Бахтиер Рахманов — молодой исполнитель, автор и композитор. В 2008-м он занял первое место на конкурсе «Келажак овози», затем три года подряд становился победителем конкурса «Ягонасан, мукаддас Ватан».


Мы встретились с Бахтиером в обеденный перерыв — единственное свободное время. Сейчас он очень занят, но что конкретно готовит для своих слушателей, не говорит. Однако в остальных вопросах он предельно честен и делится с нами своими взглядами на музыку, славу и жизнь в целом.


«У любого человека бывают взлеты и падения. В музыкальной истории таких примеров более чем достаточно. У меня был перерыв, и это естественно. Можно сказать, это такое „затишье перед бурей“. Не хочу говорить о своих планах подробно, но они есть, сейчас мы работаем над их осуществлением».


О том, как все начиналось

Когда я был маленьким, никогда не думал о том, что смогу стать певцом, смогу написать произведение, а люди будут слушать меня.


С детства любил песни Александра Розенбаума, особенно «Вальс Бостон». Именно благодаря ему я и захотел играть на гитаре. Во времена нашей юности в домах был только один телевизор, и мама хотела посмотреть сериал, папа — телеканал «Звезда», а я всегда просил включить какой-нибудь концерт, надеясь увидеть Розенбаума.


Я не учился ни в музыкальной школе, ни в консерватории, самостоятельно изучал ноты и, чтобы купить свою первую гитару, подрабатывал, продавая мороженое. Как сейчас помню, накопил восемь тысяч сумов и сразу пошел покупать инструмент. Конечно, уже потом я занимался с педагогом по вокалу, но до этого приложил немало сил, чтобы чего-то добиться. Помню, мне было неловко петь дома при родных — казалось, что у меня нет ни слуха, ни голоса.

Мой папа всегда хотел, чтобы я получил высшее образование, и, не забывая о его желании, я все же окончил институт. Но, уже учась на третьем курсе, я все свободное время проводил в студии, и из-за этого у меня было немало проблем с учебой.


Нельзя сказать, что мои родители как-то по-особенному поддерживали меня в моем стремлении стать музыкантом, но уже то, что они не запрещали мне этим заниматься, стало для меня огромной поддержкой.


Мое утро начиналось с гитары, я перебирал струны, еще не встав с постели. Это сейчас утро почти каждого человека начинается с каких-то гаджетов: что-то проверить, что-то просмотреть.


О сложностях

Не могу вспомнить каких-то особенных проблем. Думаю, что все, что происходит, — к лучшему.


В 2010 и 2011 годах я участвовал в конкурсе «Нихол». Два года подряд занимал первое место по Кашкадарьинской области, но меня не отправляли в Ташкент на республиканский этап. В конце концов, мне сказали, что я не подхожу для республиканского конкурса по возрасту. Конечно, было обидно, но у Бога всегда есть свои планы, и в 2011 году меня наградили премией M&TVA.

И даже этот случай я бы не стал относить к сложностям.


Как для любого художника важна не готовая картина, а ее создание, так и для меня сам процесс слаще, чем уже готовый продукт. Сам процесс дает мне силу двигаться дальше.


Мне бывает сложно принимать себя как свадебного исполнителя. Раньше я наотрез отказывался выступать на свадьбах, пока однажды не согласился спеть у своего знакомого и не увидел, что люди слушают меня точно так же, как и в концертном зале, не отвлекаясь на еду и разговоры.


Я не люблю петь под фонограмму. Мне кажется, что когда человек поет «под фанеру» и при этом берет за это деньги, — это не честно заработанные деньги. Но на свадьбах часто приходится петь «под фанеру»: каждый выступающий артист должен настраивать аппаратуру под себя, и у каждого эти настройки разные, а настроенную технику уже никто не должен трогать. Это занимает много времени, и это сложно делать в условиях свадьбы.


О вдохновении

Люди вдохновляют меня. Некоторым для того, чтобы написать музыку, нужны природа, время года, деньги, дети.


Мне нравится общение с людьми, взаимодействие. Если я встретил человека, пообщался с ним, поговорил о чем-то хорошем, поделился мыслями и чувствами, я могу сесть и написать песню.


Меня также вдохновляет поэзия. Бродский, Шекспир, Эшкобил Шукур. Мне нравится писать музыку на их стихи.


О современной музыке

Я почти не смотрю телевизор. Я из тех людей, у которых в доме его нет, и мне это нравится. Нет никакого негатива — ни плохих новостей, ни землетрясений, стихийных бедствий или чужих проблем. Я стараюсь держаться вдали от этого. Все, что узнаю о нашей современной музыке, об узбекских фильмах и клипах, я узнаю урывками — по радио, когда бываю в кафе или ресторанах.

Так что не могу сказать чего-то определенного. Но я с большим удовольствием слушаю Насибу Абдуллаеву, Ботира Закирова.


О таланте

Я верю в талант, но еще больше — в усердие. Это как формула успеха. Не важно, насколько ты будешь талантлив, если ты не будешь прикладывать 99% своих сил, чтобы добиться чего-то, у тебя ничего не получится.


Нужно всегда заниматься, не тратить свои силы и время впустую.


Мне кажется, талантливые люди всегда в поисках какого-то вдохновения: стихов, музыки.


Думаю, что программы по поиску талантов раньше были более актуальными, потому что тогда было другое время и другие отношения. Многим детям родители запрещали связывать себя со сценой, считая, что это что-то не совсем хорошее. Сейчас, слава Богу, это не так. Родители поощряют детей в их занятии творчеством, помогают развиваться. Сцена, как правило, сама их находит.


О славе

Я не верю, когда человек говорит, что ему не нравится слава. Слава нравится всем, если она не душит.


Другое дело, когда человек известный, но сам ничего собой не представляет, не умеет петь или играть на музыкальном инструменте. Это наверняка болезненно, скорее всего, такой человек чувствует себя в некоторой степени обманщиком. Может, тогда слава и перестает нравиться. Но в целом все люди немного тщеславны.


О прибыли

Я не могу сказать, насколько финансово выгодно быть музыкантом в нашей стране. Во-первых, потому, что музыкант — это очень размытое понятие. Можно быть композитором и продавать свои песни, можно быть артистом, выступающим на свадьбах, можно быть эстрадным певцом. Все относительно.


В любом шоу-бизнесе, и наш — не исключение, всегда крутятся очень большие деньги.

Но тут все действует по принципу — сначала ты должен вложиться, работать на свое имя, а уже потом твое имя будет работать на тебя. Это тоже в некотором роде вопрос усердия. Чем больше ты прикладываешь усилий, тем больше выгода.


О планах

Кем я вижу себя через пять, десять, двадцать лет? Конечно же, музыкантом, исполнителем.


Я навсегда связал свою жизнь с музыкой.


Но у меня есть мечта. Когда мне будет лет шестьдесят и когда концерты и слава останутся позади, я хочу быть преподавателем и делиться с молодыми умами знаниями о музыке, о нашем деле. Надеюсь, она сбудется.


Текст: Заррина Рузметова

Фото: со страницы героя материала