В то время, как одни молодые люди грызут гранит науки, а другие, не щадя сил, взбираются по карьерной лестнице, существуют и те, кто держится в стороне от суеты. Такие люди не сходят с ума от заданного материала, их не беспокоят дедлайны и по утрам их не тревожит надоедливый будильник. Их расписание дня девственно чисто, и, вставая с кровати в тот же час, когда офисные работники уже обедают, они не испытывают никаких угрызений совести.


В современном капиталистическом обществе, где карьеризм является показателем успеха, довольно трудно не включиться в общую волну. Но герои нашего материала нашли свой уголок свободы в погоне за сытую жизнь. Как же они живут, что дает им средства к существованию и какие у них идеалы? Автор VOT Алан Каландаров нашел нескольких ташкентцев, решивших отказаться от работы и вот что они рассказали.


История Первая. Наташа

У Наташи широкая улыбка и непринужденная манера общения. Она учитель английского языка, но после получения высшего образования поменяла не одну работу. Везде она сталкивалась с одним и тем же чувством разочарования, когда рабочий процесс, казавшийся поначалу интересным, становился обычной обязанностью.

— Любая работа рано или поздно становилась для меня рутиной — говорит Наталья. — Чем дольше такое продолжалось, тем больше я понимала, ну не мое это и все. И в конце концов, ушла и с последнего места.


V.: Как ты живешь и на что?

— Живем мы с мужем на своей квартире, тратимся в основном на еду (это большая часть расходов), ЖКХ. В основном за все платит, конечно, он, я до сих пор периодически даю уроки, это приносит небольшой доход. Чаще всего мы едим дома, но, иногда, по ситуации, едим в каких-то проверенных местах. Из дома выхожу редко, поэтому удается не транжирить деньги на развлечения. Иногда могу посетить одно-два мероприятия в месяц. Одежду покупаю периодически, не особенно заморачиваясь на этом.


V.: Что тебе не нравилось в работе?

— Человек перестает быть самим собой, над ним возникает лейбл «продавец» там, или «менеджер», а я не могу с этим смириться. Я это начинала понимать еще тогда, но окончательно пришла к этому сейчас. Мне слишком многое интересно, слишком многим хочется заняться, слишком многое хочется увидеть. Для этого явно недостаточно трех свободных часов до сна, после работы. Кто-то может поспорить и сказать, что прочими интересами можно заниматься после работы, но давайте будем честными. Как много сил и желания у нас остается после работы? Сколько времени у нас остается на себя? Я смотрела в стену после рабочего дня, и это не самый худший вариант, так как медленно, но верно, процесс осмысления всего, что со мной происходит все-таки шел, но у меня нет телевизора! А у многих есть. И тут все. Точка. Ты устал, есть телевизор, и нет осмысления.


V.: Были ли положительные моменты?
— Конечно, мне многое нравилось в работе, был отличный коллектив, ученики. Со многими я до сих пор общаюсь. Я находила другую работу, давала свои уроки, но уже потом решила, что есть другие пути и имеет смысл их поискать. Сейчас мы с моим мужем находимся на этом этапе. Мы очень любим хороший кинематограф, время от времени устраивали домашние показы редких картин. Есть маленькая мечта — открыть киноклуб с регулярными показами авторских лент, мне всегда нравилось знакомить людей с интересными режиссерами.


История вторая. Жора

Я пожелал удачи Наталье и ее супругу и попрощался с ними. Я спешил к Жоре, который уже дожидался меня около Корзинки. Жора пытался, но не смог поступить в ВУЗ. Получая опыт путем проб и ошибок, он пришел к выводу, что ум развивается не на занятиях, а в жизни. Работал на разных должностях, сначала в сфере общепита, затем и рекламы, но так и не полюбил труд.

— У меня есть определенная планка, к которой я стремлюсь, для того чтобы обеспечить себе комфортную жизнь. Скажем, это три тысячи долларов в день. К этому есть какие-то схемы, но я не собираюсь для этого работать для кого-то. Для меня это как ориентир, а сам процесс схож со спортом.


На данный момент я не сильно слежу за своими затратами. Езжу на такси, не экономлю на еде, закупаюсь обычно тут же, в Корзинке, или ем где-то. Особо не ограничиваю себя в покупках. Делаю деньги в разных областях, доход от которых сильно разнится, могу за один день сделать тысяч пятьсот, а в другой день будет пусто, как-то так. Если что-то не получается, деньги дают родители.
Мне гораздо комфортнее, когда я вот так, сижу дома и знаю, что буду свободен завтра и всю неделю, что я волен делать то, что пожелаю. Есть время и силы заняться чем-то, поработать на себя. Суть не в том, что именно я буду делать, главное — люди, взаимодействие с ними. Вокруг огромный мир, который предлагает много возможностей, нужны только идеи.

V.: К каким людям ты испытываешь уважение?
— К человеку, который способен обеспечить свои потребности, не прилагая к этому особых усилий. Уважаю людей, которые создают простейшие, казалось бы, механизмы, но ведь до них додуматься нужно, а это не всем дано.


История третья. Светлана

Было уже достаточно поздно, пора было заканчивать беседу. Тем более, что на следующий день я встречался со Светланой. Она не работает, потому что не может найти хорошее место. Светлана достаточно рано стала жить самостоятельно, покинув дом в семнадцать лет. Закончив колледж со специальностью повара, работала хостес, официанткой, администратором. Да вот только поваром не сложилось.

— Вот так вот, не получается. Готовить я люблю, правда не для себя. Многие удивляются, почему я не работаю по специальности, не понимают, что устроиться не так то просто. Проблема в том, что практически во всех нормальных местах требуется опыт, а как этот опыт получить, если без него не берут? Замкнутый круг.


V.: Какой у тебя доход, можно ли на него прожить?
— Да, конечно. Смотри, в месяц у меня набирается около шестисот тысяч сумов от подработок в качестве ведущей. На еду у меня уходит приблизительно двести тысяч, на транспорт — сто тысяч. Так получается, что на одежду не трачусь. Ах да, еще коммуналка отнимает больше ста тысяч в месяц, еще столько же — связь. В общем-то, когда я работала и зарабатывала один миллион, уходило тоже все, до последнего сума. Траты меняются как и деньги, пропорционально.


Тем не менее, Света ни на что не жалуется и демонстрирует позитивный настрой.
— Я нашла свою отдушину в настольных играх, больше всего — в Мафии. Мне очень нравится общение, атмосфера, нравится наблюдать за людьми. Мы собираемся несколько раз в неделю играть профессиональную Мафию.


V.: Какие планы на будущее?
— Ну, я думаю все-таки найти хорошую работу. Еще мне хотелось все-таки получить высшее образование через Российский центр, если не получится — то выйду замуж. У девушки всегда есть такой вариант.


История четвертая. Арчи

С Арчи мы поговорили, когда уже смеркалось. Его красноречие позволило мне не задавать вопрос лишний раз, он говорил достаточно развернуто и искренне. Проучившись в Киеве на медицинском, он вернулся в Ташкент, набравшись большого количества новой информации. Многое из этого дало ему понимание того, что люди сами усложняют большую часть процессов вокруг себя.

— На жизнь в Ташкенте у меня уходит около пятисот тысяч сумов, если пересчитать на валюту, это раза в четыре меньше, чем в Киеве. Одежду в Ташкенте еще не покупал. Живу у родственников, которые помогают мне, поэтому не трачусь на квартиру. Основные деньги уходят на еду, транспорт, периодически какие-то ситуации. Кстати, на транспорте периодически удается экономить, расстояния в Ташкенте небольшие, прохожу пешком, полезно для здоровья.


Современная рабочая система рассчитана так, что начинает забивать голову человеку ненужным уже с детства и это продолжается в течение всей жизни. Меня ставят перед выбором. Вопрос — зачем? Я сам в состоянии анализировать и рассуждать. Многое из того, чем занимаются люди, не нужно им самим, это просто искусственно созданный механизм. Уберите отсюда шелуху! Сделать так, чтобы люди занимались тем, что им действительно нравится и распределить ресурсы так, чтобы хватило каждому — и тогда все будут счастливы. Никому не нужно будет тратить свою жизнь на скучной работе.


V.: Насколько ты готов этому следовать?
— Несомненно, мне нужно учитывать и реальное положение вещей. То, чем я сейчас могу заняться, не может принести мне нормальный доход. Мои родные, которые мне помогают, видят во мне врача, так что вполне допускаю, что буду работать им в будущем. Но надеюсь все-таки пойти по творческому пути. У меня была своя школа танцев в Ташкенте, я занимался и продолжаю заниматься музыкой, интересов хватает. Главное — свобода и возможность выразиться. Не помню ни одного художника, который бы жаловался на свой труд.


Бывает, что кто-то не желает выходить на улицу. Есть люди, избегающие социума, для некоторых борьба бессмысленна. Поговорив с ребятами, я убедился, что они довольно слабо представляют себе свое будущее. Но кто сказал, что будущее нужно всегда планировать?


Молодость — это прекрасное время, когда мечты кажутся реальностью, когда сил так много, что считаешь себя в состоянии изменить мир, когда любовь может перевернуть все вокруг. Выбор есть и у каждого он свой.


Текст: Алан Каландаров

Фото: Финат Разяпов