Шохрулло Абдуллаев — первый узбекистанец, поступивший в American Academy of Dramatic Arts.


VOT поговорил с Шохрулло о том, каково это — учиться в США и учиться на сцене.


Моя жизнь

Я родился в городе Ташкенте. В шесть лет пошел в школу № 50 и проучился там до 9 класса. Далее поступил в лицей Inter House. После его окончания поступил в Университет WIUT (Westminster International University in Tashkent) на факультет «Коммерческое право», и проучился там три года. Ну, а затем последовал самый невероятный этап в моей жизни — это поступление в одну из самых престижных школ искусств в мире и жизнь в Лос-Анджелесе.


История с реальными событиями

Я начал открывать для себя Америку еще будучи туристом. Однажды в Лос-Анджелесе гид указал на «Самую крутую школу Америки». Я записал ее название и, вернувшись в Ташкент, жил мыслью, что мне нужно туда попасть. Приехав домой, навел справки о школе, через Интернет заполнил анкету и подал заявку в Академию. Целый год потратил на поступление, делая это втайне от всех, так как все еще являлся студентом третьего курса WIUT.


В апреле 2012 года мне выпал шанс посетить известное мероприятие в области юриспруденции — «Конкурс имени Джессопа» (The Philip C. Jessup International Law Moot Court Competition) в Вашингтоне. На нем все топовые учебные заведения мира, университеты Лиги Плюща включительно, участвуют в постановочном судебном процессе, и по сути 700 университетов борются за право обладать призом. Не сказав никому, я назначил собеседование в кампус Академии Искусств в Нью-Йорке и подготовил монологи для собеседования.

Сдав экзамен, полетел домой, и через какое-то время из школы пришло сообщение о том, что мне нужно выслать дополнительное видео с двумя монологами в категориях драма и комедия.


Набор студентов в AADA ограничен, и в первый год они принимают ровно 150 человек, не больше и не меньше. На второй год остаются только 70 человек по приглашению — довольно жесткий отбор. Около 2000 заявок ежегодно приходят в школу только со Штатов, остальной процент приходится на другие страны. И приемная комиссия отдает предпочтение студентам из англоязычных стран либо тем, кто минимизировал свой акцент до нуля в повседневной речи.


В середине мая мне пришло сообщение «Добро пожаловать в Американскую Академию Драматического Искусства — самую элитную школу в США по направлению «актерское мастерство».


И я точно никогда не забуду этот день.


Немного о школе

Американская Академия Драматического Искусства была основана в 1884 году и славится своей блестящей репутацией и не менее блестящими выпускниками, такими как Роберт Редфорд, Эдриан Броуди, Энн Хэтэуэй, Грейс Келли, Лорен Бэколл, Кирк Дуглас, Николас Виндинг Рефн, Стивен Болдуин, Пол Рад и так далее.


В копилке у Академии 105 «Оскаров», 273 премии «Эмми» и 90 премий «Тони». Переступая ее порог, ты понимаешь, что это другой мир. Вся школа пропитана историями, театралами, ты чувствуешь энергию творческих людей, находящихся там, заряжаешься ею. Там каждая деталь и каждая мелочь вдохновляют творить и создавать. Атмосфера действительно располагает к развитию своих навыков.

Большинство студентов приходят учиться в AADA сразу после школы, возрастная категория примерно одинаковая — 18–19 лет. Однако здесь можно увидеть и 40-летнего студента. Творческая среда, очень много разных людей, и это считается нормальным для подобных учебных заведений.


Камера! Мотор!

Когда начинаешь осваиваться в непривычной среде, включается режим «не умеешь сам, помоги другому». На практике заметил, что все считали своим долгом меня чему-то научить, постоянно говоря, как лучше, но я научился абстрагироваться от всего ненужного и не обращать внимания на «излишнюю опеку».


«Актерка» — очень субъективная вещь. Когда снимаешься в кино, есть определенные люди, которые говорят, как встать, чтобы ты выгодно смотрелся в кадре, подсказывают твой текст на случай, если ты его забыл. Единственная задача киноактера — включить фантазию, целиком и полностью стать тем самым персонажем, которого он не просто пытается изобразить, а должен прожить эту роль и пропустить ее через себя. Только в этом случае будет стопроцентное попадание в образ.


Вызов принят!

Самый главный и сложный вызов, с которым мне пришлось столкнуться, — акцент. Искоренить его было обязательным условием успешного обучения в школе. Как сейчас помню, все студенты гуляли, ходили на вечеринки, а я просто оставался в своей пустой квартире и по пять-шесть часов заучивал роли и работал над американским акцентом, пока у меня не немел язык. В жизни ты можешь говорить в своей манере, с акцентом, проглатывать окончания или с неким дефектом речи, не важно. Но зрителя не обманешь, если ты начнешь говорить с русским акцентом, играя американца, все поймут, что ты не свой.

Мне очень помогла специальная техника, наши учителя фонетически разложили весь алфавит и то, как он работает. Когда я это понял, у меня все получилось. Я бы с радостью поделился этими правилами со всеми, однако с меня взяли «честное калифорнийское», что я буду хранить их в секрете, так как речь идет об авторской методике избавления от акцента. Когда я справился с этой задачей, у меня возникла другая проблема, идентичная этой, только сложнее. Актер должен уметь с легкостью переключаться на другие диалекты: British, Irish, New York, Texas, Brooklyn, Southern, при этом не теряя образ и проживая роль на сцене. Сейчас, когда я смотрю фильмы в оригинале, сразу могу отличить театрала и актера с хорошим образованием от любителя.


Дубль два

Я учился в школе и параллельно работал в театре. Мне посчастливилось поучаствовать в одной из моих любимейших пьес «The last days of Judas Iscariot» и играть в ней Иуду.


Многие актеры, проучившись в подобных школах, думают, что теперь их будущее будет блестящим. Что тут же начнут поступать невероятные предложения от Стивена Спилберга или Кристофера Нолана, которые ждут не дождутся, когда ты выпустишься из Академии, чтобы взять тебя на главную роль в своем новом фильме и заплатить тебе, такому классному, 20 миллионов за роль. Это как минимум, а дальше «Оскар», «Глобус», Канны, Сан-Тропе и контракт с «Диор» на рекламу парфюма в честь тебя любимого. Но, как всегда, вынужден вернуться в реальность и признать, что в Голливуде никто не будет делать тебе предложений.

В Л.А. 10 миллионов человек, которые хотят стать актерами, и почти все работают официантами. Конечно, на первый взгляд мир Голливуда просто гипнотизирует, завораживает. Я понял это на церемонии вручения «Золотого Глобуса». Все актеры очень красивые, мероприятие высочайшего уровня. К примеру, я общался с режиссером фильма «Дневник памяти» Ником Кассаветцом, который сидел без работы пять лет, не мог своевременно оплачивать свои счета, но потом ему повезло, он написал сценарий и снял свой фильм, нашел инвесторов и обеспечил себе достойное будущее.


Что осталось за кадром

На данный момент я занят продвижением нового учебного центра Sensus, который является официальным представителем ACCA в Узбекистане. Этот центр принадлежит моим партнерам Дониеру Ильхамджанову, Бекзоду Абдурахманову и мне. В центре есть возможность выучить новые языки, освоить ACCA бухгалтерию и курсы актерского мастерства. Также сейчас я работаю над пьесой Сэмюэла Беккета «В ожидании Годо». В свое время в этой пьесе на Бродвее играли Йен Маккелен, Стив Мартин, а после Робин Уильямс.


Медийная сфера в плане прибыли может быть очень достойной нишей, но чтобы получать прибыль, нужно эту нишу захватить в большом объеме. В Лос-Анджелесе захватить медийную сферу мне никто не даст — масштабы конкуренции поражают, система работает как часы. Каждая секунда эквивалентна большой сумме денег, опоздал на пять минут, все, график сбивается, заболел, не пришел, попал в аварию — не беда, тебе быстро найдут замену, никто не церемонится и не сюсюкается.


Куда приводят мечты

Но мои мечты привели меня в мой родной край. Я очень люблю Узбекистан и вижу свое дальнейшее будущее здесь. Конечно, у меня есть свои амбиции и планы, но вся моя работа будет так или иначе связана с медийной индустрией. Я хочу развить ее до достойного уровня.

Для начала планирую снять собственный фильм в Узбекистане, а позже представить миру другие свои работы. В идеале — работать на два рынка. Хочу полностью изменить медийную сферу, развить ее до такого уровня, чтобы один из фильмов был номинирован на «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм» и получил бы заветную награду, чтобы об Узбекистане наконец-то узнали и не говорили, что мы Пакистан или Афганистан.


В медийной сфере хочу создать здоровую конкуренцию, а она возможна только в условиях хороших возможностей и большого потенциала в индустрии. Поэтому не нужно бояться мечтать, не стоит сидеть на месте, ведь никогда не знаешь, когда именно для тебя засветит солнце.


Текст: Влада Боброва