Uzbek Apparel это один из немногих успешных брендов нашей страны, проживший на протяжении достаточно долгого времени, прошедший путь от небольшого стартапа до успешного бизнеса, сумевший завоевать любовь широкой массы жителей страны. В начале весны, первый и единственный магазин бренда закрылся для того, чтобы в конце лета, в канун праздника открыться вновь.


Бехруз Хамзаев, основатель бренда, рассказал VOT о новом магазине, поделился планами на будущее и рассказал о становлении Uzbek Apparel.


Новый магазин

В начале весны мы приняли решение закрывать наш первый магазин Uzbek Apparel на Дархане, и все это время мы были заняты поиском подходящего места, договорами на этот магазин и, естественно, ремонтом. Этот переезд долго намечался, мы долго искали «наше место». Я объездил весь город – многие локации просто не подходили нам местом, какие-то были совсем «не под магазин». Мы вели переговоры с многими маркетами и торговыми центрами города, но и там что-то не срослось.

Это место мы нашли два месяца назад и за его хозяином пришлось ехать аж до Сырдарьи. Когда-то здесь располагалась авиакасса, которая уже три года не работала. Я смог найти эту авиакассу на новом месте и запросить контакты того, у кого они арендовали эту площадь. Но к сожалению, телефоны не отвечали, а так как я интуитивно понимал, что это именно то, что я искал, я отправился по адресу хозяина магазина, который проживал далеко в области. Но поездка того стоила – я нашел владельца, смог с ним договориться, и два месяца назад мы начали работу над новым магазином нашего бренда. Попав внутрь, я понял, что это то самое, «наше» место – увидев окна, я сразу начал планировать, какие мы сделаем навесы, добавим ли цветы на подоконники и что мы будем делать дальше.

Над ремонтом работала большая команда наших друзей и помощников, практически каждый день я присутствовал здесь, так как хотелось принимать участие в проекте и сделать магазин своими руками. Активно над ремонтом работало свыше десятка людей – пятеро здесь, несколько человек, работавших на аутсорс. Но есть человек, без которого мы точно не смогли бы обойтись — это Тигран Эрдман. Это его авторский проект, он выступал здесь как арт-директор и в коллаборации с ним мы ведем еще несколько совместных проектов.


Дизайном магазина занимался он — это был абсолютный полет фантазии, он рисовал, мастерил, в чем-то даже пилил, это авторская ручная работа. Я постарался донести до него философию бренда Uzbek Apparel, я не хотел национальных элементов в интерьере магазина, потому что неинтересно продавать национальную одежду в национальном антураже. Мне не хотелось, чтобы наша продукция перекликалась с дизайном и мы постарались сделать антураж магазина нейтральным, чтобы на первый план выходили вещи, а не шоу-рум.


Мы могли бы пойти по стандартному пути и сделать глинобитные стены, национальную мозаику, которую не использовал только ленивый, но хотелось найти что-то свое. И Тигран смог найти вариант решения для этой задачи – я действительно не видел подобного оформления в других магазинах, хотя я очень тщательно изучал и смотрел, как те или иные задачи были решены с помощью интерьера.

Единственное, что осталось нетронутым и сложно назвать ручной работой – это пол. Абсолютно весь интерьер магазина производства by Uzbek Apparel. При желании, каждую вещь, будь то сундук, люстру или шкатулку, можно заказать или приобрести. У нашего бренда есть отдельный проект Second Life – мы берем старые и, казалось бы, ненужные вещи и даем им вторую жизнь. И этот проект мы также использовали при ремонте.


Мы старались подходить к оформлению с душой и очень большое внимание уделяли деталям – те же вешалки, к примеру, оформлены бусинками четок, которые мы собирали по всем знакомым, магазинам и лавкам. И если обратить внимание на мебель, то можно заметить, что она очень фактурная, узором напоминает хан-атлас. Изначально она была белой, мы покрывали ее краской и шкурили, и в этом процессе участвовало шесть человек. Это был крайне сложный недельный труд, оставивший след в виде мозолей, но мы понимаем, что оно того стоило.

В новом интерьере мы использовали органические материалы – бумагу, много дерева, каждую деталь которого обрабатывали по-своему. Еще один немаловажный момент – в этом проекте у нас был крайне ограниченный бюджет, откровенно говоря, он был весьма и весьма скудный. Глядя сейчас на магазин, сложно представить, что мы смогли сделать все это на запланированную сумму.


Как я уже говорил, ремонт мы делали сами и я в том числе – клеил обои, клал кирпичи, выступал и в роли грузчика, маляра – практически во всем, в чем было можно, я принимал участие.


Uzbek Apparel 2.0 — Reloading

Перемены коснулись не только магазина. К открытию мы запланировали вторую версию нашего бренда, начавшего свое существования в ноябре 2002 года. Когда-то давно, это был стартап, начинавшийся с копеечного бюджета, в котором было очень мало наших авторских изделий, это был большой шоу-рум, куда я старался подтянуть всех местных дизайнеров —Kanishka, Зульфия Султон, Таисия Чурсина и многие-многие другие. Но я начал понимать, что нужно отходить от этой идеи и делать что-то свое. И на данный момент, Uzbek Apparel существует как независимый полноценный бренд, который сам делает аксессуары, обувь и линии одежды.

С новой версией бренда мы презентуем мужскую коллекцию, пока– это классика. Мы видим нашего покупателя в классическом образе джентльмена. Мы решили оставить классический костюм без изменений и не вносить туда ярко выраженных национальных мотивов, но используем эти мотивы в обуви. Пока придерживаемся минимализма – не хочется делать яркий, очень цветастый пиджак, но может быть когда-нибудь сделаем лимитированную серию. Для того, чтобы разбавить строгость, мы оставили аксессуары и элементы – в сочетании с костюмом мы предлагаем яркую, полуклассическую обувь и детали в виде платочков.

В моем понимании, наш Uzbek Apparel Man брутален, элегантен, красив и придерживается классики. Нам очень хотелось иметь именно эту линию одежды, потому что это всегда опрятно и стильно, и никогда не выйдет из моды. Шанель говорила, что у каждой девушки должно быть маленькое черное платье, мы считаем, что у каждого мужчины должен быть черный классический костюм.


Но их мы разбавляем разноцветными яркими рубашками – у нас очень разнообразная палитра цветов. Мы долго изучали то, что хочет видеть потенциальный покупатель, это было не голословное решение, основанное только на желании, были и споры, в каком направлении нам начинать. Но мы всегда готовы к реформам и развитию и хотим расширять нашу коллекцию.


Как создаются коллекции?

Конечно, создание одежды на всех ее этапах, информация достаточно секретная. Но в то же время, то, как создаются те или иные вещи, всегда интересно. Изначально, озвучу самое главное — наш бренд это целая команда людей, ратующих за свое дело. Основную работу я всегда курирую сам, но это не значит, что я делаю скетчи и зарисовки — я не дизайнер. Но у Uzbek Apparel есть философия, есть название и значит есть свои рамки. Наши рамки — это узбекская одежда, пусть и во всем ее многообразии. У нас есть база и исходя из этой базы, мы делаем свой бренд.

В этом плане я могу сравнить нас с известным Burberry, конечно не по классу, а по развитию и становлению. Нас как минимум разделяет сто лет, но параллели все-таки есть. Создавая бренд, они тоже брали за основу свой материал — тартан, в народе прозванный шотландкой, и развивали себя вокруг этой клетки и определенной доли кельтской тематики. В этом ключе мы и схожи, так как мы тоже берем национальную ткань и выстраиваем бренд вокруг нее.


Мое видение женской одежды - это всегда силуэт, всегда женственность. Но мы стараемся расширять границы и отходим от вечерних платьев и делаем уклон на ежедневные вещи направления smart casual и casual. И в создании этого нам помогает множество людей. Конкретно в женской линии нас направляет и курирует Зульфия Султон – замечательный дизайнер, для меня одна из лучших в стране, человек невероятного таланта. Она занимается арт-дирекцией и модерацией.

Каждый пять недель мы создаем новую коллекцию – делается коллаж, мы берем зарубежный опыт, берем эти фотографии, модернизируем, адаптируем и смотрим, как это будет выглядеть. И именно на этом этапе в работу включается Зульфия – убирает лишнее, смотрит какой фасон будет выигрышнее смотреться на фигурах наших женщин, что они будут носить, а что не подходит, с чем сочетается адрас, а с чем не очень. После того, как она просматривает модели и мы их утверждаем, мы берем материал и отправляем эскизы в цех, для дальнейшего сбора коллекции.


С мужскими вещами, конечно же, легче – зародившись 150 лет назад, костюм был сшит огромное количество раз, все, что в него можно было добавить, уже добавили и испортить его практически нереально. С костюмами нам повезло – у нас есть отличная бригада модельеров-конструкторов с прекрасными лекалами костюма именно для нашего региона. Почему это важно? У наших мастеров за их многолетний стаж наработался взгляд на фигуру нашего региона, потому что если брать стандартные лекала и делать по ним костюм, он может и не сесть.

Предположим, если это итальянский дизайн, то он просто не подойдет для наших людей – фигуры итальянцев разительно отличаются от наших, они выше, крупнее, и этот костюм не будет смотреться на нашем покупателе. И поэтому, делая вещи, мы учитывали и эти особенности, и я уверен, что из всего модельного ряда мы можем выбрать идеальный костюм для любого мужчины. Ну и кроме того, мужская линия - это молодое детище нашего бренда и с ним нам еще предстоит работа.


Чего ждать дальше?

На сегодняшний день у нас есть три линии одежды – Uzbek Apparel Woman, Man и Basic. Каждую из линий мы планируем развивать и дальше, делать Casual, Smart, Cocktail, но это дальнейшие планы, которые мы начнем воплощать, когда появится такая возможность.


Кроме того, мы хотим открыть под нашим брендом полный Home Store, заходя куда вы сможете приобрести все необходимые товары, от одежды до домашней утвари. Мы хотим предоставить полный спектр услуг, так как сейчас идет очень интересное развитие рынка, когда придерживаться одной выбранной линии вредно в первую очередь для самого себя. Люди больше не хотят тратить день на приобретение одежды и товаров для дома, покупатель хочет зайти в одно место и взять все, что ему необходимо. И если не быть гибким, можно многое потерять.

Ну и еще одно наше желание, которое мы обязательно будем воплощать в жизнь – это спортивная линия. У нас есть идея, у нас есть план, но это достаточно дорогостоящее удовольствие, и мы начнем внедрять его тогда, когда плотно встанем на ноги.


Этой осенью мы запускаем коллекцию верхней одежды – пальто, курток и пуховиков. Пуховики, кстати, будут впервые местного производства, так как для их изготовления требуется серьезное и сложное оборудование, которое мы смогли завезти. Будем делать мужские и женские пуховики, выдерживающие температуру до -40 градусов.

В списке первостепенных дел, которые просто просятся на рынок – это детская одежда. С начала весны следующего года, мы не просто хотим или думаем, мы обязаны вводить направление Uzbek Apparel Kids, потому что множество клиентов-родителей не раз об этом и спрашивали и просили. Это направление уже «горит», и всю зиму мы будем работать над тем, чтобы внедрить его к весне.


Proud to be Uzbek

Мы продолжаем делать безусловный хит бренда – футболки Proud To Be Uzbek. Изначально эту футболку я сделал сам для себя, в далеком 2007 году, когда учился в Корее. Я поехал в шелкографию и заказал себе майку, которую носил, почти не снимая, на протяжении трех лет. Мне было очень приятно носить ее, она грела душу и подпитывала мою ностальгию.


И спустя время, когда мы начали делать одежду, к весне мы очень хотели запустить что-то интересное и решили сделать серию таких футболок, разных цветов, дизайна и видов. В этом нам очень помогли Камиль Шарафиев и Ферузхан Якубходжаев. Я отлично помню, как в снег, 21 марта, мы с Ферузханом ехали на базар, чтобы выбрать материал и запустить эти футболки. У нас не было сомнения, что они будут продаваться, но мы не ожидали, что они станут таким хитом.

Но не обошлось и без неприятной полемики. Интернет дает возможность высказаться каждому, у кого есть доступ к открытой площадке и мне было очень неприятно читать множество комментариев, упрекающих нас в шовинизме, утверждающих, что мы выбрали неправильный путь. Но основной нашей идеей как было, так и есть сейчас – любить что-то свое. Главная мысль патриотизма: любить и гордиться своей страной и мы стараемся развивать и доносить это до людей.


Когда я ношу футболку Proud To be Uzbek, я люблю свою страну, вне зависимости от национальности, ментальности и взглядов. Когда мы пишем слово Uzbek - мы имеем в виду жителя страны, живущего в Узбекистане, мы хотим объединять самых разных людей под куполом нашей страны, под идеей любви к ней, соединить тех людей, которые как-то касаются нашего Узбекистана или любят его. Совершенно без разницы, кто этот человек, откуда он и чем он занимается – главное, он любит свою родину.

У меня была интересная полемика с одним из видных деятелей страны, который утверждал, что если наши футболки будут носить люди с тоннелями в ушах и с ирокезом, то это по умолчанию будет плохо. Человек искренне считал, что это негативный фактор, плохо влияющий на наш бренд. И конечно, он проиграл, когда понял, это будет круто, что это значит, что самые разные люди, выражающие себя бесконечно разными способами, гордятся тем, что они живут в Узбекистане и любят его. Совершенно не важно, что ты носишь и как ты выглядишь, главное то, что у тебя в сердце.


Но даже в этом мы учились и расширяли коллекцию футболок с принтами, за что спасибо яростным спорщикам. Мы выбирали самые разные надписи и предлагаем людям любить Узбекистан так, как им удобно, и теперь у нас есть самые разные надписи на любой вкус.

С серией Like a Boss тоже была волна легкого недопонимания. Не все понимали обыгрывание исторических персонажей в современных трендах, нас ругали, и кто-то даже осуждал. Люди не понимали, почему мы поместили изображение Амира Темура на спортивную одежду, и не понимали того, что мы стараемся развивать нашу культуру всеми возможными способами. К большому сожалению, большая часть нашей молодежи гораздо лучше осведомлена о жизни Брюса Уилиса или Чака Норисса, чем о жизни национальных героев, хотя это несравнимые вещи.


Мы же стараемся будить интерес к их жизни, мы стараемся использовать моду, как медиа канал, пусть своеобразный, но это такая же пропаганда любви к своей истории, и совершенно не важно, что она идет через одежду, главное - гордиться тем, что у нас есть.

У нас есть своя собственная ответственность и обязанность перед самими собой. Мы взялись за выстраивание философии нашей одежды, мы обязаны грамотно преподнести нашу страну всем, кому это только возможно. Это миссия и мы стараемся работать над этим, стараемся быть перфекционистами. И нам повезло, что это философию разделяет вся наша команда, все люди, которые с нами работают, и даже те, кто покупают нашу одежду. Значит, они лояльны, понимают и одобряют наш бренд, и нам есть, на кого работать.


Особенности бренда

Сейчас мы уже далеко не стартап, мы полноценный бренд, с различными ответвлениями и выбором минимум из нескольких направлений. Но даже сейчас это только начало, пусть начало второго круга. В идеале, три года назад, мы должны были начинать именно с такой точки, но мы пришли к этому только сейчас, методом проб и ошибок. Все что было ранее, это был наш опыт и теперь нам нужно развивать то, что мы имеем. Сейчас у нас есть понимание того, чего мы хотим и куда мы хотим двигаться.

Наш бренд всегда отличался тем, что у него очень демократичные цены на все, даже на довольно-таки дорогую национальную одежду. Она дорога сама по себе, потому что это ручная работа, потому что это дорогой материал – на одно платье из хан-атласа или адраса, уходит в разы больше метров, чем на платье из обычного материала. И я могу утверждать со стопроцентной уверенностью, что немногие могут похвастаться вещами такого качества, которое мы предлагаем.


Мы можем контролировать свое ценооборазование и это тоже наш плюс. Так как мы сами делаем свою продукцию, мы можем заказывать определенную ткань, определенные инструменты и поэтому мы можем следить за качеством и ценами. Мы изначально берем такую цену, чтобы на протяжении очень долгого времени изменения на рынке никак не отображались на покупателе. Нашей стратегией захождения на рынок были низкие цены, но в дальнейшем, когда мы разрастемся до сети магазинов, цена не будет расти, потому что мы ориентируемся на массовость. Да, наша продукция лимитирована, но она рассчитана на людей, на каждодневное использование, и поэтому мы предлагаем большую сетку размеров и разнообразие моделей.

Это забавно, но мы до сих пор не знаем, как выглядит наш покупатель. Изначально, концепция бренда планировалась как молодежная одежда, для людей от 16 до 35 лет. И как бы я не хотел загнать Uzbek Apparel в эти рамки, у меня не получилось ни разу. Были забавные моменты, когда мы планировали тот или иной элемент одежды для совсем молодых девушек, а его с удовольствием покупали взрослые женщины и это садилось и на них. Мы пытались выбирать целевую аудиторию, подогнать это под определенные компоновки, но получилось, что наш бренд был сразу для всех.


У нас нет четкой целевой аудитории – к нам приезжают люди из-за рубежа, покупая одежду, ее могут одеть все и всем в ней будет комфортно. Сейчас у нас нет жесткой концепции того, как должен выглядеть наш покупатель и, откровенно говоря, я не вижу никакого смысла ее формировать. Раз это нравится людям, значит, мы идем в правильном направлении. И если каждый заходящий сюда, может найти для себя что-то подходящее - для нас это успех.


Маркетинг и развитие

В дальнейшем мы планируем развивать не только линию одежды, но и сам магазин, добавлять туда новые функции и делать его более удобным. К примеру, для женщин мы собираемся открывать небольшой экспресс наил салон, где мастер этого дела будет делать нашим покупательницам маникюр, подходящий под выбранный образ, само собой с узорами иката и адраса или любого узора, который можно увидеть в одежде нашего бренда. Мы не просто продаем одежду, мы презентуем нашу культуру. И в нашем понимании Uzbek Apparel - это не просто магазин, мы хотим превратиться в посольство нашей узбекской культуры.

Кроме того, за время ремонта мы собрали шикарную коллекцию музыки – джаз, рок, самые известные классические группы на виниле. К сожалению, мы очень активно слушали граммофон во время ремонта и повредили одну его деталей. И как только мы найдем замену этой детали, мы хотим воплотить в жизни еще одну нашу идею – выставить граммофон на улицу, чтобы люди, проходящие мимо магазина, смогли слушать приятную музыку и получать удовольствие.

Ну и еще один тизер, подкрепляющий мои слова о посольстве культуры — в ближайшем будущем мы откроем чайхану от Uzbek Apparel, и я могу с уверенностью заявить, что это будет уникальное место. Подробности я оставлю в секрете, но у нас есть сформированная идея и после запуска нашего магазина и запуска осенне-зимней коллекции, мы возьмемся за воплощении нашей чайханы в реальность. И в Центральной Азии это будет второе место такого формата. А в Ташкенте оно однозначно будет первым.


Текст: Даша Солод

Фото: Финат Разяпов