Она создает кукол и делает все: работает с глиной, лепит, разрисовывает, шьет одежду и даже создает правильный изгиб маленького кукольного лба.


О плагиате на творческом рынке, об обиде куклы на своего создателя и о куклах как о средстве заработка рассказывает Насиба Ахмедова — человек, умеющий проецировать свое представление о человеке на куклу.


Истоки

Я дизайнер одежды, и это своего рода генетическая эстафета нашей семьи. Последние четыре женщины нашего рода занимались шитьем национальной одежды. В нашем случае это потомственное занятие. Иголку с ниткой в своей семье я видела очень часто.


А к куклам пришла совершенно случайно. Знакомая занималась ими и, уезжая, посоветовала мне обратить на них внимание. Я последовала ее совету.


Первые шаги

Первое время я не могла найти подход к этому ремеслу: долго сопротивлялась, сомневалась, ведь керамика и глина для меня сферы малознакомые. Но на пути встретились правильные люди, которые оказали мне поддержку и помощь в этом деле. И вот уже на протяжении 12 лет я занимаюсь тем ремеслом, которое мне ближе всего.


Было время, когда куклы на выставках почти не покупались. Людей больше интересовала мелочь: аксессуары, сувениры, но я не бросила кукол, ведь они - мое лицо.


Помогали международные выставки — люди, видя мои работы, понимали всю серьезность творчества, интересовались им и приглашали на зарубежные мероприятия. Благодаря своим куклам, я вижу мир и путешествую.


Как это работает

Куклы — мое самовыражение, полет фантазии, своеобразный взгляд на мир. Но я придерживаюсь национальной стилистики. Традиционность — главная особенность моих персонажей.

Для создания кукол в основном использую ткани XIX века. Ищу их на развалах, в сундуках. Это позволяет придать куклам историческую окраску.


Мои коллекции разбиты по тематикам: куклы исключительно в традиционных костюмах, по регионам Узбекистана, воины разных эпох, поэты, мыслители, женщины-музыканты, чайханщики, невесты, семьи, дервиши, комедийные — маскарабозы и многие другие.


Бывают глупые, но вполне ожидаемые вопросы. Иногда спрашивают: «Ой, а что это они у вас такие невеселые»? У нас нет задачи сделать какую-нибудь улыбающуюся «болванку», наши куклы - это серьезные персонажи, которые своим видом передают определенное историческое время, эпоху.


Как я создаю куклу? Я ее леплю, одеваю, а уже затем, в самый последний момент расписываю лицо, глаза, «вдыхаю» в нее эмоции. Когда заканчиваю куклу, она будто смотрит на меня с благодарностью, а бывает даже с обидой, и я понимаю, что сделала что-то не так. В этот момент ты даже бормочешь себе под нос — «что-то ей, значит, не нравится». Со временем ты даже начинаешь говорить с ними.


Своя мастерская

Много лет назад, когда мы участвовали в выставках, люди спрашивали, куда можно подойти и посмотреть весь ассортимент. Но своего места у нас не было, а был только мой дом, куда приезжали и ЮНЕСКО, и представители ОБСЕ, и телевидения. Я тогда только мечтала о своем уголке.


Потом появилась возможность приобрести место в арт-центре Tashkent Plaza — это поддержка со стороны Президента нашей страны для наших мастеров. Пять лет назад я пришла со своими работами в центр и продемонстрировала нашему директору свои куклы. Ему понравилось, и он выделил мне место.


Сегодня люди называют такие творческие помещения шоу-румами. Но для меня это слишком пафосно — название на слух ассоциируется с модной одеждой, с фэшн-бутиками. Свою творческую точку я называю просто, как в старину, — мастерской. Здесь провожу много времени, встречаю посетителей, работаю над новыми задумками.


Деньги

Конечно, огромного потока денег у творческих людей не бывает, но на жизнь мне хватает. Девиз таков: только где-то заработаешь копеечку, уже нужно во что-то вкладывать. И куклы в этом плане благодарны — они в два раза оправдают твою работу.

Одно время я жила с позицией — лишь бы купили, а уже за сколько, это не важно. А сейчас поняла, что нужно знать себе цену и уважать свой труд и потраченное время. Человек, который понимает ценность ручной работы, не поскупится и приобретет для себя уникальную вещь.


У каждого товара — свой купец. Некоторые куклы не продаются годами, я даже в шутку говорю: «Засиделась ты, родная». Но на своем опыте я удостоверилась еще в том, что всему свое время.


Мои куклы пользуются спросом и у иностранных гостей. Когда к нам приезжала делегация Хиллари Клинтон, ее помощницы забрали частицу Востока в далекую Америку. Или, к примеру, супруга посла Евросоюза постоянно приобретала мои работы, коллекционируя их.


Плагиат

За годы работы дизайнером я сталкивалась с плагиатом не один раз. Бывало, копировали точь в точь, а бывало, что даже подписывались моим именем. Существовал цех, быть может, он функционирует и сегодня, который изготавливал кукол и развозил их по магазинам, приписывая этим изделиям мое авторство.


Люди приходили ко мне и говорили, что видели моих кукол в торговых точках, а я отрицала свое отношение к этому. Куклы были литыми, что абсолютно противоречит моему почерку: одежда приклеена, не было акцента на детали, но сделано красиво, на вкус покупателя. Было очень обидно, ведь куклы — они как дети.


Но мне безумно приятно, когда в таких ситуациях люди ценят твой труд, узнают моих кукол из тысячи, и я понимаю, что это и есть счастье.



Стоимость: Варьируется от 185 000 до 1 000 000 сум.

Адрес: Арт-центр Plaza, ориентир - Международный бизнес-центр.

Телефон: +998 90 324 2651

Страница мастерской на Facebook


Текст: Жанона Ахмедова

Фото: Финат Разяпов