В последние годы в странах СНГ стартап-акселераторы были одной из самых обсуждаемых тем в мире IT. И, наконец, он добрался и до Ташкента. Некое передовое меньшинство, конечно же, разбирается в том, кто такие менторы и трекеры, в чем суть этих терминов, и как работает акселератор. Но и есть и те, кто воспринимает все это как новое трендовое явление без особой пользы, мода на которое скоро спадет. О том, почему стартап-акселератор полезен, что это такое, и способен ли он поменять рынок, читаем далее.


О чем речь?

Акселератор – это краткосрочная программа поддержки и развития стартапов. Он предоставляет все условия для усиленной работы над проектом, привлекает экспертов или менторов, обеспечивает PR-поддержку и в финале программы организует встречу стартапов с заинтересованными инвесторами. За время нахождения в акселераторе стартап «ускоряется» в развитии, так как проводится очень интенсивная работа.


Для чего нужен акселератор?

Первый ташкентский акселератор работает по классической модели – несколько команд, работа менторов и определение самых толковых и нужных стартапов. Организатором местного акселератора выступила компания Brand.uz. StartupFactory специализируется на IT-стартапах, так как менторы и эксперты являются профи именно в этой области.

Естественно, участие в проекте происходит на определённых условиях, и главное из них - готовность «поделиться» долей в своем стартапе взамен на все сервисы, предоставляемые акселератором. Доля процента обсуждается с каждым индивидуально – для сравнения, в мировом опыте доля составляет от 7 до 10 %. Путь стартапа от идеи до готового продукта занимает три месяца, при других обстоятельствах этот же путь мог занять около года.


О StartupFactory координатор проекта Елена Селезнева

Почему проект запускается именно сейчас?

Собственно, почему бы и нет? Не стоит ждать, пока рынок будет готов, нужно начинать и делать, создавать прецедент. Судя по еще одному нашему проекту - серии мероприятий StartupMix, молодежь заинтересована в создании собственных, пусть и небольших, IT-стартапов. И пусть под этим многие понимают что-то совсем абстрактное, этот интерес нужно развивать и поддерживать. Рынку нужны успешные примеры.


Уже несколько лет в мире не утихает ажиотаж вокруг стартапов - «пилить» свой проект модно. Пусть эта волна дойдет и до нас. Запуская StartupMix в 2013 году, мы предполагали, что не остановимся на этом, и акселератор – закономерный этап в попытке сделать что-то для становления стартап-экосистемы в стране. Разумеется, «один в поле не воин», и мы стараемся привлекать к участию в проекте акселератора всех, кто заинтересован в развитии нашего рынка. И надеемся, что после первого выпуска кто-то еще вдохновится и захочет открыть собственный акселератор. Для того, чтобы вокруг стартапов развивалась инфраструктура, проектов должно быть много, и они должны быть разными. Это и коворкинги, и акселераторы, и постоянные интересные мероприятия, и инвестиции в IT-проекты. Все это рано или поздно заработает в Узбекистане. И, да, мы оптимисты. Да и тенденции, на мой взгляд, положительные.


О стартап культуре говорить еще рано, но радует, что многие стали разбираться в специфичной терминологии отрасли, читают зарубежную тематическую прессу, обсуждают успешные проекты и, самое главное, пытаются сделать что-то свое. Громких стартапов пока мало, но они есть, появились за последние два года. Появляются и инвесторы, готовые работать с IT-проектами.


Наблюдается тенденция, характерная для любого стартап рынка на раннем этапе развития: калькирование успешных зарубежных проектов. Кто-то может сказать, что это кража идей, но здесь нет ничего зазорного. Все уже давно придумано до нас, да и в процессе адаптации под локальную специфику первоначальная идея определенно претерпит ряд изменений. Но удручает болезнь наших стартаперов, которую мы с коллегами называем «все хотят украсть мою гениальную идею». Дело может доходить до абсурда: «я не расскажу вам свою идею, пока вы не дадите мне на нее денег». Но и эта детская «болезнь роста» пройдет, и ребята поймут, что идея – это всего лишь 1% от успешной реализации проекта, и что с таким отношением к бизнесу у них вряд ли получится найти себе партнеров и инвесторов.


Менторы, трекеры и программа - что ждать от акселератора?

Перед открытием акселератора мы ездили изучать зарубежный опыт в США и Германию, посмотрели, как работают акселераторы изнутри. Один из менторов акселератора — Даниил Бяльский – участвовал в программах российского Яндекс.Старт и финских Startup Sauna и Helsinki Ventures и также готов поделиться своим опытом с резидентами StartupFactory.uz.


Интенсивная программа – основа работы акселератора. Организаторы, совместно с менторами, сформировали программу и постарались включить в нее все аспекты, с которыми может столкнуться предприниматель на пути развития собственного IT-проекта.


В программе как консультации менторов, так и персональный трекинг проектов, краткосрочные мастер-классы и участие в мероприятиях акселератора. Основная часть программы — это ежедневная работа команды над своим проектом.

В команде акселератора есть менторы и трекеры. Менторы — это приглашенные эксперты, которые согласны помогать стартапам своим практическим опытом и знаниями. Они не будут делать работу за членов команды, они будут направлять и консультировать.


Менторство, как явление, в Узбекистане только развивается. Успешные бизнесмены делятся опытом с начинающими предпринимателями, со студентами, читают лекции и мастер-классы. Это замечательная тенденция должна иметь продолжение. Менторы будут помогать командам по самым разным дисциплинам — построению бизнес-моделей, маркетингу, продвижению продукта, продажам, финансовому планированию, навыкам работы с командой, основам налогообложения и бухгалтерии для стартапа. Перечень тем большой. Кроме того это нетворкинг, расширение связей в IT-отрасли, что тоже полезно для стартаперов.


В команде акселератора есть еще и трекеры — кураторы стартапов, которые будут вести проект полностью, у каждого проекта куратор индивидуальный. Трекинг – это разработка планов развития стартапа, получение обратной связи от куратора, работа над ошибками, устранение слабых мест проекта.


А нужен ли нам акселератор?

Разобравшись с тем, что, все-таки, такое стартап-акселератор, возникает другой вопрос – а насколько явления такого рода нужны Узбекистану? Готов ли наш рынок к новшествам и изменениям, что нужно учесть для успешного внедрения акселератора на рынок, и стартапы какого рода смогут быть реализованы в условиях нашего рынка. Специалисты и эксперты IT (и не только) индустрии делятся своим видением.


Кирилл Альтман, основатель и креативный директор агентства Brandbox Creative


Наш рынок никогда не будет готов к проектам, подобным этому, пока кто-то не начнет этим заниматься. Если говорить о времени, то сейчас оно, определенно, самое подходящее для развития IT рынка. В связи с тем, что стартап-культура только-только зарождается, говорить о её существовании пока нет смысла. Но лично мне очень нравится все то, что сейчас происходит у нас в стране на этой почве. Для того, чтобы проект стартап-акселератора был успешен, нужно учитывать сами идеи. Только проекты, их внутренняя составляющая, их полезность и нужность обществу будут первичны для успеха. И ничего больше.


А по поводу пользы самого проекта – конечно, подобного рода акселераторы важны и нужны, так как помогают, во всяком случае, хотелось бы в это верить, понять жизнеспособность идеи и ее потенциал. Ну и помочь стартаперам где словом, а где делом. Ну а для того, чтобы иметь шанс на успех в Узбекистане, стартап должен быть простым и понятным максимально широкому кругу пользователей.


Улугбек Таджибаев, старатапер


Рынок – слишком широкое обобщение. Есть рынки, не готовые ни к чем новому, т.к на них практически нет конкуренции, яркий пример - рынок авиаперелетов. Однако в нашей стране есть сферы деятельности, которые вполне готовы к каким-то инновациям, так как с конкуренцией там всё нормально. При том, что в Узбекистане все гораздо проще: все, что мы хотим изобрести, уже давно изобрели, нам просто нужно перенимать лучшие зарубежные примеры.


Касаемо акселератора – лично мне, как человеку, который хотел бы быть частью такого проекта, не хватает партнеров, хотелось бы иметь возможность поговорить с реальным участниками разных рынков: туризма, общепита, сферы услуг и т.д., чтобы получать отзывы и критику на свои идеи или продукты. Если смотреть правде в глаза, мы достаточно сильно отстаем от мира, и лично у меня есть много разных вопросов, много разных «почему». И я хотел бы иметь на них ответы, а также варианты решения этих проблем. Мне не хочется просто жаловаться на то, что всё плохо, нет, я хочу собрать список проблем и искать для них решение. Но чаще всего мы имеем дело с серьезными проблемами, для решения которых нужны влиятельные люди и ресурсы. Вот с помощью таких людей и полезен подобный проект.


И возвращаясь к рынку и стартапам. Стартап - это какое-то решение, улучшающее жизнь, предоставляющее новые возможности, и я думаю, что развитие стартап культуры реально только на тех рынках, где эти улучшения нужны. К сожалению, у нас много сфер, развитие которых протекает очень медленно, а значит, и улучшать там почти нечего. Поэтому прежде, чем думать о продукте, нужно подумать, а хочет ли этот рынок что-то менять.


Сулейманов Тимур, директор Crisp Keys


Я думаю, что сейчас на IT рынке Узбекистана как раз такой момент, когда проекты такого рода должны появляться на свет. Очень много начинающих предпринимателей пытаются делать что-то своё, но часто им не хватает знаний в той или иной не профильной для них области, будь то тонкости законодательства или бухгалтерия, или же знание тех или иных технологий. На сегодня в стране формируется стартап культура, рынок стартапов растет очень активно – люди стараются решить какие-то проблемы, с которыми сталкиваются, предложить своё решение. Так же активно развивается и рынок IT, хотя есть, конечно, куда стремиться. И хочется надеяться, что благодаря таким акселераторам это развитие пойдет быстрее. Да и для успешности акселератора нужно не так много – предоставить стартаперу действительную помощь (офис, персонал, урегулировать юридические аспекты вопроса), создать благоприятные условия для воплощения идеи во что-то материальное.


А вот успешность стартапов в реалиях нашего рынка – вопрос самый сложный, и на него нельзя ответить однозначно. Я полностью согласен с высказыванием основателя Twitter Исаака Стоуна: «Современные высокотехнологичные проекты должны служить одной цели: упрощать пользователям любые действия в их повседневной жизни».


Евгений Скляревский, ведущий специалист центра UZINFOCOM


С одной стороны, разговоры об интернет-инкубаторах идут более десяти лет. Эта тема оживляется перед выборами и на неделях ИКТ и замирает до следующего раза, мы ждали хоть чего-нибудь в этом направлении. Лет 15 назад читал в Компьютерре, как в Англии четко отлажено вылавливание, взращивание идей в науке и в ИКТ, и думал, неужели доживем, что когда-нибудь и у нас такое появится? Хочется надеяться, что дожили. Это вселяет оптимизм. С другой стороны, все не так радужно. Я не знаю ни одного примера (кейса, как модно сейчас говорить), чтобы пацаны «на коленке, в гараже», без вливаний большого дяди, сделали нечто успешно выстрелившее. Возможно (в том смысле, что не знаю — они «из гаража» или от большого инвестора), Glotr.uz — из тех, кто выжил, и сейчас на слуху. Это так мало, что почти ничего. И если хотя бы один из пяти стартапов выстрелит, это тоже будет прорыв и бесценная польза. Отрицательный опыт неудач нужен для изучения последующими энтузиастами. Сложнее с тем, что надо учесть. Предположим, все менторы отработают отлично по своим направлениям, но потом, после запуска, выяснится, например, что какая-то инстанция в электронном виде не принимает, только в бумажном, — и это перечеркивает всю работу акселератора с проектом. А правила и инструкции менять будут вряд ли. Хотелось бы быть оптимистом, но…


А стартапы… Хотите, чтобы я накидал идей, и их у меня украли? Шутка. Давно пишу, что нет нормального современного фотохостинга, чтобы одним движением снял фото, скинул и расшарил в соцсеть. Нет нормального кадрового сервиса, те, что есть – как бы мимо кассы, если кто заинтересуется, могу расписать идею.


Об идеях. Все в один голос говорят, что цена идеи нулевая, что идея без раскрутки ее и запуска ничего не стоит. Я не согласен. А много ли стоит умение раскручивать и запускать, если нет идеи? Идея бесценна, именно с нее и начинается движение, к ней «прилипают» продвигальщики и прочие брендменеджеры, без идеи они как бы и не нужны.


Тут тоже два мнения. С одной стороны, в мире идей – кризис и пустыня, за последние полгода-год не встретил ни одной идеи, такой, чтобы задаться вопросом «как мы без этого жили?». С другой стороны, как-то знакомый высказал такую идею, что можно прыгать от восторга, но он не верит, что дадут реализовать, так как много организационных преград. Хотя технически все почти готово… так что идеи есть, генерятся ежеминутно, надо создавать центры кристаллизации. Еще мысль. Нужен простой конструктор, чтобы легко и просто создавать мобильные приложения — это дало бы всплеск, бурное появление приложений, из которых хоть одно, да выстрелило бы.


Адиан Аббасов, предприниматель


Я не думаю, что наш рынок готов к таким изменениям и таким проектам. Он мелок во всех смыслах: мало денег, мало богатых компаний с продвинутыми взглядами, мало настоящих экспертов. Видите ли, в социальном плане, в нашем обществе, есть ряд специфичных особенностей, которые подразумевают кумовство, излишнюю осторожность, протекционизм и зачастую нечестное ведение дел как стратегию бизнеса. Такое положение вещей не способствует развитию высокоуровневых надстроек, а бизнес инкубатор как раз является такой надстройкой. Такие явления появляются во внекризисное время в пресыщенных сверхмаржинальностью рынках.


Да и как таковой культуры стартапов я тоже не вижу – это, скорее, досуг. Люди собираются, пьют кофе в еще не разорившихся коворкингах, слушают экспертов, за спинами которых несколько проектов, не принесших прибыли, тыкают в свои айпадики и общаются. Это здорово, по крайней мере, законно. Понятное дело, речь только о коллективных микроинститутах по запуску стартапов. Частных договоренностей и запуска бизнеса в индивидуальном порядке это не касается.


Любой проект должен быть коммерчески выгодным. Никакая идеология не может послужить оправданием отсутствия прибыли. Если данный проект располагает неограниченным бюджетом и готов к поиску талантливых коллективов с интересными идеями, готов к тому, что проекты придется запускать на бедном и сложном рынке с очень своеобразной аудиторией в качестве потенциальных клиентов, то флаг им в руки и поклон до земли. Но вероятность этого не высока. Я думаю, что у нас возможны стартапы, получающие хорошее финансирование, которыми хорошо управляют, работающие при этом на экспорт. Пока так.


Фарход Файзуллаев, директор Simple Networking Solutions (Daryo.uz, Muloqot.uz)


Готов ли наш рынок? Если ждать, пока рынок будет готов, то мы ничего не дождемся. Поэтому, я считаю, что это здорово! У нас пока нет стартап культуры, но возможно, этот проект привнесет эту культуру в нашу жизнь. Ведь основная польза проекта — это связь стартапщиков с опытными специалистами и инвесторами. Это поможет коммерциализации индустрии.


В принципе, у нас вообще непаханное поле. Любой хороший проект должен взлететь. Всю эту аудиторию надо заманивать из «Одноклассников» в узнет с помощью хороших проектов. Велосипед изобретать не надо, необходимо перенимать.


Резюме

О том, насколько изменится жизнь начинающих бизнесменов, светит ли нам резкое и активное развитие культуры стартапов, судить рано. Однако, судя по всему, рынок IT индустрии не просто готов к появлению таких проектов, он давно ожидал чего-то подобного, и, быть может, появление первого акселератора в Узбекистане сможет изменить ситуацию в лучшую сторону. Первая программа акселератора завершится Демо-Днем проектов в сентябре, приглашаем всех желающих на мероприятие, которое будет анонсировано отдельно. За тем, как протекает жизнь в StartupFactory можно следить на странице на Facebook и на сайте акселератора, а чтобы быть в курсе развивающейся стартап культуры страны, можно подписаться на страницу StartupXona и узнавать все новости из первоисточника.


Текст: Даша Солод