«Гид из местных» — возможность узнать о плюсах и минусах каждого района Ташкента, прочитать мнения живущих там и увидеть, почему ташкентцы выбирают тот или иной район для проживания.


Давно, когда деревья были большими, а мир и вовсе казался необъятным, родной район представлялся мне автономным государством, отделенным от остального города. Здесь все было родным, а от того казалось скучным.


Чиланзар — идеальное место для ностальгии, главное — вовремя оттуда уехать. Здесь время течет иначе, порой кажется, что и вовсе остановилось. И иногда, возвращаясь туда, ты понимаешь, что не так уж и ошибалась.


Локация

Сравнение с автономным государством не такое уж и не верное — один из самых больших районов столицы, каждый его квартал особенный и, несмотря на общие черты, их сложно перепутать. Но чем ближе ты к центру, тем более обыкновенным выглядит участок. Кварталы же, о которых пойдет речь, аутентичны и своеобразны. 18-й, 19-й и 20-й — практически центральная часть этой периферии. Здесь полно ориентиров, знакомых как только чиланзарским, так и остальным жителям. Начинается это отрезок с когда-то существовавшего памятника Аль-Хорезми.


В Средние века в Хорезме был такой великий астроном и математик, прославившийся на весь мир первым трактатом по алгебре на арабском языке и изменившим представление об алгебре как о самостоятельной науке. Сейчас от памятника не осталось почти ничего, кроме огромного круга на центральной площади квартала, где и находился бюст ученого. Сложно объективно оценить размер памятника, которого давно нет, но в детстве гипсовый монумент представлялся поистине огромным — временами он частично закрывал девятиэтажный дом позади круга.


После 18-го располагается 19-й квартал, угол которого тоже когда-то был самостоятельным ориентиром — магазин «Италфуд», где на заре независимости продавались итальянские продукты, о чем, собственно, свидетельствует название. После «Италфуда», где были самые вкусные галеты в моей жизни (это между прочим не преувеличение), в магазине долгое время находился один из филиалов «Совпластитал», потом он стал нерентабельным и закрылся. Однако перед тем, как исчезнуть с карты района, место успело побыть филиалом «Миллий таомлар» и только потом прекратить свое существование.

Там же, на 19-м есть еще два хорошо известных местным ориентира — старый и новый универсам. Впрочем, сложно понять, кто из них новый, а кто постарше, так как оба выглядят так, будто пережили апокалипсис. Они появились на квартале с разницей в несколько лет, но новый прожил совсем немного, закрывшись из-за небольшой проходимости. Чуть дольше прожил старый, хотя он работает и сейчас, но изменился до неузнаваемости и больше не напоминает магазин моего детства, где всегда царил полумрак, можно было купить все, что угодно, а продавщицы смотрели на тебя с легким неодобрением, подозревая в каждом школьнике хулигана.


И наконец, лаконично подводя черту, степенно стоит Terra incognito моей периферии — 20-й квартал Чиланзара. В детстве это место всегда было наименее исследованным, почему-то именно туда запрещалось ходить гулять с приятелями, и этот квартал всегда казался больше, чем есть на самом деле. Между 19-м и 20-м проходит, хотя, учитывая новую историю, уже проходила трамвайная линия, которая делила кварталы.

Есть подозрение, что родители запрещали гулять на 20-м из-за большого и невероятно грязного арыка, протекающего вдоль квартала, в начале которого автолюбители и по сей день моют свои машины, а в его конце любила купаться ребятня. На углу квартала, где и заканчивается арык, расположены мусульманское кладбище и мечеть, собирающая невероятное количество людей каждую пятницу. И, несмотря на то, что прошло уже много лет, стоя на этом углу, я каждый раз наблюдаю, как пяти- и шестилетние дети прыгают в арык, соревнуются, кто дольше проплывет против течения и продержится на плаву.


Возвращаясь к теме «Совпластитала» — на территории почти всего 20-го квартала то там, то тут встречаются заводы и склады этого предприятия. Какие-то из них еще работают, какие-то выглядят, как находка для современных сталкеров и инстаграмеров. Кроме заводов, далеко, в конце этого участка стоят полуразрушенные общежития, которые строились для работников СП и студентов города. Половина общежитий превратилась в жилые дома, а какая-то часть все еще стоит пустой и одинокой, ожидая своего часа.


Инфраструктура района

За последние годы инфраструктура района потерпела незначительные изменения, став удобнее для жизни и не изменив при этом первоначального облика кварталов.


Так как все три квартала — не большие и, пройдя их насквозь, будет потрачено от силы 30 минут, приехать сюда или уехать отсюда можно в любом направлении. Кварталы стоят в отдалении от двух станций метро — крайней и далекой «Алмазар», бывшей «Собира Рахимова» и живой «Чиланзарской».


Еще до закрытия троллейбусной линии, в далеких двухтысячных, здесь ходил 11-й троллейбус с маршрутом от 20-го до нынешней «Корзинки МВД», правда, никакой «Корзинки» тогда еще не было, был почти всегда пустой троллейбусный круг.


Трамвай № 17 совсем недавно был самым удобным способом добраться до «Ипподрома», хотя я помню времена, когда мы с одноклассниками ездили до конечной тайком от родителей, но не для того, чтобы купить себе новую одежду, а чтобы пролезть через ограду и погладить лошадей, которых объезжали наездники. Не знаю, функционировал ли ипподром, как ему и положено, но жители махаллей иногда приходили туда со своими конями, и несколько раз мы попадали на импровизированные скачки.


Кроме транспорта, район также удобен количеством базаров неподалеку. Помимо базара на метро «Чиланзар», «Корзинки» там же, Фархадского рынка и далекого «Урикзора», на 19-м есть свой небольшой базарчик, цены которого не отличаются от остальных в городе, а купить можно все необходимое и даже больше. Да и помимо базарчика, на трех кварталах полно минимаркетов, ларьков, бабушек с табуретками, продающими всякие мелочи, киосков Матбуот, пекарен и много-много другого.


Кроме того, у того же круга «Аль-Хорезми» стоит чайный магазин «Чайная лавка», один из лучших во всем Ташкенте, где продаются разные сорта чая в большом ассортименте.

Отдельная песня кварталов — кафе, шашлычные и ресторанчики. «Пафосные» места находятся ближе к метро «Чиланзар», а здесь же все сравнительно небольшое и временами даже уютное. В моем детстве на восточной стороне 19-го квартала была своя «пьяная улица» — отрезок дороги, где шашлычные и кафешки теснились рядом друг с другом, соревнуясь за гостя. Сейчас от улицы почти ничего не осталось, но недостатка «едален» все же нет. Здесь есть как большие банкетные залы на западной стороне кварталов, так и точки фаст-фуда, вполне приличные кафе, где можно перекусить. Поесть можно на любую сумму: от 6–7 тысяч до 25–30, в зависимости от притязаний клиента.

Кварталы автономны, здесь есть все для жизни — три школы, две на 20-м квартале и одна, 101-я, бывшая когда-то весьма популярной на Чиланзаре, на 19-м. Школа № 101 славилась математическим уклоном, педагогами, и сюда отправляли своих детей особенно заботливые родители. Школа стоит перед домом, в котором я жила, и шум и пыль со школьного стадиона залетали в окна балконов, создавая столь трудно передаваемое ощущение жизни. Сейчас ее окружили до безобразия страшным бетонным забором, отгородив от внешнего мира, и, находясь внутри, поневоле задумываешься о гетто.


Помимо школы, на всех кварталах есть несколько детских садов, большая семейная поликлиника, отделения ЖКХ, телефонная станция, ремонты обуви, несколько маленьких ателье и большая автошкола, которая также является ориентиром для таксистов города.


Помимо поликлиники, на 19-м был свой пункт неотложки «скорой помощи», который находился ровно в центре квартала и где принимали срочных пациентов с не очень серьезными травмами.

Этот отрезок Чиланзара меньше всех пострадал от «гаражной» реформы, которая проводилась в Ташкенте много лет назад. Наверное, это объясняется тем, что только на 19-м квартале есть сразу две большие стоянки с гаражами, куда мы прибегали в детстве попить воды, а по крышам этих гаражей нас преследовали маленькие и вредные собачонки, будоражащие округу противным тявканьем.


Ритм жизни

Это классический спальный район города, а значит, жизнь внутри намного спокойнее и степеннее, чем в центре. Эта часть города всегда была особенно зеленой. Несмотря на то, что деревья временами подпиливаются и подрезаются, кварталы по-прежнему утопают в зелени, есть небольшие парковые зоны, где жители выгуливают своих собак. Благодаря школам и детским садам жизнь здесь просыпается рано — люди спешат на работу или учебу, район начинает шуметь и суетиться, и продолжается это до полудня. В обед наступает тишина, и кварталы погружаются в сиесту, отдыхая и готовясь к вечеру.


Около шести он снова оживает, и продолжается это часов до десяти. После жизнь не прекращается, но становится тише, спокойнее, молодежь продолжает гулять и собираться на лавочках у домов, стараясь не очень шуметь. Где-то на отдельно взятых скамейках сидят влюбленные парочки, обсуждая дальнейшие планы. Ребята достаточно взрослые, чтобы не идти домой, обсуждают события из своей жизни, которых всегда много.


Днем на этих же лавочках сидят старушки, как и везде разные, какие-то неодобрительно обсуждают своих молодых соседей, какие-то умиляются современной молодежью, кто-то просто дышит воздухом и видит что-то прекрасное в происходящем.


И кварталы не утихают, постоянно, каждую минуту, ведь даже поздней ночью по району рыскают собаки, обсуждая свои, только им известные собачьи планы.


Ориентиры и история

Здесь нет громких и популярных достопримечательностей, посмотреть на которые съезжались бы туристы со всего света. Но они здесь и не нужны. Однако свои кусочки истории тут тоже есть. Но истории эти личные, загадочные и почти не отмеченные в летописи современного Ташкента.


Например, рядом с макаронной фабрикой, что на западной стороне 19-го квартала, когда-то давно находилось культовое место для того времени — клуб, или, как ее тогда называли, дискотека «Ангар-18». «Гугл» хранит об этом месте только обрывочные воспоминания очевидцев, такие же, как у отца, друзья которого дали там свой первый и, так уж сложилось, последний рок-концерт своей группы. О клубе известно крайне мало, и иногда кажется, что все папины рассказы мне приснились.

Или Ювелирный завод на 20-м квартале. Одно из самых притягательных мест района — много лет назад он функционировал на полную мощь, вроде бы он работает и сейчас, хотя его внешний вид говорит об обратном.


Злачное заведение «Парламент», которое до сих пор стоит через дорогу от 18-го, является ориентиром и пользуется дурной славой.

Но большинство историй квартала у каждого личные. Они связаны с взрослением, детством, прыжками по гаражам. Моя история — это первый книжный магазин, где и сейчас продаются книги за 5000 сумов, это библиотеки и деревья, на которых прошло мое детство. Это школа и одноклассники, фрукты с чужих огородов, бродячие собаки и кошки, наклейки с «покемонами», которые были у каждого, походы в универсам вместе с мамой, запах горячей лепешки, штабы «сзадидома», пропавшая собака и множество других воспоминаний.


Каждая поездка в эту часть города — это путешествие назад, в прошлое, в детство, в места и ситуации, которые не повторятся и живы только в памяти. Каждая часть этого участка города — отдельно взятое событие, и с каждым связана смешная или грустная история.


Чиланзар, как и любой участок города, прекрасен по-своему. Здесь спокойно, он удобный, развитый и уютный. Он самодостаточный, необычный и красивый. И я не ошибусь, если скажу, что это подтвердит каждый второй чиланзарец города. И что бы с ним не происходило, как бы он не менялся, он все равно не изменяет своему первоначальному облику, оставаясь все таким же романтичным, спокойным и уютным.


Текст: Дарина Солод

Фото: Финат Разяпов