«Понаехали» - это возможность узнать, что думают о нашем городе приезжающие сюда иностранцы. Ташкент глазами экспатов - взгляд на кухню, на знаменитое узбекское гостеприимство и просто на город.
Наш очередной герой приехал из США. Актер театра «Ильхом», Дюрин Казак. Окончил 6 студию школы драматического искусства при театре, педагог в Tashkent International School. Приехал в Ташкент из США в 2003 году.

Первый раз в Ташкенте

Первый раз я приехал в Ташкент в 2003 году и остался здесь почти на год, потом уехал обратно в Америку и вернулся в 2006, и я живу здесь уже почти десять лет. Мое столь долгое нахождение в Узбекистане получилось случайным.


Я родился на Аляске, жил в Калифорнии, в городе Сиэтле, и там встретил Марка Вайля, он пригласил меня в Ташкент, после чего я приехал и думал, что пробуду здесь всего три месяца, но в итоге остался надолго.


Мое первое впечатление о Ташкенте было не очень позитивным — дело в том, что мы застряли в аэропорту на 8 часов, пока мы проходили через таможню, пока ждали багаж… Почти половину дня мы провели в здании, в тот день я не увидел ничего, и мне было как-то страшно.


Первые дни в городе тоже не отличились хорошими впечатлениями. Я вегетарианец, но на тот момент вегетарианских предложений в Ташкенте не было, а кормили нас только мясом, все блюда были только с мясом, и я не мог их есть. Вообще, я стараюсь не есть блюда местной кухни, так как для меня она слишком жирная и тяжелая.



А еще, кроме мяса, нам давали курт. Курт я попробовал тогда первый раз в жизни и больше его никогда не ел. Потом мы поехали в банк поменять 100 $ и я получил целый рюкзак денег. Я тогда очень удивился.


По приезду первый месяц я провел безвылазно в театре. А затем поехал по Узбекистану на автобусе: Бухара, Хива, Самарканд. Вот тогда были первые впечатления, потому что в Ташкенте не очень чувствуется, что находишься на Востоке. По крайней мере, мне так показалось.


Я был уверен, что приехал в Ташкент на три месяца, и все. Очень скучал по дому, не знал языка, не знал ничего. Кстати, о языке — первые фразы, что я выучил на русском, были очень плохими. У меня даже осталась тетрадка, там целый листок, на котором записаны все нецензурные слова. Некоторые с переводом.


Сейчас я преподаю в TIS: учеба в ШДИ (Школа Драматического Искусства) почти закончилась, надо было что-то делать, я понимал, что в театре почти не платят денег, и в тот момент я уже понял, что хочу здесь остаться, и нужно было искать работу. Мой знакомый преподавал в TIS музыку, и предложил мне попробовать пойти туда. Я согласился.


Теперь я дома

В какой-то момент я понял, что не готов лететь домой в Америку, но мне нужно было возвращаться, чтобы подтвердить свой диплом. И когда я полетел обратно, весь год, что я там был, я делал все, чтобы вернуться в Ташкент.


Мне удобно жить в Ташкенте. В штатах темп другой, там все торопятся, всем нужно что-то делать, куда-то спешить, делать деньги, везде реклама…


А тут нет ничего такого, все очень спокойно. В Узбекистане я в первый раз по-настоящему почувствовал, понял, что такое свобода. Я имею в виду психологическую свободу. Как бы это странно ни звучало, для меня это именно так.



Если сравнивать Ташкент с США, то жизнь на Аляске схожа с жизнью в Ташкенте — люди открытые. Даже климат в чем-то похож, это может удивить, но там тоже бывает жарко. Самое главное отличие в том, что люди здесь имеют полярные взгляды на вещи, то есть мужики должны вести себя так, женщины — по-другому, Восток должен одно, Запад должен другое. Все здесь черно-белое. В некоторых моментах это размывается, но в большинстве случаев все очень строго. В Штатах есть все, там можно найти очень разных людей, взгляды, мнения могут отличаться кардинально.


Но на эти отличия мне просто плевать. Я знаю, что я живу, как хочу, и мне это не мешает. Но есть и сложные моменты — правила, права. У меня многое связано с животными в жизни. Ситуация с ними в Узбекистане совсем не радует, очень тяжело.


С другой стороны, когда дело касается США, ты понимаешь, что ты работаешь и живешь в том месте, где система уже есть. А здесь ты можешь помогать организациям по защите животных и понимать, что действительно делаешь что-то очень важное. Но продвижения в этом вопросе есть, и это хорошая новость.


Дело привычки

Было и много мест, которые меня, мягко говоря, удивили. Янгиабад жутко напугал. Там просто очень шумно, животные сидят в клетках, все что-то кричат; у меня, оказывается, очень много братьев, о которых я не знал. Идешь по базару и тебе кричат: «Брат!». Да и базары впечатлили меня больше, потому что в США такого нет.


Ко многому пришлось привыкнуть. Что такое стирать одежду руками, до приезда в Ташкент я даже не мог себе представить. Я помню, что мы потратили целый день на стирку, развесили вещи на балконе, а сосед сверху решил прибраться на своем балконе. И просто стал выметать всю пыль на наши вещи. День был потрачен зря. Я почти плакал. Но общаться с соседями мы не могли, во-первых, потому что не знали языка, а во-вторых, мы к этому не привыкли, в США соседи почти не общаются друг с другом. Поэтому я просто стоял и смотрел, как пыль летит на мою впервые постиранную руками одежду.


Кстати, об одежде, она тоже относится к разряду «черное-белое». Здесь нужно одеваться только так и никак иначе. Если ты не соответствуешь каким-то рамкам, касаемых одежды, или у тебя прическа какая-то не такая, то все, ты уже со странностями. Люди боятся чего-то очень яркого. Не экспериментируют с внешним видом. Даже на длинные волосы порой реагирую слишком интенсивно. Например, на мой внешний вид. На меня никогда никто не тыкал пальцами, но смотрят иногда с интересом. Очень часто останавливают в аэропорту, в метро.


Стереотипное мышление и отличия миров

В Ташкенте существует настоящий контакт, между людьми есть взаимопонимание, существует какая-то прозрачность отношений. В Америке люди более осторожные, у них свои проблемы, свои комплексы, они защищаются психологически более умело.


Мои друзья до сих пор не понимают, почему я говорю по-русски, им кажется, что я должен говорить по-арабски, и мы в Ташкенте на верблюдах катаемся, что у всех мужчин здесь чалмы на головах, женщины ходят все в черном и в закрытой одежде.


Они не знают, что такое Узбекистан. Слышат только СТАН, а первую часть пропускают. Ассоциируют с Пакистаном, наверное. Даже выговорить не могут. Произносят что-то вроде Грргххщшстан. Я пытаюсь объяснить, что все нормально, что я не в пустыне живу, но многие все равно не верят. Не поверят, пока не увидят сами. Нет, я, конечно видел ослов на дороге в городе, но это не те картины, которые представляют мои друзья. Они, думают, что в Ташкенте даже водопровода нет.


Но среди плюсов США — там люди действительно уважают личное пространство друг друга, зоны, в которые можно заходить, и в которые нельзя. Но для меня такое отношение к этим вопросам даже чересчур аккуратное.


В Ташкенте сосед может постучать тебе в дверь, чтобы попросить соль, и мне кажется это замечательным. А там люди предпочитают не трогать друг друга, не обращаться за помощью, особенно по мелочам.


Когда люди узнают, что я из Америки, они сначала замолкают, а потом спрашивают что-то вроде: «Негров там много, да?». Почему-то это самый популярный вопрос. Или задают вопросы про президента США Барак Обаму: «А почему вы так себя ведете?». То есть спрашивают меня так, как будто я и есть вся Америка, и должен сейчас ответить за всю страну. Или спрашивают, почему растет или падает курс . Есть у людей такое ощущение, что если я американец, то я точно должен знать ответы на такие сложные вопросы. Это все стереотипы.


Я вообще сталкивался со многими стереотипами. Один из главных — люди думают, что мы все там очень богатые, что все в США ездят на суперкарах и т. д. Я терпеливо объясняю, что у меня, например, была машина, но стоила она 100 $, и что она была совсем некрасивая и напоминала просто груду железа, которая почему-то еще и двигается. Такие вопросы иногда раздражают. Не надо судить по Голливудским фильмам об уровне жизни и об американцах в частности.


И мне кажется, что в Америке больше читают, чем здесь. Там есть много мест типа Book Café. Чтение популярно, библиотек много, много молодых людей проводят там время. Любовь к чтению культивируется.


Что можно сделать в Ташкенте

Для меня Ташкент — это дом, это сюрреалистическое место. Ташкент меня смешит. Ташкент я люблю. Если бы в Ташкенте была вода, море, озеро, неважно — это был бы рай. Ташкенту необходима бейсбольная команда. И если бы она была, она бы называлась «Ташкентская курпача». Или «Ташкентский курт». Он ведь круглый. Ташкентская бейсбольная команда — это было бы круто.



Здесь можно сбежать от Starbucks, посмотреть пиратскую версию фильма, тогда как в США его еще не видели, есть горячую лепешку, привыкнуть к особому юмору, понять, почему никто не интересуется политикой, попробовать быть свободнее. И если я уеду, то точно не в Америку.


Текст: Изабелла Шаваева

Фото: Павел Ким