Сергей Сон - мерчендайзер в фэшн индустрии. Родился 8 августа 1986 года в Ташкенте. Окончил Технический институт моды. В 2012 году начал работать в Tod's, сотрудничая с такими домами моды как Chloe, Marc Jacobs, Proenza Schuler и Jil Sander. В 2015 году начал работать в Network showroom, работая с дизайнерами Elena Ghisellini из Givanchy, Thale Blanc из дома моды Valentino и многими другими


Мне 28 лет. Я живу и работаю в Нью-Йорке.

Пятнадцать лет назад я уехал из Ташкента, поступив в частную московскую школу. После школы я поступил в РУДН для изучения лингвистики. Признаюсь, проучился я всего один семестр, после чего мне стало очевидно, что изучение слов не для меня. По воле судьбы именно в тот момент мама направлялась в Нью-Йорк, и я решил уехать вместе с ней.

Оказавшись в Нью-Йорке, мы приехали в русскоязычный район Бруклина, где метро проносится прямо над вашей головой, где русские магазины и аптеки продают товары и лекарства российского производства и косметику Mary Key. Не скажу, что мне там нравилось, поэтому я делал всё, чтобы уехать из этого района.


Самым сложным после переезда в Нью-Йорк был поиск друзей и единомышленников. Поскольку мы жили в русскоязычном районе, в основном я общался с людьми, которые тоже не так давно переехали жить в Америку. Они были такими же «туристами», как и я. В какой-то момент я понял, что хочу знать о Нью-Йорке все, хочу посетить места, в которых еще не был, и окунуться в атмосферу города с головой. И после поступления в Технологический институт моды и моего переезда на Манхэттен, я нашел «своих» – компанию удивительных и талантливых людей, которые и показали мне настоящий Нью-Йорк.

До США я почти нигде не работал, не считая Burger King в Австралии, поэтому мне не с чем сравнить работу в Нью-Йорке. Если вы спросите меня, в чем здесь секрет успеха, то все просто: любите то, что вы делаете, и делайте это хорошо. Но так, наверное, в любой стране мира.


Моей первой работой в Нью Йорке была позиция продавца в ювелирном магазине. И я зарабатывал довольно хорошие деньги в 18 лет. Конечно, я бы мог и дальше продолжать стабильно работать в этом магазине, но тогда я бы не попал в мир фэшн-индустрии, где минимальная стоимость обуви около $5000, и о ней мечтает каждый.

Спустя несколько лет один очень близкий человек предложил мне задуматься о поступлении в университет, потому что образование открывает вам большие возможности. Я действительно не знал, чем я хочу заниматься по жизни, не считая желания завоевать этот город. Знал, что хорош в моделировании одежды, поэтому искал школы мод, исходя из своего бюджета и способностей.


Я всегда любил одежду: моя мама одержима обувью и сумками, и я старался прививать себе её стиль. И хотел применить все это в дизайнерской специализации, но у меня не было соответствующего портфолио, поэтому вместо дизайна я выбрал изучение бизнеса в мире моды. Сдав все экзамены, я поступил на мерчандайзинг этой индустрии, в Технологический институт моды.


Мир моды изнутри

Технологический институт моды (FIT), где я учился, был известен своими знаменитыми выпускниками, такими как Нина Гарсия, Донна Каран, Кельвин Кляйн, Майкл Корс и многие другие.


По окончании института меня приняли на работу в Tod's в отдел продаж. Сезон продаж в модной индустрии проводится четыре раза в год, во время сбыта, покупатели со всех штатов приезжают, чтобы посмотреть и закупить коллекцию. Вне зависимости от того, что они покупают, продукция поставляется в магазины только в течение шести месяцев. Это своего рода обратный ход, поскольку магазины в США продают свитера и меховые шубы летом, а бикини и шлепанцы – когда на дворе выпадает снег. К этому нелегко было привыкнуть.


Я понял, что два года, проведенных в Tod's, были настоящим учебным лагерем для меня, где было необходимо работать до шести утра, обрабатывая и принимая заказы. Обратной стороной были гламурные ужины, вечеринки и, конечно же, большое количество бесплатной обуви, которую сотрудники компании могли брать бесплатно.

Как только вы начнете работать на такие эксклюзивные бренды, как Prada, Tod's, Tom Ford и Gucci, перед вами откроются двери всех шоурумов. Это что-то вроде эксклюзивного или элитного круга, где вы наняты на основе вашего опыта.


Каждая компания отличается друг от друга. Например, если вы хотите работать в «Прада», то вам стоит быть готовым, что вас будут нанимать, опираясь на то, как вы выглядите. Вы не можете вести 40-миллионный бизнес до тех пор, пока не будете одеты с иголочки и не начнете выделяться из массы. А в Tod's вы должны быть очень хороши в розничной математике.

Каждый сезон я подбираю вещи, которые в дальнейшем появляются в журналах. Каждый раз, когда в модном журнале я вижу обувь или сумки, которые выбрал, я понимаю, что бессонные ночи, проведенные на работе, прошли не зря. Я должен быть уверен, что все, что продается в мире от моего бренда, представлено со смыслом, выглядит идеально как эстетически, так и стратегически.


В ближайшем будущем мне бы хотелось открыть свой шоурум, где будут представлены молодые и талантливые дизайнеры со всего мира. У меня есть несколько друзей, которые делают великолепные сумки, каждый кусочек которых – уникальный и особенный, и я бы хотел подписать с ними контракт. Это как модельное агентство - вы подписываете контракт с моделью, отправляете ее на пару просмотров, работаете над ее портфолио и презентациями, звоните редактору «Vogue», а затем – бум! – и через пару лет вы – Кара Делевинь или Жизель Бюндхен.


Если же мне не удастся открыть свой шоурум, то мне хотелось бы переехать в Коланте в Тайланде и открыть там маленькую кофейню.


Мой личный совет всем тем, кто хочет заняться «модным делом», – учите математику и итальянский язык. Это пригодится. А вообще, если хотите найти работу в Америке, то будьте готовы к большому количеству отказов. Не теряйте надежду и веру. Стройте и расширяйте свои границы, не опускайте руки до тех пор, пока не выйдете победителем и не добьетесь своего. И, прежде всего, научитесь принимать критику и поворачивать ее в позитивное направление.


New York, I love you

Впервые я влюбился в Нью-Йорк, когда шел через Ист-Виллидж, в тёмной подземной части города, где люди сидят на тротуаре и курят, а музыка в барах играет настолько громко, что ее слышно далеко за пределами авеню. Здесь динамичный и сумасшедший ритм, вы словно оказываетесь в состоянии вечного праздника. Ночная жизнь Нью-Йорка – это то, что заставляет меня любить этот город все больше и больше, а музеи, галереи, еда и концерты только дополняют это чувство.

На Ист-Виллидж много «Спикизи»-баров, которые действовали еще во времена сухого закона, когда алкоголь в США был запрещен. Один из моих любимых – PDT (Please Don't Tell): вы заходите в хот-дог-кафе, слева от вас стоит старая телефонная будка, вы входите и набираете единицу, после чего дверь на другой стороне будки открывается, и хостес спрашивает ваше имя и просит ждать в течение нескольких часов. Здесь предлагают коктейли «Манхэттен» и «Олд Фэшн» времен сухого закона, и, признаюсь, это очень вкусно.


Нью-Йорк – это город, который никогда не спит, хотя иногда хочется спокойствия. Я живу на пересечении 59 улицы и 9 авеню, в 15 минутах от Таймс-сквер, который я стараюсь обходить. Обхожу из-за напористой толпы, смотрящей на огромные экраны, из-за людей, выдающих себя за статую свободы, а также Элмо и Микки Мауса, которые все время пытаются убедить вас сделать фото с ними за пару баксов. Здесь постоянно царит неприятная атмосфера – бесконечный шум от проезжающих машин, плач детей и запах фаст-фуда по всей площади.

Нью-Йорк похож на малообеспеченную пассию, которая требует постоянного внимания, денег и очень много любви. Но при всем при этом ты не можешь жить без этого, потому что ты без памяти влюблен. Я люблю Нью-Йорк за его красоту, мне нравится осознавать, что я живу в городе, в котором расположен Крайслер-билдинг и Эмпайр-стейт-билдинг.


Каждый уик-энд весной и летом в Вильямсбурге, Бруклин, проводится ярмарка, куда отовсюду приезжают поставщики еды, чтобы представить свои наивкуснейшие бургеры, булочки с омаром, острые закуски с тунцом, горчичное мороженное и многое другое. Это мероприятие считается местным, но с каждым годом о нем узнает все больше и больше людей. Поэтому приходится стоять в очереди за своей порцией мороженного более часа.


Значительную часть своего времени я провожу на работе. Но если удается выкроить время, то я стараюсь путешествовать. Это, пожалуй, мое самое любимое занятие. Моей последней рискованной затеей была поездка на фестиваль Burning Man, который проводится каждый год в пустыне Невада. На одну неделю артисты, архитекторы и многие другие приезжают туда, чтобы построить город с нуля, а потом сжечь его. В последний день сжигают храм, который всегда огромный, нарядный, и в котором люди находят умиротворение и медитируют. Мне бы хотелось однажды построить что-то подобное. Надеюсь, я пойму, как.


Текст: Екатерина Хван