26 апреля 1966 года в Ташкенте произошло одно из самых разрушительных землетрясений XX века. С момента трагедии прошло 50 лет, и за это время сама природа землетрясений успела обрасти заблуждениями, догадками и необоснованными мифами.


В каких баллах измеряют землетрясения? Нужно ли прятаться в дверном проеме? Стоит ли ожидать повторения трагедии пятидесятилетней давности? Мы решили разобраться в этих вопросах. А помог нам заведующий лабораторией региональной сейсмичности Института сейсмологии АН РУз, доктор физико-математических наук, профессор Турдали Усманалиевич Артыков.


ЗАБЛУЖДЕНИЕ 1: Баллы и магнитуда

Раннее утро. Вы на кухне. Не спеша открываете шкафчик, достаете оттуда полупустую банку кофе и, стараясь ничего не просыпать, набираете полную чайную ложку. В этот момент стены начинают трястись, посуда звенит, а чайник, который только что закипел, накаляет обстановку своим свистом. Проходит 30 секунд. Все на месте, все целы, дом стоит. Вы выдыхаете, ставите банку кофе на место и идете к компьютеру, чтобы на любимом сайте узнать о случившемся. «На юге Афганистана произошло крупное землетрясение силой в 6 баллов по шкале Рихтера», — читаете вы и успокаиваетесь: хорошо, что не мы.


В этом сообщении нет и не может быть полезной информации, разве что о месте происшествия. Шкала Рихтера не имеет ничего общего с баллами, а люди очень часто путают и перемешивают между собой несколько понятий, которыми принято описывать силу и масштаб катастрофы.


Первый параметр — это энергия землетрясения, и ее показатель называется магнитудой. Этот способ вместе со специальной шкалой предложил в 1935 году американский ученый Чарльз Рихтер. Сейсмологи высчитывают магнитуду сложными формулами, используя величину сдвига земной коры и десятичные логарифмы, а результат представляют в виде чисел от — 1 до 9,5. Этот показатель не имеет какого-то определенного количественного эквивалента и позволяет лишь судить об энергии, которой обладал очаг землетрясения. Само понятие «шкала Рихтера» сейчас почти не используется — ему на смену пришел «энергетический класс» и «сейсмический момент», но в обиходе оно допустимо.


То, что мы ощущаем на поверхности, называется интенсивностью. Простыми словами — это влияние, которое землетрясение оказывает на людей, здания и на все, что их окружает. Именно интенсивность измеряется в баллах, и для ее оценки существует несколько шкал. В Узбекистане используется шкала MSK-64, которая включает в себя 12 баллов — от незаметных колебаний до масштабных разрушений. Это объективная величина, и выяснить ее можно лишь спустя некоторое время после землетрясения.



Магнитуда лишь косвенно влияет на интенсивность. Свою роль играет глубина очага, удаление конкретной области от эпицентра, состояние почвы и наличие грунтовых вод. Например, магнитуда ташкентского землетрясения 1966 года — 5,2. Но очаг располагался в восьми километрах под землей, что привело к последствиям, соответствующим 8 баллам по шкале интенсивности. За 20 лет до этого, 6 октября 1948 года, около Ашхабада произошел толчок с магнитудой в 7,3. Его интенсивность составила 9–10 баллов, так как очаг располагался на глубине 18 километров.


Интенсивность одного и того же землетрясения может отличаться даже в пределах города, но об этом немного позже. А то сообщение про Афганистан, которое мы представили в самом начале, должно звучать так: «На юге Афганистана произошло землетрясение с магнитудой 6,0. Недалеко от эпицентра, а также в некоторых областях Пакистана его сила превысила 6 баллов, а в Ташкенте ощущалось лишь 2».



МИФ 2. Крупные землетрясения происходят каждые 50 или 100 лет

Первого сентября 1923 года в японском регионе Канто произошло землетрясение с магнитудой 8,3. Оно полностью разрушило города Токио и Йокогаму, унесло жизни 174 тысяч человек и причинило ущерб в 4,5 миллиарда долларов. С момента землетрясения прошло 93 года, приближается столетие, и некоторые японцы обеспокоены возможностью его повторения. Но исследования показывают, что опасаться им нечего — в земной коре нет достаточного напряжения, чтобы вызывать схожую по масштабам и последствиям катастрофу.


Сильные землетрясения в Ташкенте происходят нечасто, и одно из них пришлось на апрель 1866 года. После трагедии, случившейся через сто лет, люди заговорили о точном совпадении, о круглой дате, о тенденции. Но никто не учитывал смену календаря 1918 года, а стоило — в этом случае землетрясение XIX века произошло в другое время. Также никто не упоминал о схожих по масштабам землетрясениях 1868 или 1886 годов, интенсивность которых также была на уровне 7–8 баллов.


Поэтому нет никаких оснований, чтобы утверждать о возможности повторного землетрясения через 50, 100 или 200 лет. Сами по себе землетрясения не поддаются прогнозам и не подчиняются каким-либо срокам — это может произойти через 48 или 75 лет, а может и не происходить вообще.



МИФЫ 3–4. Крупные землетрясения происходят при аномально теплой погоде или рано утром

Землетрясение 1966 года произошло в шестом часу утра. После этого в народе стал расходиться миф, что самые разрушительные толчки происходят именно в это время суток. Но исследования последних 60 лет опровергают эту мысль. Большее количество землетрясений было зафиксировано в 10–11 часов, а самые сильные из них приходились на 2 часа дня.


Недавнее землетрясение в Гиндукуше произошло в 13:39, разрушительное Сычуаньское землетрясение — в 14:20, а Великое Чилийское землетрясение, которое считают самым сильным за всю историю наблюдений, — в 16:11 по местному времени.



То же можно сказать и о температуре. Солнечный свет воздействует на земную кору лишь в пределах 20–25 метров, а ниже этого уровня температура не меняется никогда. Очаги землетрясений, в свою очередь, расположены на глубине в десятки и сотни километров, так что солнечная энергия просто не в состоянии туда добраться. Времена года не влияют на силу и количество землетрясений — на них влияет движение земной коры, а аномально теплая погода никак не связана с сейсмологией.



Снова о землетрясении 1966 года. Ташкент в то время выглядел иначе: в большинстве районов — особенно в Старом городе — преобладали глиняные постройки, которые и были разрушены. От самого землетрясения погибло восемь человек, около 200 получили ранения, а больше всего жертв оставили последующие землетрясения и афтершоки, во время которых люди умирали от сердечных приступов. Сейчас это называют сейсмофобией — боязнью землетрясений. Она существует среди жителей города до сих пор и в большинстве случаев является причиной возникновения догадок и необоснованных предположений о природе землетрясений.


Сейсмологи никогда не утверждали, что отрезок времени, температура или время года влияют на количество или силу подземных толчков. Предсказывать их по этим параметрам невозможно. Практическая задача сейсмологов в другом — высчитать вероятность разрушений и свести их к минимуму.


Чтобы показать максимально возможную интенсивность землетрясения для каждой конкретной точки, ученые составляют специальные карты сейсмического районирования. Цель — просчитать вероятность возникновения землетрясений и, исходя из этого, направить строительство зданий в сторону прочности и устойчивости.



Дело в том, что степень воздействия землетрясения на здания зависит от состояния земли под ними.


Предположим, что Мирабадский район расположен в 8-балльной зоне. Такая интенсивность, согласно описанию, вызывает следующие последствия: «Памятники сдвигаются с места или опрокидываются. Дома сильно повреждаются. Падают фабричные трубы». Теперь строители и проектировщики знают задачу — сделать так, чтобы памятники не двигались, трубы не падали, а дома стояли ровно.

Сам Ташкент по карте сейсмического районирования разделен на две зоны — в 8 и 9 баллов. Это означает, что любое землетрясение на планете, которое может произойти в ближайшие 50 лет, не будет превышать 8 и 9 баллов для Ташкента. На этом принципе проводятся проектировочные и строительные работы — здания, расположенные в той или иной зоне, выдержат максимально вероятную для этой зоны интенсивность.

Разница между двумя зонами весьма ощутима на практике. Например, сейсмостанция Ташкента находится в 8-балльной зоне, и сотрудники отмечают, что это может вызывать разногласия. Приборы института зарегистрировали интенсивность недавнего афганского землетрясения в 2–3 балла, о чем потом и писали местные СМИ, но в девятибалльной зоне Ташкента ощущались толчки в 3–4 балла.


Здания, построенные с учетом сейсмических зон, — а это все жилые дома, школы и больницы, возведенные после 1966 года, — выдержат любое землетрясение в следующие 50 лет. Однако некоторые элементы способны нанести вред людям: падающие люстры и шкафы, оконные стекла и карнизы, а со стороны улицы — водостоки или козырьки.



МИФ 5. Нужно прятаться под косяком двери

(подтвержден)

Получить повреждения от дверного косяка или на лестничном проеме в Ташкенте будет сложно, потому что дома рассчитаны на нагрузки. Если вы находитесь в помещении, то важно отойти от окон. Можно спрятаться под косяком — это убережет вас от падения на голову тяжелых предметов. Также хорошее укрытие — крепкий стол. Этот способ используется в школах, где дети должны прикрыть голову и спрятаться под парты. Цель действий — защититься не от обломков здания, а от падения мелких объектов, способных нанести повреждения. Истории об опасности этих методов приходят из городов, в которых здания были попросту не подготовлены к землетрясениям высокой интенсивности.

ВАЖНО: Ознакомьтесь с правилами поведения при землетрясении. Особенно, если вы живете в доме старого образца или в частном доме, который не соответствует современным строительным нормам.

Опасное местное землетрясение длится не более 20 секунд. А землетрясения продолжительностью в минуту или две — результат далеких от нас подземных толчков, которые не представляют никакой опасности. Сюда относятся любые землетрясения за пределами республики — они не могут быть интенсивнее шести баллов на территории Ташкента.



***

В 1980 году в окрестностях города, около поселка Назарбек, произошло сильное землетрясение. Тогда его интенсивность оценили в 8 баллов. В 2008 году история повторилась, правда количество баллов в тот раз было немного меньше. Это — проверка на прочность, и город выстоял, потому что строился правильно.
И если в ближайшее время повторится толчок, схожий с тем, что был 50 лет назад, то он уже не повлечет за собой таких печальных последствий.


Текст: Борис Жуковский

Фото: Финат Разяпов

Иллюстрации: VOT