Brexit, или British exit — выход Великобритании из Европейского Союза. Неделю назад в стране прошел референдум, на котором большинство проголосовало за него. VOT поговорил с выходцами из Узбекистана, которые сейчас живут в Великобритании, чтобы узнать, как «брекзит» выглядит изнутри.


Коротко: что происходит

23 июня 2016 года состоялся референдум, на котором жителям страны предложили ответить на вопрос, нужно ли Соединенному Королевству оставаться частью ЕС или следует покинуть его. Результаты стали известны 24 июня утром: 51,89% проголосовали за выход, 48,11% — против него. Всего в опросе приняло участие 72 процента населения.


После того, как стали известны результаты, Кэмерон заявил, что осенью уйдет в отставку, а вопросами о выходе будет заниматься уже новое правительство во главе с его преемником. В то же время снова появился вопрос о Гибралтаре, заморской территории Великобритании, на которую претендует Испания. Шотландия и Северная Ирландия тоже задумались о выходе из Соединенного Королевства. 150 тысяч жителей Лондона подписались под петицией с требованием предоставить городу независимость для вступления в ЕС и Шенгенскую зону. А петиция с требованием повторного референдума в выходе за несколько дней собрала более трех миллионов подписей, хотя и не все из них были настоящими.

Что говорят «наши»

VOT решил разобраться, как эта история выглядит изнутри, и поговорил с теми, кто живет в Великобритании.


Джамшид Салимов

Инженер-технолог


В ту пятницу я проснулся и сразу, в 6 утра, проверил результаты референдума. Стало немножко грустно. Ты едешь в поезде в Лондоне и чувствуешь атмосферу некоего траура. У людей появилась огромная солидарность друг к другу. У меня были коллеги, которые приходили и извинялись, говорили, что им обидно за свою страну. ЕС — хорошая система.


Честно говоря, кажется, будто страна всю неделю выпивала, а тем утром проснулась с похмелья, с сильной головной болью. Страна осознала, что она делала всю неделю, что она делала вчера. Было довольно много грусти из-за выхода. Но была и некая доля оптимизма, некая солидарность и уважение к европейскому и международному населению. Я давно не помню, чтобы люди так, от чистого сердца, извинялись за то, что делает их страна. Это было очень искренне и очень правдиво. Атмосфера в стране — хаос, но в этом хаосе пробуждается нечто человеческое и чистое. Надеюсь, люди сохранят эту надежду: произошла ошибка, но она теперь позади, и надо смотреть в будущее и думать, что мы можем сделать.


Народ Англии и Великобритании очень похож на узбеков. Люди не любят кричать и выходить на улицы, очень спокойны и переживают все внутри себя. Поэтому из-за итогов референдума нет массовых протестов или демонстраций, они вообще бывают очень редко. Маленькими группами может собираться молодежь, а так, большинство демонстраций проходит на Facebook или в других социальных сетях.


Я не могу сказать, одобряет ли большинство выход из ЕС. Большинство проголосовало «за». Было ли это правильно — трудно сказать. Думаю, многие понимают, что нужно ожидать несколько очень трудных лет. Но мне кажется, что самыми наивными в этой ситуации были пенсионеры и люди, живущие в более бедных частях страны. Им давали много обещаний — например, то, что 350 миллионов евро, которые каждую неделю отправляют в ЕС, будут направлены на здравоохранение. Но ничего этого не случится. Будет сильная и дисциплинированная экономика, направленная на сохранение денег. Поэтому эти люди будут сильно огорчены и разочарованы. А молодежь и люди средних лет — они изначально понимали, что будут сложные времена, поэтому никто из них не ожидает ничего хорошего. Единственные, кто радуется — корыстно, — это адвокаты, потому что аналитики предсказывают, что в течение последующих двух лет все юристы будут работать над новыми торговыми отношениями.


Мне, как гражданину Узбекистана, выход Великобритании из ЕС нисколько не меняет жизнь. Я работаю в сфере высоких технологий, и наша деятельность больше зависит от международной экономики, чем от внутренней, английской. Но, как человек, который живет здесь уже давно, я очень негативно отношусь к выходу из ЕС, потому что это была реально хорошая, работающая система. Да, было много минусов, но и плюсов тоже немало.


Возможно, жизнь населения очень сильно улучшится в некоторых частях страны, как, например, в Лондоне, Манчестере, Белфасте или Шотландии, но на северо-востоке и северо-западе жить станет труднее.


Этот референдум дает большие шансы Шотландии. Вообще, будет интересно понаблюдать, как изменится политическая система страны в зависимости от того, как поведет себя консервативная партия изнутри. Вся ли партия поддержит выход из ЕС и нового премьер-министра или все же часть партии захочет, чтобы результаты референдума отменили. Думаю, все сильно изменится, и следующие полгода покажут нам, в какое русло будет направлена английская геополитика. Надеюсь, что партии, вроде Партии независимости Великобритании (UKIP), не получат много голосов или потеряют их вообще. Но в этом я сомневаюсь, потому что здесь достаточно много регионов, в которых живется плохо.


Отставка Кэмерона была ожидаема. Я считаю, что это верно. Когда его избирали как премьер-министра, его задача была не в том, чтобы поправить страну и наладить новые торговые отношения. Это не его специальность. Поэтому я приветствую его выбор. Да, это негативно сказывается на международной экономике и довольно сильно дестабилизировало сегодня финансовую и биржевую структуру, но, что лучше для государства в долгосрочной перспективе, так это избрание нового премьер-министра, у которого есть опыт в строительстве международных торговых отношений.


Азиза Мирахмедова
Журналист


Шок. Недоумение. Растерянность. Так я могу описать свою реакцию, когда 24 июня с некоторым нетерпением начала проверять ленту новостей. И я не могла поверить своим глазам. И ушам тоже. И это была не только моя реакция. Все мои друзья, знакомые, коллеги, близкие — буквально все, кого я знаю, во всех своих постах и твитах выражали такие же эмоции. Более того, наверное, для всех нас неожиданностью и шоком было то, что есть люди, которые поддерживают не интеграцию, не толерантность и не сотрудничество, а изоляцию, невосприятие и отчужденность. И таких в стране оказалось большинство.


Да, я ходила голосовать. Лондон — очень космополитичный город, и было приятно видеть на избирательном участке людей разного возраста и национальностей. А еще собак. Кстати, в соцсетях даже появился тренд — собаки на избирательных участках. Многие из них такие важные. Наверное, чувствовали ответственность момента.


Я живу в городе, где у меня сосед слева — турок, справа живут греки, напротив — итальянцы, а через две двери — поляки. Живя в такой атмосфере, мы, конечно, в какой-то степени были уверены, что лозунг кампании за выход из Европейского союза «Британия в первую очередь» не сработает. И в Лондоне он действительно не сработал. Здесь 60 процентов проголосовали за то, чтобы остаться в составе ЕС. Но в целом Англия, Уэльс и ряд других регионов были за то, чтобы расстаться с союзом, членами которого мы были более 40 лет. Шотландия и Южная Ирландия проголосовали за союз.


Интересная деталь. 75 процентов молодежи от 18 до 24 лет проголосовали за ЕС. И только абсолютное большинство тех, кому почти за 70, проголосовали за выход. И сейчас очень много молодых голосов, которые говорят, что «те, кому осталось жить недолго, лишили нас будущего». С точки зрения узбекского менталитета это может звучать как неуважение к старшим, но, увы, это отражает реальность.


На вопрос, что же теперь будет, ответить очень сложно. Так как прецедентов, кроме маленькой Гренландии, про которую в шутку говорят, что, кроме рыбы, она ничего не экспортирует, не было. Экономика Британии очень тесно связана с рыночным пространством ЕС. Сейчас даже самые отпетые экономисты не могут с полной уверенностью предсказать, как будут разворачиваться события на экономическом фронте. Но некоторые предсказания уже сбываются. Наблюдается резкий упадок в финансовых рынках. И не только в британских. Курс британского фунта упал на самый низкий уровень за последние 30 лет.


В первый день шоковых результатов референдума в Лондоне ничего не изменилось. Демократия. «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить». Ну и принять, если это воля большинства. Вот так и живем по этому принципу. По этому же принципу премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил, что уйдет со своего поста. Не сразу, через три месяца. Он отметил, что уважает решение избирателей, проголосовавших за «брекзит».


В прессе появляются люди, которые проголосовали за выход и выражают свое сожаление. Адам из Манчестера в интервью BBC сказал, что он шокирован результатами. Он, видите ли, не думал, что его голос будет что-то решать. Что с тобой, Адам?


Нигина Мирбабаева
Студентка


Я не гражданка, поэтому не голосовала. Но мне кажется, что выходить из ЕС — это большая ошибка. Миллионы европейцев работают и живут в Англии, впрочем, как и миллионы британцев — в Европе. Теперь их будущее под вопросом.


В Британии сейчас накал страстей. Люди в панике. Если посмотреть на социальные сети, все в негодовании, европейцы в шоке, а те, кто голосовал за ЕС, возмущены. Нация разделена. Хотя на самом деле референдум еще и не говорит о том, выйдет ли Британия. Референдум — это просто голос народа. Для выхода еще нужно принять закон в парламенте, что может занять долгое время, да и вообще может не случиться, если лорды и большинство депутатов заблокируют билль.


Если же страна выйдет, пострадает экономика — большинство международных корпораций должны будут реструктурировать бизнес с новыми правилами иммиграции для работников из ЕС. Вполне возможно, что те, кто находится в Лондоне, переберутся в Германию или Францию, что скажется на занятости и зарплате людей. Фунт уже упал, все экономические прогнозы говорят, что экономика пострадает, и правительство будет вынуждено сократить расходы. В первую очередь — на пенсии, здравоохранение и оборону.


Не могу сказать, как изменится внутренняя политика в стране, но, так как Кэмерон объявил об отставке, самым вероятным преемником стал бывший мэр Лондона Борис Джонсон. Не все будут этому рады. Очень многие говорят, что в Британии начался рост национализма, и вполне возможно, что к власти придет Британская партия независимости (UKIP). Это плохо отразится на меньшинствах, живущих тут, — индусах, афганцах, выходцах из Бангладеш или стран Африки.


Кэмерон обещал референдум в 2015 году, когда избирался на второй срок. Он сделал это, чтобы держать под контролем растущий национализм и страну в целом. Исход он считает личным проигрышем, так как не смог убедить людей, несмотря на бесконечные интервью, статьи и публичные выступления, где говорил, что выход из ЕС — ошибка. Естественно, он не видит другого выхода, кроме как оставить свой пост.


Такое происходит впервые, и никто не знает, что будет дальше. Весь этот процесс начался еще в прошлом году и превратился в грязную политику, где обе стороны обвиняли друг друга во лжи и манипуляции. Было много громких слов и эмоций. Но сейчас люди просто хотят знать, что будет дальше.


Я бы сказала, что это ящик Пандоры. И «брекзит» вызвал эффект домино — фунт упал, Шотландия думает о референдуме, Северная Ирландия снова хочет объединиться с Республикой Ирландией, Италия и Нидерланды тоже хотят провести референдум о ЕС. Мне кажется, те, кто так яростно боролся за выход, просто не представляют, что они сделали, ведь эти последствия — только начало.


Текст: Борис Жуковский