Нассиба Таирова. Студентка факультета международных отношений Сорбонны.
Родилась в Ташкенте в 1995 в семье дипломатов. В 18 лет переехала в Париж, где и живет на данный момент.


О себе

Мне повезло, потому что я родилась у самой прекрасной мамы, моя мама – дипломат, и с раннего детства я росла в окружении безумно интересных людей, приезжавших со всего мира и привозивших частички иностранных культур к нам домой.



В пять лет я пошла учиться во французскую школу в Ташкенте. Это не очень известная, маленькая школа, полностью совпадающая со своими «большими» аналогами в Франции.


После 11 лет обучения в этой школе я получила степень бакалавра французской литературы, а потом за мной встал выбор, что делать дальше.



В 15 лет я начала некомфортно чувствовать себя в Ташкенте. Я безумно люблю этот город, потому что выросла в нем, и каждый уголок здесь — родной. Но меня перестали понимать, мне стало тесно и некомфортно, мне было недостаточно пространства для развития. У нас все девочки – красавицы и мастерицы, вкусно готовят, а тут я, с розовыми прядями рассуждаю об экзистенциализме любимого Сартра. Как-то некомильфо.


И я решила уехать

К сожалению, я рано потеряла маму, и мне было трудно все время натыкаться на воспоминания о ней и на то, как сильно я по ней скучаю. Плюс ко всему, я так и не выучила узбекский, а мой французский диплом не принимали ташкентские университеты. Да и, если честно, я сама понимала, что мне это ни к чему.


И я решила уехать, в один день разослала свою кандидатуру во все французские университеты, которые меня интересовали, и стала ждать. И конечно, моей голубой мечтой было попасть в самый известный французский университет в мире — Сорбонну.



Так и получилось. Меня приняли на факультет международных отношений по специальности дипломатии стран бывшего СССР. И я покинула Ташкент за пару недель до своего 19-летия.

Поступив в Сорбонну, я познакомилась с огромным количеством французов, обожающих Россию, СССР и Среднюю Азию. Но многие из них и не слышали об Узбекистане. Мне быстро надоело каждый раз объяснять, что да как, где это, и утверждать, что у нас не ездят на верблюдах.



После одного случая, когда моя подруга с энтузиазмом взялась учить меня пользоваться микроволновкой, я опустила руки, и на вопрос «Откуда ты такая к нам приехала?» стала спокойно объяснять, что я из СССР. И плевать, что СССР уже 20 лет как не существует, многие этого так и не узнали.


Город мечты

Конечно, Париж — это мечта. Он действительно волшебный – город музей, город, в котором каждая улочка пропитана особым шиком и элегантностью. Могу бесконечно петь оды Парижу. С переездом у меня не было проблем, я давно, с головой, окунулась во французскую культуру, французский язык мне всегда был родным, и поэтому трудностей с адаптацией не возникло. Скорее возник обратный процесс, я стала дико скучать по всему родному, домашнему. Но и это тоже быстро прошло.



Мне всегда говорили, что жить одной в большом городе тяжело, но мне так не кажется. Я «сдружилась» с Парижем, быстро приняла все правила, и стала многому учится у горожан. Особенно меня приятно удивили мои способности в плане фотографии. У нас обязательно нужно выбрать параллельный курс для общего развития, и я выбрала фотографию, очень быстро стала делать успехи. А еще выучила язык глухонемых. Такое может произойти только в Париже. Хотя в первое время, конечно, многое меня поражало.

Удивительно было видеть пианино, расставленные на станциях метро, на которых можно играть, пока ждешь свой поезд, удивляли бесплатные библиотеки прямо на улицах в старинных книжных шкафах, и радовало дружелюбие.



К вам всегда может подсесть человек, старше или младше вас, и спросить, как дела, обсудить погоду или последние новости, и это не странно или подозрительно. В Париже я научилась улыбаться, придерживать двери для незнакомых и здороваться с водителями, которые уступают дорогу и дружелюбно машут вслед. И это нормально.


Вообще, французы – это особенный народ. Бытует мнение, что они очень жадные, и на первых порах действительно так и кажется. Но, на самом деле, эта «жадность» объясняется понятием équitabilité — равномерностью. Нельзя тратить воду, потому что её может не хватить другим. Нельзя покупать больше еды, чем сможешь съесть, потому что где-то кто-то голодает. Необязательно давать чаевые в кафе, хозяин обязан равномерно поделить процент обслуги, и всем всё равно достанется одна и та же сумма. И так во всем.



Кстати, о деньгах и политике здесь вообще ни слова. Во-первых, разговоры о деньгах считаются ужасно дурным тоном, да и вообще показывать своё богатство некрасиво. Во Франции все еще жива аристократия, поэтому можно встретить в потертых джинсах за кружкой пива в ближайшем баре какого-нибудь князя или маркиза, владеющего своим имением в Провансе. Но об этом они никому не говорят.


То же самое относится и к политике. Вы никогда, даже под дулом пистолета, не узнаете, за кого голосовал ваш французский приятель на прошедших выборах.


За время жизни в Париже я увидела все местные праздники. Конечно, самым волшебным было Рождество — Париж украсили, нарядили. Но здесь не положено справлять Новый Год. Для меня это было дикостью, поэтому, прихватив пельменей в русском Гастрономе, я собрала всех друзей к себе на угощение.



Кстати, о гастрономии. Она не зря входит в мировое наследство ЮНЕСКО – наевшись вдоволь плесневелых сыров и фуа-гра в инжире, я нашла маленький уютный ресторан «Бухара» и поняла, что лучше нашего плова еще ничего не придумали.


Вопрос цены

Переходя к более практичной стороне вещей — я гражданка Узбекистана, и очень этому рада. Мой паспорт модного зеленого цвета красиво выделяется на фоне бурых французских. У меня годовая виза и вид на жительство, которые я получила на правах студентки Государственного университета.


Париж входит в пятерку самых дорогих городов мира. Все здесь дорого, но особенно это актуально в вопросе жилья. Прямо до неприличия. Тут вполне нормально жить в квартире в 9 квадратных метров и при этом платить за нее нереальную цену. Это, кстати, еще одно утверждение пословицы «Голь на выдумки хитра», так как многие мои друзья умудряются из сырого подчердачного уголка смастерить себе не плохой лофт с видом на Эйфелеву башню.



Минимальная зарплата во Франции 1200 евро, но Париж – исключение. Здесь 1200 € – это стартовая цена малюсенького жилья, поэтому, чтобы прожить в Париже месяц, оплачивая жилье, страховку (тут она обязательная для всех и без выбора), все услуги, транспорт и питание нужно как минимум 2000 € на человека.


Чего мне не достает

Будучи студентом, вы получаете студенческую карту, и это просто невероятная вещь. С ней бесплатны все музеи, кино, библиотеки, специальные парикмахерские, где вас приведут в порядок за мизерную (опять-таки на французский счет) плату, все мероприятия предлагают обязательно «студенческие» билеты наполовину дешевле обычных.


Иногда я, конечно, скучаю по Ташкенту, родному солнышку, улицам, базарам и друзьям. В Ташкент из Парижа я бы с собой взяла немного дружелюбия и скромности насчет своих финансовых возможностей. Так правда проще.


В Париж с собой из Ташкента я бы взяла побольше теплого солнца, колоритных узоров и улыбчивых узбекских бабушек в платочках. Их мне тут не хватает.


Текст: Нассиба Таирова