Человеческая жизнь невозможна без радостей и горестей, без ссор и примирений. Но как понять, когда обычные столкновения становятся преступлением?


VOT поднимает нелицеприятную, но необходимую тему: что мы знаем о домашнем насилии и что делать, если человек стал его жертвой?


Это то, о чем говорить не принято и неприятно. То, что тщательно скрывают за темными очками и нелепыми легендами. Домашнее насилие является проблемой любого народа, нации или страны. Оно не знает государственных границ, не выбирает географически местность, где иметь место быть.


Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, на 2014 год около 30% женщин во всем мире подвергаются физическому насилию со стороны своего партнера. Более 110 стран на данный момент не имеют специализированного закона против домашнего насилия, но такие преступления квалифицируются согласно уголовному законодательству.


Многоликое чудовище

Вопреки распространенному мнению о том, что домашнее насилие — это побои и рукоприкладство, на самом деле это не так. Домашнее насилие — не всегда применение физической силы, но и психологическое воздействие.


Что понимается под психологическим насилием? Это систематическое унижение, угрозы, шантаж.


Доказать его сложно, ведь психологическое насилие не оставляет видимых следов, однако оно не менее опасно. Специалисты утверждают, что такой вид насилия влечет за собой психические изменения жертвы — в частности, она больше не может адекватно воспринимать реальность, не может понять свое место и начинает думать о том, что заслужила унизительное отношение к себе.


#VOTфакт: В странах Европы и США психологи и юристы часто используют понятие «синдром избитой жены» — это случаи, когда жертва, регулярно подвергающаяся насилию со стороны члена своей семьи, больше не чувствует себя в безопасности и сама нападает на обидчика, нанося ему тяжкие увечья или даже убивая.

Домашнее насилие также может носить экономический характер: когда у жертвы отбирают все деньги, лишая ее финансовой независимости.


Это не только отношения между мужем и женой. Тираном в семье могут быть отец, мать, дедушка, бабушка, взрослые дети. Принцип в том, что один человек подавляет и контролирует других во всех смыслах.


Домашнее насилие циклично — назревающее напряжение сменяется актом агрессии, затем раскаянием и периодом затишья. Именно периоды затишья заставляют многих жертв долго терпеть издевательства — кажется, что человек исправился, что все будет хорошо. Но это не так. Преследователь чувствует свою вседозволенность и уже не может остановиться без специализированной помощи. Он нуждается в своей жертве.


Кто есть кто

Социологи и психологи утверждают, что и жертва, и преследователь имеют схожие черты. Тиранами чаще всего становятся люди, которые сами подвергались угнетению со стороны своей семьи. Они наблюдали за насилием в детстве и прочно усвоили урок — какими должны быть отношения между близкими людьми. Тем не менее, эти люди могут быть спокойными, вежливыми и даже очаровательными на людях, а дома — превращаться в палача. Они не уверены в себе и используют своих жертв как способ самоутверждения.


Малика Инакова
консультант по вопросам гендера и правам человека


Как показывает мировая практика и исследования отдельных авторов, домашнее насилие не выбирает участников по уровню достатка, образования или социального статуса. Насильниками могут быть как богатые, так бедные люди, как лица с высшим образованием, так и без образования вообще.


По моим наблюдениям, и насильники, и потенциальные жертвы когда-либо или были свидетелями таких ситуаций, или их воспитание и культура основаны на жестких стереотипах. Все зависит от того, какие у человека в детстве или молодости формируются эталоны, так называемые „нормы“ поведения, и что один человек считает „нормальным“, а другой — недопустимым. Зачастую в семьях, создаваемых такими „разного восприятия“ людьми, или, как мы их называем, людьми с разными жизненными ценностями, вероятность „выяснения отношений“, „наказаний“, „воспитаний“ или как бы то ни называлось (одним словом, насилия), достаточно велика.


Жертвы, как правило, с детства научены терпеть несправедливое к себе отношение. Они могут наблюдать это дома, в школе, с друзьями. У жертв нет четких понятий о том, что такое хорошо и что такое плохо, а регулярное насилие в отношении них еще больше размывает эти границы.


Жертвы сначала учатся не высказывать свои мысли и эмоции, а потом и вовсе перестают что-то чувствовать, кроме постоянного страха. Они могут винить себя в случившемся, винить обстоятельства, но это только усугубляет их состояние.


#VOTфакт: Статистика по домашнему насилию в Великобритании говорит о том, что на каждые две женщины, подвергшиеся домашнему насилию, приходится один мужчина, пострадавший от той же беды.


Чья тут вина?

В этом вопросе все всегда запутанно и сложно. К таким ситуациям нельзя подойти только с одной стороны, так как жертву и преследователя связывают постоянные отношения и семейные узы.


В юриспруденции есть отдельная наука, называемая виктимологией (дословно — учение о жертвах). Грубо говоря, виктимология занимается тем, что исследует, каким образом человек стал жертвой преступления, есть ли его вина в этом, вел ли он себя провокационно?
Но уместно ли говорить о том, что жертва домашнего насилия сама напросилась на наказание? Люди, склонные к насилию, могут утверждать, что не хотели ничего дурного, а руководствовались только благими намерениями, однако жертва сама спровоцировала их на конфликт. Более того, насильники буквально «вбивают» такие же мысли в голову своих жертв, именно поэтому фразы «я сама виновата», «мне следовало промолчать» и так далее звучат очень часто.


Малика Инакова
консультант по вопросам гендера и правам человека


Я бы посоветовала не рассматривать гипотетически какую-либо возможную ситуацию, а изучить конкретные случаи домашнего насилия. В процессе такого исследования нам предстоит провести грань между насилием (преступлением) и манипуляцией (психологическими уловками, провоцирующими конкретные последствия). Важно определить, с какой целью произошло насилие? Чьи цели в первую очередь преследовались — насильника или жертвы? Лишь в том случае, если жертва от факта насилия получает какую-либо заранее желанную выгоду и готова „потерпеть“ ради задуманного, вот тогда, возможно, следует поднять вопрос — а не провокация ли это? Но когда мы говорим о чистом наличии домашнего насилия, не стоит тратить время и винить жертву. Это звучит, скорее, как оправдание насильника.


Стерпится — слюбится?

По статистике, жертвы домашнего насилия обращаются за помощью в среднем только после седьмого нападения. Почему же люди не ищут защиту, ведь происходящее превращает их жизнь в ад?


В первую очередь это связано с тем, что они научены терпеть. Опять-таки это возвращает их в детство, когда они наблюдали за насилием и бездействием или слышали истории от знакомых и друзей о таких же случаях. В конце концов, они думают, что это нормально. Ведь по правде, жизнь не может быть без ссор, но важно отличать обычный конфликт, пусть и очень сильный, от вспышек домашнего насилия. Ссора имеет под собой реальную адекватную причину, домашнее насилие происходит из надуманных претензий.


Кроме того, жертвы домашнего насилия не знают, куда им идти и что делать. Социальные нормы подразумевают, что семья — самое важное в жизни. Поэтому все люди стараются сохранять ее — из разных побуждений, например, ради детей или благополучия. То же правило действует, если в семье проявляется домашнее насилие — важность любой ценой сохранить семью затмевает все остальное.

К тому же бытует мнение, что дом — это надежная крепость. А что делать, если крепость становится тюрьмой, а самое безопасное место превращается в ад? Человек, страдающий от домашнего насилия, не знает, куда обратиться за помощью. Он боится, что может все потерять, что его не поймут, не поверят, будут осуждать и критиковать, не помогут и не поддержат, и все это только усугубит его состояние.


Почему стоит обратиться за помощью и защитой? Потому что домашнее насилие, как и любые преступления в целом, не влечет за собой ничего хорошего. Последствия такой беды всегда неблагоприятные. Начиная от разрыва отношений, физических и психологических увечий, заканчивая инвалидностью, сиротством и смертью. Потому что в конце концов человек имеет право на эту самую защиту и не обязан терпеть издевательства.


Мифы о насилии

Когда дело доходит до насилия, его легко списать на обычные дрязги. Так рождается первый и самый главный миф: «домашнее насилие — не криминал, а обычное и чисто семейное дело». Это же убеждение подкрепляется различными поговорками, заученными с детства: «бьет — значит, любит», «милые бранятся — только тешатся».


Тимур Муминов
юрист


Любое насилие, независимо от места и времени его совершения, — это административное правонарушение или уголовно наказуемое преступление. Кодекс об административной ответственности (КоАО) и Уголовный кодекс (УК) Республики Узбекистан имеют ряд глав и статей, определяющих степень ответственности человека за совершенное преступление против здоровья и жизни другого человека. Так, согласно статье 52 КоАО, за неосторожное или умышленное нанесение легких телесных повреждений виновный оплатит лишь штраф в размере от одного до четырех минимальных размеров заработной платы.


В УК ответственность за совершение преступлений против здоровья человека, естественно, более серьезна, чем в КоАО. За умышленные преступления против здоровья, предусмотренные статьями 104, 105, 106, 107, 109, 110 УК, или против половой свободы, предусмотренные статьями 118, 119, 121 УК, применяются наказания от исправительных работ вплоть до лишения свободы. Каждое из этих преступлений отличается своей объективной или субъективной стороной. Поэтому, рассматривая домашнее насилие как правонарушение или преступление, в каждом конкретном случае необходимо определять мотив, причинно-следственную связь совершенного деяния. Так как в зависимости от этих обстоятельств к виновному должно применяться то или иное наказание в соответствии с законодательством Республики Узбекистан.



Люди также привыкли ассоциировать домашнее насилие с неблагополучными семьями, с людьми, которые зависят от алкоголя или наркотиков, хотя домашнее насилие не всегда связано с употреблением выпивки.


Таких мифов много: вера в то, что человек изменится или наоборот, не изменится никогда, что жертва не сможет оправиться от случившегося, хотя и в том, и в другом случае и жертве, и преследователю нужны психологи и другие специалисты, которые помогут справиться.


Что делать и куда идти?

Когда человек столкнулся с домашним насилием, нужно собраться с силами и принять тот факт, что без посторонней помощи не обойтись.

Куда можно обратиться?

  • В махаллинский комитет, где есть специальные комиссии и люди, которые принимают меры, направленные на защиту прав, свобод и законных интересов женщин, повышение их роли в общественной жизни, формировании духовно-нравственной атмосферы в семье, воспитании молодого поколения.
  • В правоохранительные органы — участковый, милиция, прокуратура, суд.
  • В больницу за медицинской помощью, если имело место физическое насилие. При подозрении у врача, что пациент стал жертвой преступления, врач обязан обратиться в правоохранительные органы, даже если это врач частной клиники.
  • В Комитет женщин Республики Узбекистан. Комитет женщин и его представители в махаллях дадут совет, подскажут, куда можно обратиться, могут вмешаться и провести беседу с членами семьи. Однако они не могут возбудить уголовное дело, призвать к порядку и ответственности.


Координаты: Шайхонтохурский район, проспект А.Навои, дом 30, 3-й этаж

Телефон: +998 71 239 4042


Со всей серьезностью…

Домашнее насилие — трагедия, но, как известно, нет такой напасти, с которой человек бы не справился. Для этого нужны смелость, честность, решимость и осознание того, что это не конец, и выход есть всегда.


Не нужно искать оправданий или виновных в том, что случается в жизни.
Не нужно думать о том, что ничего нельзя изменить.
Не нужно молчать о том, о чем нужно кричать.


Текст: Заррина Рузметова