Впервые в Узбекистане набор в МПР начался с весеннего призыва 2003 года, когда вышло постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан «О мерах по организации службы граждан Республики Узбекистан в мобилизационном призывном резерве». Именно с этого периода молодые люди могут выбирать, какой срок они хотят отслужить.


Эта альтернатива предоставила молодым людям, не желающим связывать свою жизнь с карьерой в вооруженных силах, возможность отдать долг своей стране.


VOT рассказывает словами отслуживших о том, что ждет на службе, к чему готовиться и что может обрадовать.


Раван, 23 года. Выпускник вуза

Я отслужил летом, и, если бы у меня был выбор, я бы все равно выбрал это время года. Летом хотя бы есть возможность купаться. Как купаться зимой, когда после душа выходишь сразу на мороз? Не представляю.


Из того, что запомнилось, было всякое. Например, нашему заезду выдали новую форму. Говорят, это редкость, но нам повезло. Проблема была с обувью — нужно было выбрать свой размер. Я выбрал сапоги 44-го, а они оказались малы. На выдаче говорят, что 45-го пока нет, но напишут заявление и обязательно выдадут нужные. В итоге никто ничего не написал, так я и проходил весь месяц в маленьких ботинках.
Из смешного — был один случай, когда мы с табуретками шли из комнаты просмотра телевизора в свою казарму. Сержант должен был сказать: «Поставить табуретки, надеть кители», но случайно оговорился и сказал: «Надеть табуретки». Ну это же армия, все начали выполнять приказ и пытались надеть табуретки.


Лично мне во время службы не хватало именно военной подготовки. У нашей группы были разные сержанты. И показывали каждый раз что-то разное: тренажеры, тиры. Но именно по «военке» не хватало теории и практики, рассказов о тактике, об оружии и о военном деле вообще. Рассказывали, но лично мне этого показалось мало.

Из хорошего в службе было то, что люди оказались в той же ситуации, что и я. Приятные сослуживцы попались, с чувством юмора. Сержант у нашей группы был добрый: первые пару недель что-то было строго запрещено, а потом были послабления. Например, можно было воспользоваться телефоном. Удавалось и отдыхать. Друг, например, устроился завскладом — говорил, что сортирует вещи, а на самом деле лежал там и отдыхал.


Из того, что вообще не понравилось, — уборка. Каждые два дня нужно убирать свой участок и следить за тем, чтобы люди из других групп не бросали туда свой мусор.


У меня было желание пойти на год, потому что есть большая разница. У нас наряд в чем заключается: ты что-то моешь, подметаешь, на тумбочке стоишь, а там — с настоящим оружием, на посту, все реально.


С оплатой проблем никаких не было, даже наоборот. Когда пришел в военкомат за договором, там чуть ли не красную дорожку расстелили.


Сергей, 24 года. Звуковик, DJ

Служил я в октябре. Из всего месяца 21 день собирал хлопок в Сырдарье.


Если бы выбирал, то, на мой взгляд, самый лучший месяц для службы — это май. Много праздников, то есть выходных дней, вкусные обеды, ну и погода для службы очень хорошая — не слишком холодно и не особо жарко.


Проблемами в армии для меня были голод и постоянное желание искупаться. Так как водные процедуры были раз в неделю, ходил в старых гамашах. А еще у меня был языковой барьер — все сержанты говорили на узбекском языке.


Во время службы единственное, что понравилось, — это поход на полигон и рассказы лейтенантов о своем опыте на службе, о горячих точках. Плюсы службы в том, что она быстрая, то есть люди, которым срочно нужен билет, быстро его получают.

Минусы — это не настоящая служба, так как ты вечно подметаешь и маршируешь. В моем случае я 90% службы собирал хлопок. То есть при военном конфликте я смогу только собрать норму хлопка и стрельнуть 9 пуль при помощи сержанта.


Интересных случаев много. Один из таких — когда мужика бросила жена. Он напился и уснул, 200 человек не могли найти его в кустах хлопка. Или еще случай — после трех дней сбора хлопка здоровый амбал под два метра плакал и говорил, что больше не может.


Я бы, наверное, послужил год, так как там «вкусные» льготы, да и служба будет посерьезнее.


Борис, 24 года. Предприниматель

Службу проходил с середины марта до середины апреля. По мне, середина-конец весны — самое оптимальное время: еще нет сильной жары, а холода уже закончились. Но, так как служба проходила в области, бывало холодновато, особенно по ночам.


Самой большой проблемой был языковой барьер, потому что все команды, вообще все было на узбекском языке, а я его практически не знал. Но ко второй неделе привык, освоился, и жить стало немного проще.


В целом служба проходила довольно гладко. Во время службы самым приятным было наличие магазина и буфета на территории части, где можно перекусить нормальной едой, конечно, если на это есть время.


Из плюсов на службе я бы выделил отличную дисциплину и построение распорядка дня — это почти вошло в привычку и очень хорошо помогло в повседневной жизни.

Из минусов, возможно, — довольно посредственный рацион, состоящий в основном из картошки и рыбы. Еда, можно сказать, безвкусная, но ко всему привыкаешь. Также большим минусом были массовые заболевания простудой и гриппом, что и не удивительно, когда 120 человек находятся в одном помещении в течение долгого времени.


Несомненно, сказывается изоляция во время службы, пусть и всего на месяц. Когда ты долгое время находишься в тесном контакте с другими людьми, начинаешь перенимать какие-то привычки, видишь чужие взгляды на жизнь и переосмысливаешь свои. Времени, чтобы побыть наедине со своими мыслями, в армии предостаточно. На год, думаю, я бы не пошел, так как предпочитаю потратить это время на реализацию своих планов здесь, в обычной жизни.

***

МПР — не полноценная служба в армии, ограниченная коротким промежутком времени. Но все же она накладывает свой отпечаток на каждого. У кого-то остаются хорошие воспоминания, у кого-то — смешанные. Но при любом раскладе — это обязательный и, скорее, полезный опыт. Главное — настроить свое отношение.


Текст: Андрей Григорьев