершением праздника.


К сожалению, совместной фотографии у меня нет.


Турсунали Кузиев

Заслуженный деятель культуры


Первый раз я встретился с Исламом Абдуганиевичем в начале 1990 года в Термезе. Тогда я работал руководителем Сурхандарьинского Фонда культуры.


В Доме политпросвещения обкома партии прошла предвыборная встреча двух кандидатов на пост Президента Узбекистана, и они поделились своими предвыборными идеями. Это был смутный период конвульсии и болезненного распада огромной империи, и вместе с тем именно в это время хлынули на трибуны популисты разных мастей. Людям было трудно поверить кому-либо, потому что вокруг была смута, а какие-то силы провоцировали ее и на территории Узбекистана. Многое тогда зависело от выбора народа.


Сурхандарьинцы внимательно и настороженно слушали обоих кандидатов. Ислам Абдуганиевич говорил убедительно, четко и уверенно. Здороваясь с ними, он пожимал всем руки, и это нравилось — люди чувствовали уверенность в этом человеке, в том числе и за свое будущее. А еще он смотрел каждому прямо в глаза — это было залогом некой гарантии и ответственности за свои слова и обещания.


В марте 1990 года на первых президентских выборах сурхандарьинцы без сомнения отдали свои голоса за Ислама Каримова. Он без лишних слов и демагогии смог внушить народу, что они могут ему доверять.


Прошедшая четверть века убедительно доказала, что Ислам Каримов был самым достойным кандидатом на роль лидера нации нового независимого государства, и что мы не ошиблись в своем выборе. Хотя в те годы было легко обмануть людей пустыми популистскими обещаниями — сколько было ошибок в разных республиках и трагедий, которые стоили жизни людей.


Мне, человеку, проработавшему с первых лет независимости на руководящих должностях в сфере культуры и искусства, часто приходилось участвовать в различных совещаниях. В основном они касались проектов, имеющих значение в области культуры, к примеру, исторических памятников. И на личном опыте могу сказать, что ни один памятник или комплекс не возводился без широкого всенародного обсуждения. Ислам Абдуганиевич всегда находил время и лично просматривал каждое предложение, макет, эскиз участника республиканского открытого конкурса. Он мог внимательно выслушать мнение специалистов о каждом предложении, а затем принять решение. Поэтому в стране не было беспорядка с памятниками и монументами, которые можно встретить в других странах: человек, обладающий достаточными средствами или властью, не мог установить памятник кому-либо просто по своему желанию.

Еще одна отличительная черта, которую я уважал в Исламе Каримове, — это непримиримость с культом личности. В отличие от наших стран-соседей, в которых при жизни устанавливаются огромные монументы, скульптурные комплексы, памятники и бюсты в каждом селении или дворе, Президент Узбекистана с момента своего избрания был категорически против создания культа личности в изобразительном искусстве. Ни у одного узбекского художника нет парадного портрета нашего Первого Президента.


Наверное, именно в этом проявляются качества настоящего лидера нации, который работал на любовь и уважение избирателей не за счет портретов и бесчисленных памятников, а конкретными делами и заботой о всех социальных слоях своего народа. Он стремился оправдывать доверие людей, которые уверенно отдали за него свои голоса. В этих примерах, наверное, и есть секрет успеха Ислама Каримова — крупного политического деятеля ХХ и XXI веков, Первого Президента Узбекистана, лидера нации.


Текст: Жанона Ахмедова

Фото: предоставлены участниками материала