Сегодняшний герой — Бобир Акилханов, владелец компаний Active Cloud, соучредитель коворкинг-центра «ТЧК». Ведет проект Car.uz и предоставляет услуги консалтинга в сфере IT.


Кто я такой?

По специальности я — бизнес-консультант в сфере IT. В этой сфере есть такая профессия — IT business analyst. Если у вас есть идея, я вникаю в её суть и перекладываю это на язык программистов, объясняя, чего именно хочет клиент, выступая в роли промежуточного звена.


Я пару раз отходил от своей специальности в сторону образовательного сектора, но в какой-то момент я понял, что намного больше мне нравятся технологии. Даже в школьные времена я создавал сайты, думал над какими-то стартапами и хотел заниматься только этим.


Все началось с того, что в 2000 году родители отправили меня в Австралию, где я прожил 10 лет, в 2011 году я переехал в Москву, но фактически я жил и в Москве, и в Лондоне, и в Нью Йорке.

Так как в Узбекистане я учился в англоязычной школе, после окончания я не смог бы поступить в местный ВУЗ, и родители приняли решение отправить меня в университет в Австралии. Я получил Сиднейское образование в сфере информационных технологий, немного поработал в сфере IT в Австралии. После этого я работал над созданием третьей в мире социальной сети, но провалился, потому что неправильно выбрал рынок.
Первым моим проектом в России был стартап «Купи отпуск», который сейчас принадлежит компании «Купи купон», после него был проект «Флатора» — русский аналог Airbnb, который так же не выстрелил, потому что тогда мы немного опережали время. Но если посмотреть на ситуацию в то время, то можно сказать, что на тот момент и у Airbnb были определенные проблемы.

После этого я активно начал заниматься консалтингом, так как у меня был большой опыт в сфере IT, и я мог консультировать компании на всех этапах создания проекта. Моя команда оценивает, дает рекомендации и помогает в становлении.


За время моего обучения был момент, когда я не приезжал в Ташкент около четырех лет. И когда я вернулся, было непривычно. Помимо того, что повзрослели и изменились все родные и близкие, изменился и сам Ташкент. Он стал чище, и это на самом деле очень бросалось в глаза. Но когда я вернулся, я почувствовал себя чужим, и мне понадобилось время, чтобы снова привыкнуть к Ташкенту и адаптироваться. Первое, от чего я отвыкал, и к чему не могли привыкнуть мои знакомые — это к улыбке. Я постоянно улыбался широкой улыбкой до ушей, что сбивало с толку многих людей и воспринималось порой как что-то враждебное. И для меня это было странно.

Второй момент, сбивший меня с толку в родном городе, — хаотичные, сбивающиеся в круг очереди. После Австралии, где любая очередь это порядок и шеренга, где все ясно и понятно, это шокировало. Но постепенно все меняется — город, как и любой другой организм, развивается и улучшается. Кстати, по возвращении, мне было сложно есть нашу национальную пищу, и я отвык от нашего солнца, оно казалось мне слишком ярким и слишком жгущим. Я забыл и русский, и узбекский языки. И ко всему прочему мне пришлось привыкать заново. А сейчас я часто разъезжаю по миру, но каждые два-три месяца возвращаюсь в Ташкент.


Ведение бизнеса, менторство и проекты

Моя клиентская база появилась только благодаря моему опыту — за свою жизнь я создавал множество самых разных проектов, не со всеми получалось, но каждый проект, удачный или нет, учил меня, помогал развиваться и идти дальше. Мои первые клиенты обратились ко мне за консультацией, зная, что я долгое время занимался разработкой IT проектов, эти же люди позже начали рекомендовать меня своим знакомым, нуждающимся в консалтинге. И у меня до сих пор нет рекламы — все происходит через знакомых. И в другие страны мира я попадал только через рекомендации.

Я зарабатываю деньги, и если вижу интересные и перспективные проекты, я инвестирую в них свои финансы, так например, произошло с «ТЧК». Решение по этому проекту я принял в первый же день, а на следующий день мы перешли к переговорам по инвестициям. В принципе, идея коворкинг-центра в Ташкенте была мне настолько интересна, что я не сильно оглядывался на финансовую часть.

Но так, конечно, не со всеми проектами — в основном мы смотрим на его перспективность, на то, на какой рынок ориентирован продукт, насколько он рентабелен, сможет ли окупиться, и только потом принимаем решение — вкладывать в него свои средства или нет. Конечно, решение принимаю не только я — у меня есть более опытные, чем я, люди, и на основе их ответов принимается решение.


Инвестируя в некоторые проекты, я понимаю, что мне интересна идея сама по себе, конечно, хочется заработать деньги, и мы пытаемся их заработать. Но каждый проект индивидуален — я не могу позволить себе такой роскоши — просто вкладывать деньги в то, что интересно. Любая инвестиция всегда должна отбиваться. Среди локальных проектов я поддерживаю «ТЧК» и второй проект Car.uz. И еще пара проектов, которые мы готовим в Узбекистане.


Люди, работающие на меня, могут делать это с любой точки мира. В моем штате есть ребята из Узбекистана, России, Америки и других стран. IT сектор удобен тем, что в нем нет границ. Мы предоставляем услуги, и совершенно не нужно собирать весь штат в одном месте, и, что главное, эти люди не занимаются фрилансом, они официально работают на меня.


Ошибочные решения

В 2006 году мне предлагали выкупить Torg.uz, который сейчас принадлежит OLX. В то время я находился в Австралии, после получения предложения мы стали собирать необходимую сумму, но не успели. Это был мой второй прокол после Павла Дурова.

А история с Дуровым — это, наверное, самый большой прокол в моей жизни, о котором я все же не жалею. Я приехал в Москву, занимался там социальной сетью, которая все же не выстрелила, и на меня вышел тогда еще не сильно известный, но горящий своим проектом Павел Дуров. Зная, что я занимаюсь развитием соцсетей, Павел предложил мне долю акции в своем проекте, а так как я был очень молодым и совершенно неопытным, посоветовавшись со знакомыми, я попросил у него 51% акций. И, естественно, Павел отказался. Я же продолжил заниматься своей социальной сетью, уже понимая, что она не выгорит. Когда это осознание пришло ко мне окончательно, я связался с Дуровым и решил согласиться на те 20%, что он предлагал мне изначально. Но было уже поздно — он уже нашел инвестора, и мое согласие было ему не нужно.

Но об этом я не жалею — значит, так было нужно. Меня радует, что я как минимум участвовал в таком процессе, ведь даже это удается далеко не многим. Я получил уникальный опыт в столь раннем возрасте, и сейчас я уже мыслю по-другому. Если бы я согласился, моя жизнь отличалась бы от нынешней очень сильно, но я не знаю, в какую сторону. И сейчас все достаточно неплохо, я лучше понимаю, как мне вести бизнес, общаюсь с разными, очень интересными людьми в разных странах. И благодаря тому, что большую часть своей жизни я провел в англоязычной среде, мне проще работать с иностранцами, я понимаю их менталитет и их мышление.


Быть сильным, быть в игре

Чтобы вести свой бизнес, нужно всегда быть готовым к рискам. Далеко не все и не всегда получается так, как вы планируете, и если вы не сможете выдержать такого давления, то не стоит начинать бизнес. И никогда нельзя останавливаться, нужно быть упорным и целеустремленным. На своем опыте я понял, что упустил много шансов, потому что бросал дело, если оно переставало получаться. Сейчас я понимаю, что если что-то не выходит с первого раза, нужно попробовать еще раз и по-другому. Нужно всегда пытаться — крайне редко все получается с первого раза и в первый год.


В Узбекистане тоже есть такие упорные люди, которые ставили себе цели и добивались их. Например, Акмаль Пайзиев, которого я знаю уже очень давно. Когда меня с ним познакомили, это был молодой парень с кучей планов и идей. А сейчас это серьезный бизнесмен, у которого есть крупный, развивающийся проект.

Конкуренция есть везде, в Америке она невероятно агрессивная и сильная. Тут много людей конкурируют со всеми за все подряд. Вам могут добродушно улыбаться при встрече, но не стоит забывать, что этот человек — ваш конкурент. И если вы недостаточно сильны, и не можете выдерживать эту конкуренцию, вы выпадаете из игры. В Англии, например, конкурентная борьба более традиционна, не столь агрессивна. Но при этом игра все равно жесткая.


И чтобы войти в американский или британский рынок, нужно быть сильным игроком, предлагать интересный продукт, очень много работать и делать это лучше, чем все остальные. Но эта конкуренция всегда открыта, никто не прибегает к незаконным способам, так как это незаконно. Но иметь хороший продукт может быть недостаточно, вы должны знать рынок, иметь видение развития вашего продукта и уметь продавать, без этого за рубежом никуда. Но, к слову, уметь продавать нужно везде — иначе вы ничего не заработаете.


Узбекистан и идеи

Порой идеи висят в воздухе, нужно только подумать и взять на вооружение. Но идея ничего не стоит без грамотного воплощения. Идей может быть множество, но воплотить ее могут только единицы, и самое ценное в идеях — это создание конечного результата, возникшего из этой идеи.


В бизнесе, конечно же, важна репутация партнера, но не бывает идеальных людей. Мне совершенно не страшно то, что человек пробовал создать свой бизнес, но у него не вышло, для меня это показатель того, что человек пытается и пробует, это значит, что у него есть опыт. Но многие бизнесмены будут считать, что у него плохая репутация, так как его бизнес провалился, и он потерял свои деньги.

Среди того, что местному рынку нужно развивать обязательно, я бы отнес электронную коммерцию. У нас слишком мало онлайн магазинов, а сама по себе коммерция находится в зачаточном состоянии. Да и вообще, рынок Узбекистана — это не паханное поле, здесь хорошая почва для реализации. Идей множество, и нужно только их воплощать.


А из ресурсов, которых не хватает стране, на первом плане, конечно же, стоят специалисты. С программистами у нас большая беда, их очень мало. Да, сейчас есть такие университеты, как Инха, Туринский, оттуда выходят люди, но их мало.


Для того, чтобы решить эту проблему, нужно создавать больше местных и интересных проектов, ведь программист — это профессия мобильная, и они начинают работать на зарубежных заказчиков. И когда у нас будут создавать местные локальные продукты, они смогут ориентироваться на местный рынок. Можно платить людям достойную зарплату, если проекты будут интересные и будут окупаться. За наших специалистов конкурируют разные страны, не только наши. Элементарно, у меня есть сотрудники, работающие в Израиле или Голландии, программистам не нужны визы, чтобы работать с другими странами. И чтобы работать и развивать рынок, нужно выращивать специалистов. И я согласен принимать в этом участие — если мне предложат учить, делиться своими знаниями и опытом, я буду «за».


Текст: Даша Солод

Фото: Павел Ким