Каково это — быть близнецом, приходилось ли бороться за внимание родителей, доводилось ли меняться местами, существует ли «близнецовая связь» и как реагируют на них окружающие ташкентцы.

VOT рассказывает о близнецах Ташкента разных возрастов.


Как факт

Часто употребляемое деление рожденных одновременно братьев или сестер на близнецов, когда имеется достаточно сильное внешнее сходство, и двойняшек, когда похожесть намного меньше, абсолютно обывательское. В медицине подобное разделение отсутствует напрочь, и всех таких детей принято называть исключительно близнецами — монозиготными (однояйцовыми) или дизиготными (разнояйцовыми). А так как монозиготные близнецы генетически идентичны — они похожи между собой значительно больше, чем дизиготные, сходство генов которых определяется примерно пятьюдесятью процентами, как и у обычных братьев и сестер, рожденных не одномоментно.


О наличии брата или сестры-близнеца, какие чувства это вызывает, реакции на них на улицах Ташкента иособенностях воспитания таких детей VOT решил узнать у самих близнецов и их родителей.


Маша и Аня, 28 лет

Мария Асмоловская, дизайнер


Быть близнецом — это прекрасно! Это значит — привлекать внимание, причем даже помимо своей воли. Забавно, но даже когда я встречаю где-нибудь близнецов, очень хочется рассмотреть их получше, сравнить, хотя на собственном опыте испытала, что это иногда жутко раздражает.


Внимание родителей, к слову, никогда не делили, всегда поровну всего доставалось — и кнутов, и пряников.


Сколько себя помню, мы с сестрой всегда были лучшими друзьями, между нами никогда не было соперничества. Кстати, думаю, девочкам-близняшкам хорошо еще и потому, что они не завидуют друг другу в плане внешности. Всего поровну.


Еще очень удобно ходить вместе по магазинам. Чтобы купить себе джинсы, например, я не буду примерять их сама, а отправлю в примерочную сестру, на ней удобнее рассмотреть все нюансы. Так что плюсы однозначно есть.

А вот относительно «близнецовой связи» разочарую, я такого никогда не испытывала.


Не припомню, чтобы мы «менялись местами», — учителей не запутывали и на экзаменах друг друга не подменяли, честно учились. Да, мы всегда старались отличаться — кофточки разные, юбочки, а повзрослели, так и волосы в разные цвета красим, и прически отличные носим.


Когда окружающие узнают, что у меня есть близнец, это вызывает неподдельный интерес, и многие стараются скорее познакомиться с сестрой, чтобы провести сравнительный анализ. В первые минуты многие говорят, что мы очень похожи, а уже минут через 10 находят все-таки «десять отличий».


Мы всегда с предвкушением проходим паспортные контроли, бдительные пограничники обязательно скажут что-нибудь, вроде «А вы же только что прошли…» Таксисты у дома, завидев меня, обязательно хотят отвезти туда, где работает сестра, а когда говоришь, что тебе в другое место, удивляются — приходится объяснять. И все умиляются.


Анна Асмоловская, дизайнер


Быть близнецом, значит, быть нестандартным для окружающих. Когда люди узнают, что у меня есть сестра-близнец, то процентов двадцать так удивляются, словно я им заявила, что у меня дома прописан марсианин, остальные реагируют не так бурно.


Для меня сестра-близнец — это не космический факт. Я воспринимаю ее просто как родного человека, и только иногда реакция окружающих напоминает мне, что мы с ней очень похожи.
В детстве, когда мы были еще больше похожи, многие люди воспринимали нас как одно целое — типа два пазла, на которых нанесена одна картинка.


Кстати, сколько себя помню, всегда стремились быть разными и очень редко пользовались своей похожестью. Наверное, лет с 12, когда родители дали нам право решать, что мы хотим носить, мы стали кардинально разно одеваться. Если сестре покупали красный шарфик, то я в этот сезон накладывала табу на красные вязаные изделия.


Люди по-разному на нас реагируют. Если перефразировать известное выражение, можно сказать: «Похожесть близнецов в глазах смотрящего». Одна категория людей, видя нас вместе и зная, что мы близнецы, заявляют с некоторой обидой и даже какой-то долей разочарования в голосе: «Вы, конечно, похожи, но… не совсем…» Со второй категорией сложнее, они просто не понимают, кто есть кто. Конечно, первых я люблю больше.


Не знаю, как у других, я никогда телепатической связи с сестрой не чувствовала. Хотя, может, именно у меня нет этого особенного «датчика близнецов».


Сейчас и я, и сестра работаем в сфере дизайна. У нас одинаковое образование. Мы часто вместе что-то обсуждаем по работе, советуемся. Но в школе местами не менялись, парням головы тоже не морочили, а вот билетами на письменных контрольных в университете обменивались. Была такая система: если, например, 30 билетов — 15 учила я, а 15 — сестра, на контрольной садились вместе. И оценки всегда были на высоте. А вот на устных контрольных оказывалось на 50% сложнее.


Хасан и Хусан, 23 года

Хусанходжа Абидов, работает в Центральном банке Республики Узбекистан
Быть близнецом - значит иметь лучшего себя только в другом теле. Уникальность людей такой классификации заключается в том, что ты легко можешь выйти из любой ситуации прикрывшись близнецом.
В детстве, конечно, нас путали, бывало, что и родители путали. А еще, в школьное время, мы переходили в другие группы, и наши одноклассники с трудом нас различали в первое время. Со временем наши друзья, конечно же, привыкли и сейчас говорят, что мы совершенно не похожи как внешне так и внутренне. Часто с нами случаются казусные ситуации на улицах, когда встречаем знакомых друг друга на улице, и они твердо уверены в том, что разговаривают с нужным им человеком.
Еду я как-то на учебу в метро, тихо, мирно, и тут какой-то человек подходит и просто дает подзатыльник. Я, конечно, был в шоке, и тут следует за подзатыльником вопрос: «Ты чего не на паре, Хасан?» Я постарался держать себя в руках и выяснить, за что сейчас получил подзатыльник и, собственно говоря, от кого. Оказалось, что это однокурсник Хасана. А вообще, одним из основных отличий является то, что я разговариваю больше на узбекском, а Хасан на русском языке.
Касательно наших общих интересов, то, наверное, они сходятся в основном в спорте, игре в КВН, Хасан, конечно, может со мной не согласиться. Не смотря на это, мы оба легко можем предугадать наше поведение в той или иной ситуации.


Хасанходжа Абидов, студент Ташкентского педиатрического медицинского института САМПИ.


На счет связи, не знаю, то это или не то, но когда мы были совсем маленькими, нам было по 3–4 годика, Хусану делали операцию, а у меня в ту ночь болел живот. Я ничего не знал о том, что его будут оперировать. У меня было ощущение того, что операцию делают мне. Хусан ни с кем не разговаривал из родственников, не давал им прикоснуться к себе. А я пришел и лег рядом с ним. И месяц он только со мной разговаривал. Возможно, это и есть связь, о которой все говорят.

Вот еще была такая ситуация в далеком прошлом: я приехал к Хусану в лицей играть в футбол, и так получилось, что до игры оставалось достаточно времени и мне пришлось зайти с ними на пару, а Хусана в этот день в лицее не было. Так вот, сижу я на паре, даже отвечаю на какие-то вопросы учителей, и тут заходит преподавательница и начинает меня ругать. Я не понимаю, в чем дело, она тоже, друзья смеются, она потом даже не поверила, что я не Хусан, и думала, что прикалываюсь над ней. А еще иногда нас путают наши подруги, что очень странно, ведь они проводят с нами по отдельности достаточное количество времени.


Был случай, когда мы подшутили над таксистами. В одно и то же время сели в такси, и так получилось, что пересеклись на светофоре и начали просто дурачиться. Сделали вид, что мы шокированы тем, насколько похожи, и начался между нами странный диалог, а таксистам тоже было как-то не по себе.


Фатима и Зухра, 31 год

Зухра, преподаватель японского языка


Быть сестрой-близняшкой — это счастье. Особенно осознаешь это, когда становишься старше.


Я, конечно, не знаю, каково это — быть не близняшкой, но знаю, что такое быть далеко от сестры! С детства вместе спишь, ешь, болеешь, играешь, а потом взрослеешь, выходишь замуж, появляются свои дети, быт и семья накрывает, и постоянно чувствуешь, как будто чего-то не хватает.


Связь у нас есть, определенно. Лично я всегда чувствую, когда сестре плохо или она болеет. А еще мы часто видим похожие сны. И маме часто звоним одновременно. Еще наша двоюродная сестра, которая помогала нашей маме смотреть за нами в детстве, рассказывала, что после дневного сна кто-то из нас просыпался, сразу смотрел на «вторую половинку», и она тоже тут же просыпалась, и мы так радовались, увидев друг друга, что сразу обнимались и целовались. И так каждый раз.

Когда учились, никогда не менялись местами — были трусишками, боялись обманывать. С первого класса носили по отдельности столько книг, сколько у нас уроков. А ведь за одной партой сидели. Вот глупые были, ведь могли бы и половину каждая. Но думали, нет, нельзя так нельзя!


Когда нас видят вместе, люди часто удивляются. А когда мы появляемся одна за другой, то у многих даже шок.


Кстати, наши дети часто нас путают, и даже мужья иногда, особенно по началу бывало. Да и родственники. Про учителей так вообще умолчу. Так и живем.


Фатима, преподаватель японского языка


Быть близняшками — это счастье! А иметь сестренку-близняшку — это, пожалуй, чудо. И, конечно, мы чувствуем друг друга, причем очень сильно. Например, когда у сестры рождался сын, мне было очень плохо. А когда у меня — то же самое было у Зухры.


Ревности к родителям у нас не было никогда, так как мама и папа уделяли нам обеим максимум своего внимания.

Что касается того, менялись ли мы, то в школе — нет. А вот сейчас обе работаем преподавателями японского языка и бывали случаи, когда заменяли друг друга.


Когда люди узнают, что у меня есть сестра-близняшка, то часто приятно удивляются. Конечно, начинают расспрашивать, сильно ли мы похожи, чем занимается «вторая половинка» и подобные вопросы.


Ох уж эти мамы

VOT также решил поинтересоваться у мамы близнецов, каково это — иметь близнецов, делить все на двое, есть ли особенности воспитания и случалось ли путать детей.


Анна Ким, 34 года, мама восьмилетних девочек-близнецов Со Ёнг и Со Джин.


Быть мамой близнецов очень сложно, но и необычайно интересно. Сложно, потому что нужно быть всегда активной, бдительной и терпеливой — постоянно начеку. Говорят, «одна голова — хорошо, а две — лучше», так что проделок близнецов не избежать. А еще маме близнецов нужно привыкнуть к постоянному вниманию окружающих и тому, что придется отвечать на одни и те же вопросы.


Интересно, но, в отличие от других детей, близнецы избегают большого круга общения. У них есть собеседник уже с рождения, который понимает на каком-то интуитивном уровне. Поэтому они все время стараются прятаться от посторонних и напроказничать. Что раньше, что сейчас, приходится бегать за ними по всем комнатам и следить, чтобы не натворили чего.

Мне часто задают вопрос о том, ссорятся и дерутся ли мои дочки. Всегда отвечаю, что это не так — они очень дружные, заступаются друг за друга. Если другой ребенок не хочет играть с одной, то для второй дочки он автоматически становится недругом. Да и делятся они всем поровну. Подарили им как-то носки — одну пару зеленых, а другую — красных. Они и их поделили: обе носили на одной ноге зеленый, а на другой — красный.


Говорят, что близнецы чувствуют друг друга, но в нашей семье яркого примера пока не было. Заметила только одну закономерность: когда болеет одна дочка, вторая, наоборот, становится активнее, чем обычно.


Кстати, первым словом, обозначающим себя, у детей было «мы». Да и сейчас в 80% случаев они говорят о себе «мы», «нам», «наш». И солидарность наблюдается почти во всем. В детстве, если одна начинала плакать, то вторая, глядя на нее, присоединялась.


Покупать одежду, к слову, тоже очень сложно. Мы покупаем одинаковое, чтобы избежать конфликтов по поводу цвета, например, да и в целях экономии — если один носок потеряется, то есть три запасных. Одинаковые вещи одного размера, формы и цвета очень сложно найти в Ташкенте, поэтому часто заказываем за границей.


Меня часто спрашивают, путаю ли их я. Путаю! Причем часто. В шапке и зимней одежде трудно отличить одну от другой. А однажды, купая их, помыла голову первой и сказала отойти в другой угол ванной. Снова налила шампунь в руку и стала намыливать голову стоящей передо мной дочке. Как тут она начала возмущаться: «Мам, ты только что мне помыла голову! Что, опять?!»

А еще очень забавный случай с нашим дедушкой приключился, когда дочкам было по 6 лет. В детском саду им задали выучить стихотворения, а дома мы поручили это дедушке. Дедушка позанимался с каждой по отдельности. Через пару часов после этого Со Джина пришла на кухню и попросила у бабушки конфету. И состоялся интересный диалог.


Бабушка: — Ты же ела недавно!
Со Джина: — Я не ела, я — Со Джина.
Бабушка с удивлением: — Ты же в зеленой рубашке ходила!
Со Джина: — Мы с Со Ёной поменялись рубашками.
Бабушка: — А зачем?
Со Джина: — Со Ёна не хотела стих учить, а дед же будет ругаться, поэтому я поучила свой стих, потом мы поменялись рубашками, и я пошла учить стих Со Ёны!


Вот так и раскрылась правда, о которой дед даже не подозревал.


Конечно, очень важно с такими детьми быть терпеливой — каждое движение необходимо повторять дважды. Однако все эти сложности компенсируются, когда наблюдаешь за тем, как два одинаковых человечка веселятся и начинают меня смешить. Ведь смеешься тоже вдвойне.


Текст: Амина Хан

Фото: Финат Разяпов